Какой из этих наркотиков вы пробовали первым? Об анкете Минздрава для школьников

Министерство здравоохранения РФ подготовило анкету для школьников для тестирования на наркотики. Анкета прилагалась к Методическим рекомендациям “Оказание медицинской помощи взрослому населению в центрах здоровья”.

Вопросы анкеты вызвали широкое обсуждение в блогах и СМИ. У 10-летних школьников собирались спрашивать, в каком возрасте они начали употреблять различные наркотические вещества, приводя их подробный список.

В настоящее время документ удален с сайта министерства. В Минздраве признали, что ряд вопросов может предназначаться только взрослым.

“Для детей 10-13 лет некоторые вопросы выглядят явно неудачными”, – заявил пресс-секретарь Минздрава Олег Салагай.

Однако вопрос открыт – эффективно ли проводить анкетирование школьников, как это лучше делать и как на самом деле можно выявить людей, принимавших наркотические средства, рассказывает диакон Григорий Григорьев, профессор по кафедре медицинской психологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования.

Анкеты я не видел, я только слышал о том, что ее собираются сделать. Мне понятны ее вопросы, хотя они очень странные. Кто же из потреблявших на них ответит? С другой стороны, если анкетирование будет проводиться с согласия самих школьников, то станет совершенно очевидно, что отказавшиеся — принимают.

Анкетирование с разрешения родителей — достаточная нелепость. Родители, как правило, в этом вопросе ничего не понимают, так как не имеют такого негативного опыта. Когда родители были детьми, проблема наркомании еще не стояла так остро, и масштаба сегодняшней катастрофы они в принципе не понимают. Кто сможет донести ее до них в таком виде, что они признают необходимость обследовать их ребенка?

Другое дело, если анкетирование будет проводиться полностью анонимно. Тогда оно позволит получить реальную статистику.

Но вообще, тот момент, когда сбор информации об употреблении наркотиков можно и нужно было согласовывать с родителями, мы проскочили. Это нужно делать абсолютно принудительно. Если кто-то употребляет наркотики, то за год он «подсаживает» на них еще десять — двенадцать человек.

Это эпидемия. В случае эпидемии анализы сдаются без ведома родителей. В некоторых школах ученики поголовно принимают наркотики. Почему не употребляющие дети должны быть подвергнуты этой опасности?! Вопрос о правах человека в данном случае выглядит просто нелепо. Пока мы будем вести дискуссии о демократичности той или иной процедуры сбора информации, обстановка, связанная с наркотиками, будет только ухудшаться.

Поэтому я считаю, что в наших условиях любые формы обследования — принудительные или анонимные — положительны. Ситуация просто катастрофическая.

Я не думаю, что анкета всерьез может послужить элементом пропаганды накротиков. Косвенная пропаганда возможна, но она ничтожна — говорить о ней в наших условиях равносильно спору о прическе приговоренного к смертной казни через отрубание головы. Большинство детей о наркотиках уже слышали. Впрочем, чтобы оценить серьезность информационной опасности, нужно видеть всю анкету целиком.

Лично я могу сказать, что если бы взялся за решение такой задачи, проводил бы исследование не так.

Есть такой метод – спектрального анализа (правда, у нас мало соответствующих лабораторий): берется у ребенка щепоть волос и исследуется — все наркотики, которые применялись в течение жизни, в этих волосах можно найти.

Но сейчас самое главное — получить реальную картину, потому что на данный момент масштабы катастрофы нам неведомы. Боюсь, что если мы получим реальные результаты, то они превзойдут все наши самые негативные ожидания, тем более, что многие вещества еще не зафиксированы как наркотики. Подросток бросает шарик стимулятора в стаканчик кофе и ходит, балдеет прямо в школе. А какую опасность он представляет для окружающих? Ведь он распространяет опасные вещества, как инфекционный больной — заболевание. Он может дать хлебнуть из своей чашки. Он может незаметно подбросить этот шарик другому подростку, чтобы «торчать» вместе и чтобы тот от него зависел. Ведь для наркомана распространение наркотика — его бизнес.

В медицине действует правило: что хорошо распознается, то хорошо лечится. Поэтому как бы по-дурацки ни были составлены вопросы, наличие такой анкеты в любом случае лучше, чем ее отсутствие. Реальная или хотя бы приближенная к реальной жизни статистика позволит принять более жесткие, драконовские меры — в первую очередь для того, чтобы спасти тех, кто еще не успел попробовать наркотики.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Как живет православный реабилитационный центр в глуши (фото)

Мечты у всех простые – не сорваться, начать новую жизнь

«Было все – амфетамины, трава, грибы, от молитвы шарахался»

Как спасают зависимых в центре реабилитации «Неугасимая надежда»

ООН: Пять процентов взрослых людей пробовали наркотики

29,5 млн человек во всем мире страдают расстройствами от употребления наркотиков

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: