Как выбрать, кому помочь? (Опрос экспертов)

|

Каждый день мы видим в социальных сетях множество просьб помочь: один благотворительный фонд собирает деньги на срочную операцию ребенку, другой — средства для дома престарелых, вот рассказ о том, как помочь жертвам стихийных бедствий… Помочь всем сразу невозможно. Как выбрать, кому помочь?

83j

Помогать постоянно

Чулпан Хаматова, соучредитель фонда «Подари жизнь»:

Думаю, чувство вины за то, что не можешь помочь многим, нужно исключить в принципе, потому что оно очень разрушительно.

Я за то, чтобы прежде, чем даже просто сделать перепост информации о помощи, проверить, что это такое. У нас в фонде огромное количество проблем с перепостами информации мошенников, прикрывающихся именем «Подари жизнь». То, якобы, нужно сдать кровь, то, якобы, нужно деньги собирать, в итоге потом люди начинают обращаться к нам, возмущаться. А проверить — просто: зайти на сайт, посмотреть, действительно ли конкретному ребенку нужна помощь? Если да — направить средства, используя реквизиты, указанные на сайте. Если понятно, что пост разместили мошенники — тоже сразу же сообщить нам, чтобы остановить поток перепостов мошенников.

Стоит потратить время на проверку, на изучение информации, посмотреть, что за фонд, кому вы помогаете. И, может быть, прикипит душа, и потом эта помощь будет постоянной. В принципе, и желательно, чтобы помощь была постоянной, а не разовой, точечной. Если вы будете знать, что регулярно помогаете какому-то из фондов — фонду «Подари жизнь», фонду «Подсолнух», фонду «Кислород» и так далее, то возникнет уверенность: кто-то помогает подопечным другого фонда так же постоянно. И уже не возникнет раздирающего «не могу всем помочь!»

Благотворительность — в приходской общине

Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Святой Троицы в Хохлах:

Очевидно, что огромное количество людей нуждается в помощи, находится в бедственном положении.

Часть просьб «о помощи», к сожалению, исходит от мошенников, которые, пользуясь человеческим доверием, пытаются просто выманить у людей деньги. Такое тоже бывает.

Проблему «как и кому помочь» я решил для себя раз и навсегда — с помощью приходской благотворительности. А это — участие либо в конкретном волонтерском движении, либо в конкретных приходских благотворительных делах, мероприятиях, которые во многих московских храмах проводятся регулярно, как, например, в нашем храме.

Мы знаем конкретного человека, или конкретных людей, или благотворительный фонд, которым стараемся помочь. Мы знаем, куда идут и на что тратятся деньги, собранные на наших благотворительных мероприятиях. И потому наши прихожане в них всегда очень активно участвуют.

Совсем недавно у нас в храме фонд «Кислород», который помогает больным муковисцидозом, при участии других московских храмов организовал благотворительную ярмарку «Осенины». Для нашего храма подобные дела милосердия стали нормой. Участие в них подвигает многих людей не просто перевести деньги, но и сердечно, молитвенно поучаствовать в помощи тем, кто в ней нуждается. Всякий раз перед тем, как открыть нашу благотворительную ярмарку, благотворительный сбор, мы обязательно служим молебен о тех людях, ради которых это все будет делаться.

Наш приход занимается помощью заключенным (кто-то пишет им письма, люди собирают средства и пересылают посылки тем, кто находится в местах заключения). Помогают прихожане бездомным: и одежду собирают, и деньги. Священники нашего прихода ходят на Курский вокзал для того, чтобы исповедовать, потом эти люди приходят к нам в храм, мы их причащаем. Некрещенных — крестим.

Совсем недавно была ситуация с бездомной, которую многие знают в Москве — женщиной по имени Мира. Прошлой зимой она как-то прибилась к нашему храму, в самые холодные дни она и несколько бездомных оставались в помещении при храме.

Весной она, немолодая и грузная женщина поскользнулась и сломала шейку бедра. Наш приход собрал средства на операцию и на протез. То есть в помощи конкретному человеку поучаствовали все прихожане. В прошлое воскресенье она пришла к нам в храм с палочкой, и все были очень рады ее видеть.

Мы все время говорим о приходской благотворительности, потому что сегодня жизнь христианина — это приход, община. Только через нее по-настоящему можно стать христианином, реализовать себя во всей полноте по-евангельски. Когда все вместе, и результат от благотворительности другой — плоды большие.

