Брак может быть счастьем, но попробуй его достигни

Можно ли по-настоящему развестись православным христианам? Какие существуют причины для разводов? Какие ошибки допускают люди, вступающие в брак? Об этом – беседа с протоиереем Алексием Уминским, настоятелем храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва).
Протоиерей Алексий Уминский. Фото Ефим Эрихман.

Протоиерей Алексий Уминский. Фото Ефима Эрихмана

«Развод – это когда человек снимает с себя крест»

– Я знаю ситуации, когда жена не оставила пьющего мужа и он – действительно изменился. Но это воспринимается как настоящее чудо. Обычно люди разводятся.

– Так это и есть то чудо Церкви, которое дает брак, в том числе. Бывают же такие, совершенно невероятные и непонятные посторонним людям истории, когда живет женщина в браке с каким-то «странным» мужем или муж со стервозообразной женою. Им говорят: «Ну что ты с ним маешься» или «Ну что ты, другую найти не можешь, смотри, сколько женщин нормальных». А он всё равно не бросает «половинку», и не из-за слабости, а потому, что знает этого человека любовью. Он знает о нем нечто такое, что никто другой не знает. Это примерно то же самое, что знает о каждом из нас Господь.

Мы часто с отторжением смотрим на людей, которые нам далеки, отвращают от себя своим поведением, своим менталитетом, своей жизненной или политической позицией. А ведь Бог о них знает то, чего не знаем мы, потому что Бог их любит.

Я недавно был в Хабаровске. Община Хабаровской епархии очень активная, там много делают для того, чтобы помочь женщинам сохранить ребенка, отвратить от аборта. И надо сказать, что в Хабаровском крае в этом году рождаемость превысила смертность. Ровно настолько, сколько малышей родилось потому, что их матери всё-таки не стали делать аборт.

Среди тех, кто отказался от аборта – женщины в тяжелом материальном положении, женщины, у которых пьющие мужья или вообще нет мужей. И есть среди них та, что, будучи несовершеннолетней, попала в тюрьму за убийство. Уже в тюрьме она совершила еще одно убийство. Отсидела двадцать лет. А вот сейчас – ребенка не убила.

Казалось бы, в ее положении это проще простого. И всем удивительно, что она так поступила. Ведь никто, кроме Господа, не знал, что есть у нее в глубине души. И это невозможно узнать никому другому, пока ты не в состоянии кого-то любить. Так вот, супружеская любовь – она похожа на любовь Божественную, потому что в этом смысле супруг или супруга так знают друг друга, как не знает никто другой. И это дает возможность нести свой крест до конца.

– А в православной среде отношение к разводам изменилось в последнее время или нет?

– За последние несколько десятилетий оно сильно изменилось в сторону терпимости, индифферентности, когда становится устойчивой мысль, что развод – это дело вполне допустимое, в том числе среди православных. Это заметно и по количеству вторых браков среди православных, и по частоте третьих венчаний.

– Как это движение в сторону допустимости развода соотнести с Евангелием?

– Евангельская норма тут открыто попирается. Почему мы с таким возмущением, непониманием, ужасом смотрим на то, как в западных странах – в протестантских деноминациях, разрешают венчание гомосексуальных браков? Кричим с массой восклицательных знаков, что это кошмар, апостасия, отступление от Евангелия, отступление от Христа. Но при этом совсем не замечаем прямой запрет на разводы и указание моногамности, единственности брака, которое в Евангелии нам прямо дает Христос.

Одно то, что в последнем церковном документе о браке большое внимание уделено именно разводу, расторжению брака, а причины, делающие это расторжение возможным, всё множатся и множатся, говорит о возрастающей терпимости православных христиан в вопросе развода.

– Что такое развод в православном христианстве?

– В христианстве нет такого понятия – развод. Христос говорит: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так» (Мф. 19:8). То есть изначальный замысел Бога о человеке и семье не предполагает такого понятия – «развод».

