Как студенты меняют мир

|
Мы продолжаем публиковать авторский цикл передач президента МедиаСоюза Елены Зелинской «Непотерянный Петербург», который выходил в эфире телеканала «Санкт-Петербург». Известные петербуржцы – ученые, писатели, философы, общественные деятели – размышляют о том, что их волнует в жизни города. Сегодня мы предлагаем читателям «Правмира» беседу с ректором Санкт-петербургского государственного университета информационных технологий, механики и оптики Владимиром Васильевым.

Владимир Николаевич Васильев – ректор Санкт-петербургского государственного университета информационных технологий, механики и оптики с 1996 года. Это название известнейший российский вуз получил только в 2003 году, хотя статус университета у легендарного Ленинградского института точной механики и оптики (ЛИТМО) появился еще в 1994.

Владимир Николаевич связал свою жизнь с ЛИТМО с 1983 года. Здесь он защищал докторскую диссертацию, здесь же создал кафедру компьютерных технологий, многие студенты которой известны на всю страну и даже мир своими программными разработками.

В 2004 году Владимир Николаевич Васильев возглавил Совет ректоров вузов Санкт-Петербурга, с августа 2012 – член Экспертного совета при правительстве Российской Федерации.

Что стоит за брендом?

В советское время аббревиатура «ЛИТМО» была известна не только в нашей стране, но и во всем мире, и он был достаточно узкоспециализированным высшим учебным заведением. В основном мы готовили специалистов в области оптики, оптических материалов, оптического приборостроения, точной механики.

В 1996 году мы оставили аббревиатуру «ИТМО» и тем самым сохранили бренд, сместив акценты в область информационных технологий, которыми сейчас в основном и занимается наш университет.

Теперь круг наших научных исследований и основных образовательных программ, инновационной деятельности, охватывающий информационные технологии, значительно расширился.

Оптика – это не просто наша визитная карточка. Оптика – это прежде всего свет. А свет – это, как известно, жизнь.

Мы занимаемся в основном изображающей оптикой: телескопы, спектрометры, дальномеры, очки, фотоаппараты, объективы и так далее – то есть всем тем, что связано с изображением, его передачей и с обработкой. В последние двадцать-двадцать пять лет начало происходить определенное смещение в область так называемых фотонных технологий: например, дисплеи связаны с фотонами. Оптический сигнал передается по оптоволокну, оно же используется для осуществления связи между компьютерами. Изготовление многих элементов вашего мобильного телефона связано с оптикой и лазерными технологиями.

Поэтому в последнее время развивается не только изображающая оптика, но и то, что имеет отношение к единичным фотонам и передаче информации с их помощью. И мы тоже расширяем нашу сферу деятельности – в том числе и в Санкт-Петербурге.

Инновации: модное слово?

В названии нашего университета используется модное нынче слово «инновации». На самом деле, инновация – необходимость для университета. Инноваций много: маркетинговые, организационные, но главное – то, что сейчас интересует не только нашу страну, не только Санкт-Петербург, но и весь мир – технологические инновации, то есть то, что связано с технологиями.

Мы должны развивать приоритетные направления, существующие в мире: так называемый переход к «шестому укладу», нетрадиционные источники энергии, медицина, биотехнологии и так далее. Практически все они имеют отношение к информационным технологиям.

Чтобы получить востребованный человеком, продающийся и покупающийся новый продукт или услугу, мы должны искать новые пути реализации, пути прохождения товара, начиная от фундаментального исследования до выхода на рынок. Сегодня университет просто обязан этим заниматься.

Ведущие университеты: Массачусетский технологический институт, Стэнфорд, Университет Лос-Анджелеса и так далее – все они идут по этому пути. Тот же MIT находится на первом месте в рейтинге университетов мира — студенты, аспиранты, молодые научные сотрудники ежегодно создают внутри университета порядка 25–27 новых технологических компаний.

В советский период это тоже присутствовало, просто мы видели верхнюю часть айсберга – собственно, школу, тогда как на самом деле и советский университет, и университеты всего мира развивались по иной модели. Они занимались научными исследованиями. Университет – это не школа. Школа передает знания от поколения к поколению, а в университете эти знания генерируются.

Если университет не создает новых знаний, то это учреждение ближе к среднему профессиональному образованию. Участие студентов и аспирантов в генерации новых знаний является неотъемлемой частью образовательного процесса.

Фото: vasilev.ifmo.ru

Фото: vasilev.ifmo.ru

Технологическое предпринимательство: от iPad до гетероперехода

В наше время появилась новая задача: «технологические инновации», или «технологическое предпринимательство».

В широком обиходе словосочетание «технологическое предпринимательство» не используется, но в специальной среде такой термин есть. В ведущих университетах мира, в том числе и в нашем Университете информационных технологий, механики и оптики, есть образовательные программы и модули по технологическому предпринимательству.

Что это такое? Это определенная технология, предполагающая не просто генерацию знания и передачу их новому поколению, а получение из знания некоторый новый товар и новую услугу, трансфер от получения этого знания до превращения его в товар и услугу – и, самое главное, выход на рынок.

Таким образом, новый продукт должен быть полезен обществу, конкретному человеку и связанному с человеком производству. Потому что бесполезную вещь никто продавать и покупать не будет.

Наверное, всем в России уже знаком коммуникатор четвертого поколения «Yota». Но мало кто знает, что программное обеспечение первого в мире коммуникатора 4G сделали студенты нашего университета, выпускники 2006 года.

Напоминаю, что «Yota» появилась в конце 2007 года. А программное обеспечение первого в мире коммуникатора 4G было написано за полтора года до этого.