И надо искать такой жизни, стремиться к ней.

Понятно, что личная благотворительность не отменяется. Когда ты на улице встречаешь больного человека, нищего человека, даже пьяницу, ты не имеешь право отвернуться и сказать: «Мои дела в приходе, а тут — не мое дело».

Но я думаю, что приходская благотворительность как раз учит, в том числе, замечать людей и не проходить мимо.

Занимаясь помощью другим в приходе, человек по-прежнему с болью будет пролистывать просьбы о помощи в социальных сетях, понимая, что он всем помочь не может. Но также он будет знать, что все-таки кому-то он помогает, а это уже немало.

Включить мозг

Валерий Панюшкин, журналист, литератор, регулярно пишет статьи о благотворительности и участвует в благотворительных программах:

Сначала давайте попробуем отсечь действительно нуждающихся от мошенников, уже станет легче. То есть когда вы помогаете, у вас должна быть некоторая причина, по которой вы верите этим людям. Например, вы их знаете, это ваши знакомые, это знакомые знакомых и так далее.

Или, например, вы их не знаете, но вы знаете давно работающую благотворительную организацию, которая периодически собирает деньги. У нее есть счет, отчетность, стационарный телефон, по которому вы можете позвонить и уточнить какие-то подробности. Уверяю вас, что, когда вы отделите действительно нуждающихся и обращающихся за помощью людей от мошенников, то проблема сразу значительно упростится. Это первое.

Второе, давайте попробуем понять, на что именно мы даем деньги. Кажется ли вам просьба разумной? Например, если вы видите человека, который собирает деньги на лекарства и рядом публикует выписанный врачом рецепт, то это, в общем, разумно.

Если к вам обращается человек, у которого тяжело болен ребенок и единственная возможность спасти его (как говориться в просьбе) — это отвези его на Алтай к великому потомственному колдуну Никанору, который лечит буквально методом сжигания порошка из летучей мыши — видимо, это неразумно. Второй совет заключается в том, чтобы включить мозг.

Понятно, что у отчаявшихся, например, родителей, мозг может не включиться, и они могут абсолютно честно собирать деньги на какого-то алтайского колдуна Никанора. Но это не значит, что мозг не должен включаться и у вас тоже. Когда вы отделите мошенников и когда вы отделите неразумные вещи, в общем, еще меньше останется.

Дальше наступает действительно сложный момент. Тогда вам действительно надо выбрать. У вас есть 10 тысяч, которые вы копили на что-нибудь. И вот вы видите ребенка, которому нужно лекарство, прекрасный храм, который сгорел, и его ремонтируют всем миром, и еще что то, что представляется вам разумным, честным и важным. А у вас есть деньги только, чтобы помочь кому-то одному. И это ваш выбор, за который вы будете отвечать на Страшном суде. Да, он требует смирения. Да, вы не Бог, вы не можете помочь всем. Вы, может быть, ошибаетесь.

Вообще, в жизни есть много таких моментов, когда вам приходится делать выбор, основываясь неизвестно на чем — на том, что вам подсказывает сердце. Например, замуж так обычно выходят. Почему именно за этого парня? Не знаю — люблю. На этом этапе уже, в общем, никаких разумных советов нет, а есть только исключительно эмоциональные.

Расставить приоритеты

Диана Гурцкая, одна из создателей и председатель Попечительского совета Фонда помощи незрячим и слабовидящим детям «По зову сердца»:

Диана Гурцкая

Как правильно помогать и кому?

Думаю, что было бы здорово помогать всем, ведь за помощью обращаются люди, которым она действительно необходима.

И я сама не знаю, как выбрать — кому помочь, мне просто трудно сделать этот выбор, потому, что за каждой просьбой, которая приходит в наш фонд или ко мне лично — реальная боль реальных людей. Пытаешься помочь одному, другому, но все равно всем не удается чисто физически. Это, честно говоря, расстраивает. И начиная помогать одному человеку, все равно думаешь о другом: вдруг тот нуждается еще больше?

В любом случае, когда видишь просьбу о помощи, надо внимательно посмотреть информацию, понять, из какого источника она исходит, проверить, уточнить, и все-таки попытаться расставить приоритеты, кому сейчас помощь более необходима. Например, ребенку необходимы деньги на срочную операцию ребенку и нужна помощь, семье, скажем, в приобретении учебников для детей. Значит, сначала стоит обратить внимание на первую просьбу, держа в памяти, что ты попытаешься что-то сделать и во втором случае.