Развод – это когда Адам и Ева изгоняются из Рая. Развод – это когда человек снимает с себя крест и уходит из Церкви. Вот на таком уровне всё происходит, когда разводятся супруги. А отнюдь не так простенько и не так легонько, как у нас это сейчас происходит.

А то еще люди «термин» придумали – «развенчание». Давайте тогда придумаем раскрещивание, расснимание с себя священного сана, распричащение. То есть взять и снять с себя благодать крещения, благодать священства, благодать причастия. Изуродовать можно всё. Снять – невозможно.

Когда три раза «не сложилось»

– Какие ошибки до вступления в брак приводят к разводу?

– Мне кажется, именно Церковь должна готовить верующих к вступлению в брак, изучать любые случаи семейных конфликтов длительное время и вести семью, которая находится на грани развода, помогать разбираться в семейных сложностях.

Сегодня Церковь стала заниматься подготовкой людей к венчанию, но этого явно недостаточно. Много ли может дать одна беседа с незнакомыми людьми, тем более теми, которые уже живут в зарегистрированном браке?

Церковь не готовит людей ко вступлению в брак, а только объясняет им смысл таинства. Здесь, наверное, можно ввести процедуру, сходную с тем, как люди подают заявление в ЗАГС и их регистрируют только спустя определенное время. Можно сделать так, чтобы люди подавали заявление о венчании месяца за три до совершения таинства. С условием, что за эти три месяца им будет рассказано о сущности христианской семьи. Если они действительно ищут здесь главного, а не просто красивого обряда.

Сегодня Церковь венчает состоявшиеся браки. Если речь о членах общины, с ними всё более-менее ясно. Но основное количество венчаний происходит всё-таки с людьми, которые не являются пока членами наших христианских общин.

И вопрос в том, насколько Церковь отвечает за эти состоявшиеся браки, совершая венчание, которое потом может быть расторгнуто вместе с обычным браком. Тем более в ситуациях, когда возможность венчания второго брака дается при том, что очередная семья уже существует. А не когда люди изначально осмысляют свою вину, готовясь ко второму браку, несут епитимью, действительно воцерковляются уже до конца, чтобы не повторить страшнейшей ошибки.

И вот уже три венчания воспринимаются как «ничего страшного». Причем не тогда, когда было, например, семейное насилие или вдовство, а просто «не сложилось». А вдруг сложится в следующий раз? Или люди покрывают таинством венчания ошибки молодости, или прикрывают собственную несостоятельность, стремятся за счет действия благодати вполне магического получить то, в чем сами не участвуют…

Всё это, конечно, беда.

– А что такое христианский брак?

– Брак по сути своей не может быть иным. Он Богом в Адаме и Еве задуман как Церковь. И об этом говорит Иоанн Златоуст, о том, что Церковь рождается из ребра Христа, как Ева рождается из ребра Адама.

Христианский брак – когда люди любят друг друга и готовы на всё: они ради друг друга живут, ради друг друга умирают, жертвуют ради другого. Настоящий брак – это образ Царствия Небесного, образ Вечной Жизни. Это не договоренность, не экономическое сообщество, не машина по продолжению биологического рода. Это совершенствование в любви. Это достижение любви через соединения двух воедино, когда рождаются дети – трех воедино и так далее.

– Говорят, что семьи людей, которые пришли в храм женатыми, гораздо прочней семей, созданных после того, как будущие супруги воцерковились.

– В этом смысле не замечал какой-то закономерности. Зато я знаю, что крепкие семьи бывают и у христиан, и у тех людей, которые не принадлежат к Церкви – у неверующих, у мусульман… Потому что люди по своей природе сотворены в равной степени достоинства образа и подобия и в равной степени возможности реализации Божественного замысла о каждом человеке.

Поэтому случается, что человек, называющий себя христианином, может всё разрушить. А другой, который Христа еще не узнал, всё равно познает Его через истинный брак, то есть – через любовь, через жертву, через открытость, через несение тяготы другого, через покрытие недостатков другого своими снисходительностью и любовью, через прощение, через смирение, через покаяние… Собственно, это всё то, что есть в Церкви.

