Как коренной китаец стал православным священником

|
Иерея Анатолия в Хабаровской семинарии называют первым в истории Гонконга «священником нового поколения». Священник Анатолий Кун (Кун Чеун Мин) – первый коренной житель Китая, который был рукоположен за последние 60 лет. О своем пути к вере и о служении иерей Анатолий рассказал «Правмиру».

Мне подарили крашеное яйцо, и вскоре я принял Крещение

Однажды во Франции мне рассказали о человеке, который напился, ходил по улицам, а потом упал на пороге храма и после этого решил стать священником. Наши истории немного похожи.

В студенческие годы мы зашли с друзьями во время Пасхи в храм на юго-западе Москвы. Мне подарили крашеное яйцо, я запомнил это посещение и стал много читать, изучать православие. В 2013 году я принял Крещение в храме Св. Петра и Павла в Гонконге и в том же году поступил на сектор заочного обучения Хабаровской духовной семинарии.

К тому времени я уже тринадцать лет был женат, воспитывал сына. Моя семья живет в Гуанчжоу. Жена младше меня на четыре года. В Китае четыре года для супругов – большая разница в возрасте.

Жена с пониманием отнеслась к моему решению. В Гуанчжоу нет постоянно действующего храма, но по мере возможности они с сыном ходят на службы, и она осознает, что будет исполнять роль матушки. Мой сын – подросток, сейчас он очень занят учебой, в Китае напряженная программа, но я всегда стараюсь обсуждать с ним вопросы веры.

Священник Анатолий Кун (Кун Чеун Мин)Раньше я открывал китайские рестораны

Я родился в 1969 году в городе Яньчэн (провинция Цзяньсу, КНР) и рос в традиционной семье. В детстве я вообще не задумывался о религии. Многие китайцы не слишком религиозны. Мои родители были небогаты, но образованны, поэтому хотели, чтобы и я получил высшее образование. В нашей стране абсолютно любое высшее образование – верный залог того, что ты сможешь найти престижную работу.

В Китае не принято рассчитывать на помощь родителей, я должен был сам зарабатывать себе на жизнь. Я поступил в Гуанчжоуский институт иностранных языков и выбрал факультет… русского! Это был совершенно случайный выбор! Кроме русского, я выбрал английский и японский языки. Я изучал русскую литературу, русский язык.

В 2002 году я поступил в аспирантуру Института востоковедения РАН в Москве, получил степень кандидата наук по специальности «экономика», работал в крупной компании по экспорту чая на позиции менеджера, а потом стал заниматься собственной предпринимательской деятельностью – открыл несколько китайских ресторанов. Русские люди, наверное, не знают всего о китайской кухне – у нас есть восемь кулинарных школ! Мой бизнес был успешным. Я действительно многого добился.

Священник Анатолий Кун (Кун Чеун Мин)

Ощущаю на себе пристальные взгляды прохожих

Я не хожу в облачении по улицам Китая, но, разумеется, мой внешний вид вызывает вопросы. Иногда я ощущаю на себе пристальные взгляды прохожих, некоторые посмеиваются надо мной, но в целом все относятся с пониманием. Я не ощущаю себя как-то необычно, ведь я не нарушаю закон, не делаю ничего запретного. Китай сейчас открыт всему новому, там никогда не было единой религии, в стране живут буддисты, католики, протестанты, православные. Есть даже государственные союзы всех религий: христианства, ислама, буддизма.

Православные пока – в меньшинстве. Хотя на севере Китая живет много российских эмигрантов. Постоянной эмиграции здесь нет, большинство приезжает по работе на 5-10-15 лет, но и коренное население Китая принимает православие, здесь нередки межэтнические браки, многие впервые пришли в храм благодаря русской жене. В Китае в семьях равноправные отношения, женщину не будут заставлять принимать религию мужа.
Священник Анатолий Кун (Кун Чеун Мин)

Пока мы служим в интернете

Сейчас идет ремонт храма в Гонконге, и мы надеемся, что, как только он завершится, у нас будет действующий храм. Пока же мы служим там, где мы нужны, например, в интернете. В Китае очень популярна электронная платформа WeChat, там сидят абсолютно все. Возможно, это связано с тем, что китайцы – интроверты и часто предпочитают общение в сети.

Даже к бабушке из деревни, которая лепит очень вкусные пельмени, могут приехать внуки и предложить: «Давай сделаем объявление об их продаже в WeChat», и у бабушки появляется тысяча заказов, она становится миллионером. Конечно же, эту платформу мы используем и для проповеди. Люди задают волнующие вопросы, иногда немного странные, просят: «Помолитесь за меня перед экзаменом», я активно общаюсь там с молодежью. Делюсь своими миссионерскими записками, потому что в Китае не очень много религиозной литературы на китайском языке.