В мире, где столько боли, просто выбрать, что помогаю исключительно тем-то и успокоиться, не замечать беды остальных просто не получится.

Не рефлексировать и не паниковать

Ольга Любимова, журналист, сценарист, автор документальных фильмов:

Как это ни парадоксально, чувство вины вырастает тем больше, чем активнее ты помогаешь, чем глубже окунаешься «в тему». Ты понимаешь степень того, сколько нуждающихся, и как ничтожна степень делаемого тобой.

Но все-таки, как решить, кому помогать? Первый главный ответ, наверное — делать это сердцем.

Сегодня социальные сети полны призывами помочь — начиная от больной собачки до больных детей, одиноких стариков… Как выбрать? Как понять, что это объявление в интернете — правдиво? Наверное, стараться помогать нуждающимся, информацию о которых разместили знакомые, или искать официальные фонды, существующие много лет. Потому что если случится беда, первое, что советуют мамам — обратиться в фонд, где работают люди, профессионально собирающие деньги на лечение конкретных заболеваний, вещи и так далее.

Мне кажется, выбирая, кому помочь, важно не рефлексировать и не паниковать. Я знаю людей, которые ежемесячно выделяют на благотворительность какую-то небольшую сумму от своей зарплаты.

Когда случается какая-то общая беда, например, стихийное бедствие — надо найти организацию, которой можно доверять.

Причем помощь — это же не обязательно деньги. Можно отвезти на машине вещи, у кого-то забрать деньги, и так далее.

Самый простой путь для тех, кто не знает, кому помочь, придумали сайт «Милосердие.ру». Там спрашивается: кому вы хотите помочь? Деткам? Старикам? Вы хотите быть волонтером, вещи собирать или деньги прислать? Ведь понятно, всем один пользователь интернета помочь не может.

Моя история немного другая. У меня нет своего фонда. Много времени я провожу на съемках, где знакомлюсь с разными людьми, нередко — нуждающимися в какой-то конкретной помощи.

Видя «вживую» реальные беды людей, информацию о собачках пролистнешь в социальных сетях, не задумываясь.

Раза четыре в год я пытаюсь собирать деньги на какие-то нужды конкретных людей в ситуации, когда я лично могу проследить за тем, дойдут ли деньги по назначению и ответить перед жертвователями.

Когда я слышу призыв: «Помогите деньгами!», — чаще всего первая мысль — «ой, а у меня сейчас особо нет денег». Видимо, в сознании сразу представляется, что нужно отдать огромную сумму.

И потому я придумала собирать от 500 рублей до 5 000 рублей. И человек, чаще это житель Москвы, к которому я обращаюсь с такой просьбой, обычно не пугается, а говорит: «Деньги в этом смысле? Ну, у меня конечно, найдется». И дает, скажем, тысячу. Или три тысячи. Кто-то присылает пять тысяч с водителем. В сопроводительной записке: «Спасибо вам большое!».

Бывает, что кто то, казалось бы, весьма обеспеченный человек, совсем не отзовется. И здесь важно не обидеться…

С другой стороны, большую сумму — тысяч десять (больше условленной) может прислать чудесная мама, которая одна растит дочку. И ты понимаешь, какая это действительно жертва.

Как правило, у меня получается собрать 50 — 70 тысяч рублей.

Все, что касается благотворительности, связанной со сбором вещей, я делаю обычно через Фейсбук. И тут мы с каждым проговариваем элементарные вещи: «Посылаем вещи, которые вы бы надели бы на себя и своих детей». Чтобы не было сломанных игрушек, порванных шуб и использованных зубных щеток (такие случаи когда-то имели место).

Смущается тот, кто совсем ничего не делает

Юлия Данилова, главный редактор портала «Милосердие.ру»:

Юлия Данилова Во-первых, нужно выбирать надежные источники информации. Лучше оказывать помощь по тем объявлениям, которые размещают проверенные фонды или хотя бы лично знакомые вам люди.