«От брака остается кучка пепла»

– Получается, сейчас двойная ситуация. С одной стороны, семьи легко распадаются, легко заключаются вторые браки. А с другой стороны, например, супруге, страдающей от пьянства мужа, говорят: «Неси свой крест»…

– Вы знаете, в христианском браке бывает, что человек, когда любит по-настоящему, несет свой крест. Когда человек внутренне сросся с другим, несмотря на то, что тот в духовно болезненном состоянии, и всё равно его не бросает. Это же тоже свойство Церкви – не бросать падших. Христос, Он же никого из нас не бросает, во ад сходит ради нас.

Да, конечно, существует масса отвратительных, мерзейших ситуаций, которых человек не может вытерпеть и брак рушится, от него ничего не остается, только кучка пепла. Но кучка пепла остается и от человека, даже того, кто был страдающей стороной.

– Если человек всё разрушает и для другого такая любовь становится невозможной? Когда не нужно идти до конца, чтобы не разрушить и себя?

– Советы здесь всё равно будут со стороны, будут даваться либо от ума, либо от недоумия. Человек знает, до какого предела ему идти. И мешать ему в этом смысле не надо. И помогать тоже. Потому что здесь вступают в силу иные законы жизни. Всё равно невозможно нормально сохранить такой брак просто тем, что священник будет говорить: «Ты должен терпеть или ты должна терпеть». Что там сохранять, если сохранить уже нечего.

Но ответственность за это всё равно несут люди. Не кто-то другой. Почему это случилось, почему это произошло? Может быть, ты, когда вступаешь в брак, делаешь это безответственно и только потом понимаешь, что человек, с которым ты лег в постель по страсти или по недоразумению, или по какой-то ошибке, оказывается тебе совершенно чужим и неизвестным? Либо бывает наоборот, что когда человек настолько хорошо знает другого, что даже когда тот сильно болен, духовно или физически, понимает, что он настолько «его», что это отрезать от себя никак невозможно.

Да, бывают патологические случаи. Но, простите, это с самого начала началось, что, допустим, муж бьет, изменяет и так далее? Если с самого начала началось, то понятно: человек не за того вышел замуж. Если потом – у каждого греха, у каждой болезни есть своя причина.

И здесь я общими словами ответить не могу. У всех бывает по-разному. Где-то бывает так, что люди так живут и всё разрушают, и себя оправдывают, что так, в принципе, можно прожить. Но это и семьей назвать нельзя. Это какое-то сообщество под видом семьи.

Бывает так, что люди иногда заражаются некой страстью и переживают ее, как дичайшее заболевание. Кто-то может это перетерпеть, а потом остаться сильно раненным. Так бывает, что мужчина или женщина могут перенести супружескую измену, а потом в них что-то умирает внутри.

И затем следует долгий, очень долгий и болезненный путь восстановления единства. Он страшный, тяжелый, как путь любого покаяния человека, выходящего из состояния глубокого греха. Но этот путь есть, и люди им идут.

Развод у христиан – это катастрофа

– «У моего супруга развелся брат (брак венчан), батюшка сказал, что ни о каком счастье в будущем и речи быть не может», – увидела я на одном из форумов…

– Этого священник знать не знает. Счастье – не в его компетенции. Возможно, таким образом он хотел призвать к ответственности?

– Какие есть объективные причины для развода?

– Понимаете, объективных причин для развода нет. Об этом и Христос говорит в Евангелии. Есть состояние, когда не было брака или брак не состоялся, потому что те, которые взяли на себя ответственность этот брак совершать, оказались людьми лживыми, безответственными и легкомысленными, не желающими трудиться над собой и не желающими нести это бремя любви. И всё. И тогда эти люди должны нести ответственность за это.

В Католической Церкви, которую все ругают за либерализм, легковесность и прочее, разведенных супругов не причащают ни при каких обстоятельствах. Не причащают людей, которые вошли во второй брак. Я не сужу, насколько это правильно или неправильно. Речь о строгом отношении к браку.