В области IT, у разработок программного обеспечения (например, у разработанных Стивом Джобсом «I-pad»-ов) временной лаг очень короткий. Но есть товары, для выхода на рынок которых требуются десятилетия а то и жизнь.

В конце 1950-х – начале 1960-х Жорес Иванович Алферов – наш Нобелевский лауреат – занимался гетеропереходом и созданием лазеров на гетеропереход. Его работа нашла применение только через сорок лет, когда на рынок широко вышло применение лазеров.

Все зависит от конкретной разработки и восприимчивости общества, промышленности, экономики того или иного продукта.

У истоков Рунета

Я являюсь научным руководителем Рунета — российской университетской сети.

В 1991-92 году возникла идея интернета в России. В мире он уже начинал развиваться, а у нас еще далеко не все знали, что такое электронная почта.

Сейчас молодым не знакомы слова «вероника», «гофер», «арчи» – это сервисы, сетевые протоколы, которые работали в интернете. В 93-м появился веб – собственно всемирная сеть. Идея наша была очень простая – сделать российскую университетскую сеть на базе протоколов TCP/IP – то, что называется интернетом.

В то время нас активно поддержало Министерство образования, и мы с коллегами начали создавать такой проект. Наш университет стал закоперщиком. А мне доверили руководство проектом.

Цифровых систем связи в 93-м у нас не было, поэтому пришлось устанавливать на университетах антенны спутниковой связи. Мы арендовали спутник у Министерства обороны России и в 94-м году запустили первые шесть узлов между Москвой, Санкт-Петербургом, Новосибирском, Ульяновском. Саратовом, Ростовом-на-Дону.

Теперь это всем понятная рутина: есть видеохостинг Youtube, есть общение, можно из дома проводить видеоконференции. Но тогда это было чудо: мы показывали библиотеку Конгресса Соединенных Штатов, не отходя от компьютера, смотрели Лувр…

Университетская сеть живет и развивается до сих пор и является крупнейшей академической сетью в Европе.

Чудеса будущего

Как будут развиваться информационные технологии, легко предположить, исходя из того, как они движутся сейчас. Слово «мультимедиа» уже для всех понятно: это передача голоса, изображения, звука, текста и так далее. Следующий переход очевиден: трехмерные передачи. Они будут осуществляться для того, чтобы приблизить картинку, сделать общение с человеком более комфортабельным.

Ясно, что будут увеличиваться скорости, будут ускоряться алгоритмы обработки изображения, чтобы картинка на экране обрела высокую четкость, не скакала.

Виртуальная реальность будет все более и более практически сближаться с реальной. Скорее всего, станет возможна передача по проводам тактильных ощущений, запаха.

Нужно ли живое общение в век информационных технологий?

Хорошо ли это? Мы, те, кто занимаются этой темой профессионально, знаем, что в любом решении, в том числе и в развитии интернета, всегда есть плюсы и минусы. С одной стороны, вы всегда можете найти нужную информацию или быстро из любой точки пообщаться, например, по скайпу.

Но есть и большой минус: мы перестали именно общаться лицом к лицу, face to face – когда ты видишь реакцию человека, когда важна атмосфера вокруг…

Живое общение незаменимо. Если я общаюсь по телефону, я не вижу блеска глаз собеседника. Я не вижу через компьютер эмоцию собеседника, не вижу интереса или его отсутствия.

Или еще. Я с детства хорошо отношусь к собакам – когда я был маленьким, у нас была овчарка. И детям нашим, когда они подросли, мы купили собачку, чтобы они не просто играли с ней, а именно чувствовали себя ответственными перед нею и заботились о ней.

Конечно, никакой интернет живую собаку не заменит!

Жизнь университетская

Я родился 1 апреля 1951 года, так что недавно у меня был юбилей.

Считаю эту дату символичной. Во-первых, первое апреля – день дурака. Второе – баран, то есть овен. Полный набор — то, что нужно ректору и преподавателю.

У нашей университетской газеты «Университет ИТМО» тоже юбилей – ей исполнилось восемьдесят лет. Эту газету создают не профессора и не ректорат, а студенты. Они сами – выпускающие редактора, корреспонденты и идеологи издания.

Я считаю это крайне важным. Я уже говорил, что университет — это не школа. Разовью свою мысль дальше: мы не можем работать как полупроводники, не видя отдачи со стороны студентов. Тогда у нас получается: отдельно преподаватели, отдельно студенты, отдельно администратор, отдельно обслуживающий персонал – то есть каждый живет и выполняет свои функции, может быть, хорошо, но не как сообщество, обладающее своей уникальной культурой.

Должно существовать самоуправление. У нас в университете оно представлено в разных формах: студенческий совет и студенческий клуб. Члены студенческого совета являются также членами ученых советов и факультетов и большого университетского совета. Студенческий клуб – среда для ребят, которые стремятся работать в творческой среде. В нем действует профсоюзный комитет и комитет старост. Это реально влиятельные студенческие структуры. Например, они премируют преподавателей: проводят анкетирование, выставляют преподавателям оценки по нескольким позициям, выводят общую, а мы на основании этого по итогам каждого семестра премируем преподавателей. И это не говоря о том, что в клубе действует огромное количество студий и спортивных секций!

Если студенты не влияют на всю жизнь университета, это не университет.


Другие выпуски передачи «Непотерянный Петербург»

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Непраздный поэт

В прежние, советские времена часто все двери были закрыты, а дверь в литературу приоткрыта. В нее…

Лев Лурье: Школа, мигранты, социальная физика

Что привело петербургского историка к непрестижной по нынешним временам работе учителем?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!