Иногда мне приходится учитывать особенности национального менталитета, и я объясняю христианские истины через привычные образы. Например, рассказываю об ученике Кун-Цзы, который жил в глубине улицы и очень скудно питался. Все соседи жалели его! Но он был богаче их, потому что собирал себе небесные сокровища. Китайские предания полны поистине христианской моралью.

У меня есть чувство, что молодежь перестала думать исключительно о материальных благах и стала задумываться о смысле жизни, о нашем месте в этом мире, о Боге. В WeChat мне иногда начинают задавать такие вопросы, мы начинаем общаться, и человек постепенно присоединяется к пастве.

За 60 лет – я первый рукоположенный священник из Гонконга

Но, конечно же, у китайских верующих пока, увы, нет нормальной церковной жизни. Это и нехватка священников, и нехватка храмов.

Люди стали более открыты всему новому, но православие в Китае – далеко не новость, ему 300 лет! Согласно преданиям, христианство было проповедано в Китае еще апостолом Фомой.

Ввиду политических обстоятельств в 1954 году действующая Российская духовная миссия в Китае была упразднена, поэтому православная традиция в Китае была практически полностью утрачена. Сейчас мы пытаемся ее восстановить, и меня называют священником нового поколения как раз потому, что за последние 60 лет я – первый рукоположенный священник из Гонконга.

На китайский язык переведены Священное Писание и Священное Предание, некоторые жития святых. Я публикую свои миссионерские записки на электронной платформе, но планирую издать воспоминания, например, о своей недавней поездке в Грузию и Нижегородскую митрополию, где нам подарили икону преподобного Серафима Саровского.

Грузия поразила меня своими храмами! Нам в Китае их очень не хватает. Мы встретились со схиархимандритом Иоанном, и я запомнил, как он пошутил, что считает себя немного эгоистом, потому что любит всех людей, – так проще жить ему самому. Я подумал, что здорово было бы всем быть такими «эгоистами».

1M0A9361

В Китае нет специфических «китайских» вопросов верующих

Мне пока не приходилось сталкиваться с необходимостью отговаривать женщину от аборта, но мы знаем, что в православии это однозначно считается грехом. В Китае многодетные семьи платят достаточно большой штраф (30 000 юаней), но это не останавливает тех, кто хочет родить много детей. В деревнях детей могут просто не регистрировать. Острая проблема массовых абортов не стоит.

Я не могу выделить в Китае специфических именно «китайских» вопросов верующих. Думаю, как и везде, главная проблема – материализм. Надо повышать у людей интерес к духовной жизни, для этого мы и проповедуем во всём мире, Иисус сказал: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа».

Из особенностей в Китае – соблюдение поста. Для нас это не представляет никаких трудностей. Мы вообще редко едим мясо и совсем не едим свинину. В Гонконге есть ресторан, где подают только овощные блюда. Во время поста мы всегда обедаем только там. На юге Китая морепродукты – постоянно в рационе. Еще у нас есть соевое мясо – вкус, как у мяса, запах, как у мяса, но при этом мяса мы не едим.

Священник Анатолий Кун (Кун Чеун Мин)

Христиане в Китае защищают свои храмы до конца

История с демонтажем крестов в Китае нас не коснулась. Мы не знаем точно, что там происходило, но речь шла о протестантских храмах.

Многие христиане в Китае предпочитают не регистрировать свои религиозные организации, чтобы не попасть под контроль государства. Чтобы показать, что ситуация под контролем, местные власти могут проводить подобные акции. При этом христиане защищают свои храмы до конца.

Мы не проповедуем в ситуации богоборчества, но проповедуем в ситуации некоего кризиса: не хватает людей, не хватает средств. Но именно в ситуации кризиса Церковь, как ни странно, всегда развивалась лучше всего, и я думаю, что у православия в Китае большие перспективы.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Протоиерей Дионисий Поздняев: На службы мы летаем на самолетах

О специфике православия в Китае, о китайских святых и миссионерах и о российской эмиграции, особенностях отношения…

Православие в Китае – преждевременный оптимизм?

Какое место в Китае занимает Православие? Мешают ли местные власти его развитию?

Китай наращивает связи с Россией – на очереди сфера религии

По всей стране сейчас строятся новые церкви и реставрируются старые.