Люди должны нести ответственность за то, что происходит в их жизни, если они называются христианами. Если эти люди не называются христианами, то к ним и вопросов нет. А я говорю о тех, кто назвал себя христианами, ходит в церковь, участвует в таинствах, учит жить других и так далее, и тому подобное. Если развод случается с христианами – это катастрофа.

– Но бывает, что люди пришли в Церковь уже именно во втором браке…

– Да всё бывает! Бывает, что люди первый брак совершили по глупости, а второй брак у них хороший. Таких случаев миллион. Да, они в первый раз совершили ошибку, не поняв, что это такое, а вот второй брак они создали крепкий. И вот тут-то, наконец, поняли, что такое настоящая любовь. А вот то, что было до этого – как будто не существовало? Это всё можно стереть ластиком? Детей, которые родились в том, в первом браке, о них можно забыть? У этих детей всё так же замечательно после развода?

Я не за то, чтобы всегда говорить, что разбейтесь, но живите в браке до конца. Нет, не об этом разговор. Разговор об ответственности тех, кто вступает в брак, и тех, кто этот брак разрушает. Если эти люди, опять-таки подчеркну, считают себя христианами. А если они таковыми считают себя лишь отчасти, то таких и венчать не стоит.

– Если всё-таки именно в христианской семье – патологические случаи: измена, пьянство и так далее?

– В христианской семье не может быть патологических случаев. Напечатайте это жирными буквами. Если патология – то это не христианская семья. Она не имеет отношения к христианству.

«Любить надо, как жить – каждый день»

– Светские психологи советуют не сохранять брак из-за детей. А какое мнение по этому поводу у священника?

– Если люди готовы сохранять брак ради детей, это очень мощная мотивация, потому что это всё-таки мотивация любви. И она в той или иной степени хранит ребенка от сильнейшей травмы. Всегда, любой развод для ребенка любого возраста – серьезная травма. Гораздо большая, чем для родителей или для одного из них.

Фото sakhetnos.ru

Фото sakhetnos.ru

– Нередки, к сожалению, истории, когда в многодетных семьях супруги, что называется, «не вкладывались в отношения», папа работал с утра до ночи, мама занималась с детьми. Дети выросли и супруги поняли, что их больше ничего не связывает. Совсем ничего. Им разводиться или продолжать с этим пониманием жить?

– Формальный развод может быть каким угодно. Но если людей ничего не связывает, они уже давно в разводе.

Любовь – это ежедневный труд, постоянное стремление преодолеть греховную рознь мира сего. Любить надо, как жить – каждый день. У нас люди жить не умеют, потому и любить не умеют. Они жить не хотят, они и любить отказываются. Брак не может быть удовольствием. Брак может быть счастьем. Брак – это всегда счастье, изначально заложенное в эти отношения этих двух людей. Но попробуй достигни этого счастья.

– Что значит сохранять брак?

– Сохранять брак – это каждый день говорить друг другу о том, как другой человек тебе дорог, друг другу улыбаться, друг друга нежно обнимать, друг с другом делиться всем, что у тебя есть, не иметь ничего своего, а иметь всё общее. Ну, например, общая электронная почта – не для того, чтобы читать чужие письма, а потому что так само собой складывается, когда есть полное доверие.

Любовь может, как всякий огонь, быть яркой, может чуть затухать. Но если люди и стараются, и вдруг чувствуют, что что-то случается, это для них – как страшный сигнал бедствия, они должны приложить все свои усилия, дойти до конца, чтобы всё это хранить, возгревать.

Брак – это не то пространство, где человек живет безошибочно. Это пространство, в котором люди друг другу прощают ошибки.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Развод, да не тот: можно ли спасти брак законами?

Госдуме предлагают усложнить процедуру развода для россиян

«Прошу признать развод и благословить на венчание»

В каких случаях можно расторгнуть церковный брак?

Когда приближается развод

С самого своего рождения мы живем благодаря взгляду другого человека, обращенному на нас с любовью.