А вот как выбрать, кому помочь, когда многочисленные просьбы о помощи переданы через достоверные источники информации? Здесь нужно слушаться собственного сердца, что у вас вызывает больший отклик. Кто-то больше откликается на беды детей, кто-то — на трудности стариков, есть люди, которые особенно сочувствуют бездомным — по нашему опыту, практически на каждую нужду находятся люди, которые принимают ее близко к сердцу.

Нужно не смущаться, что не можешь перечислить большую сумму: на что хватает возможности, тем и помогать. Даже самая небольшая помощь необходима, и когда понемногу помогают многие — это решает проблему.

При этом нужно четко понимать, что всем один человек помочь не может, и этим тоже не смущаться. Всем может помочь только Бог, и мы не должны забывать о своей ограниченности в этом смысле. Никто не требует от одного человека и даже от одной организации — помочь всем.

Мне кажется, когда человек хотя бы что-то делает, пусть совсем немного, помогает хотя бы кому-то одному, небольшой суммой или реальным делом, то это смущение снимается. «Я не смогу всем помочь, вокруг столько бед!», — обычно говорят те, кто пока не решился сделать хотя бы что-нибудь. Но тут начать никогда не поздно, пусть с совсем малого.

Начать с тех, кто рядом

Екатерина Милова, исполнительный директор Благотворительного собрания «Все вместе»:

Екатерина Милова

Екатерина Милова

Понятно, что в сети много информации от тех, кому нужна помощь. Мы, к сожалению, не всесильны и не можем помочь всем. И важно, чтобы люди, видя это обилие информации, не думали: «Раз я не могу помочь всем, не буду помогать никому». Надо помогать, и начать можно с малого или с тех людей, которые находятся рядом. Можно оглянуться вокруг и посмотреть, а не нужна ли помощь кому-то из родственников, соседей?

У меня так и было. Сначала я помогала очень близкому кругу, потом, когда поняла, что здесь все порядке, стала распространять свое желание помочь на сторонних людей, начала как волонтер помогать фонду «Созидание». Потом это стало профессией.

Помочь, кстати, можно не только деньгами, хотя и деньги, даже самые маленькие — нужны. Если каждый дает совсем понемногу — складываются приличные суммы. Можно помочь своими профессиональными знаниями: никогда не помешают помощь веб-дизайнеров, юристов и так далее.

Наша благотворительность сейчас активно развивается, особенно в Москве, и есть возможность выбрать, как ты хочешь помогать. Можно просто посетить какое-нибудь веселое мероприятие, такое, как «Смородиновая вечеринка», закупиться вареньем, как это было там. И при этом сделать доброе дело. Вы потратили деньги на благое дело, но одновременно что-то приобрели, да еще хорошо провели время с семьей в выходной день.

Можно начать общаться с каким-нибудь из фондов, помогать его подопечным, выбирая программу по вкусу.

Что касается перепостов информации о помощи. Хочется, чтобы люди к этому аккуратнее относились. Конечно, распространять информацию необходимо, но при это внимательно смотреть — кто изначально написал пост о помощи, есть ли там контактная информация, можно ли ее проверить.

До работы в благотворительности я была волонтером и доверялась фондам: помогая через фонд, вы понимаете, что это реальная просьба о помощи, документы проверены.

Так что сегодня можно помогать разными способами. Тут, мне кажется, каждый человек выбирает, как ему удобнее.

В основном, люди стремятся помочь детям. И, чуть реже, — пожилым. Это замечательно. Но хотелось бы, чтобы взгляд желающих помочь поворачивался и в сторону тех, кто находится между этими двумя группами, в сторону взрослых людей, которые также могут нуждаться в помощи.

Неформатная помощь

Евгения Белоусова, хозяйка домашнего кафе «Абажур»:

Евгения Белоусова

Евгения Белоусова

За много лет, что наблюдаю благотворительные проекты, как и всякий другой человек, я решаю для себя каждый раз, где и в чем участвовать, и участвовать ли. Но здесь очень важно различать две вещи. Одно дело — это я, другое — это мое предприятие. Скажем так, я могу вынуть из кошелька деньги и оказать помощь. Предприятие же должно иметь соответствующий бюджет. Невозможно заставить сотрудников, например, отработать день бесплатно в счет какого-нибудь благотворительного проекта. То есть заставить возможно, только я считаю, что нельзя. Для нас неприемлемо. Благотворительность, а лучше сказать, милосердие должно быть личным делом каждого человека, его возможностей и его желания.

Как предприятие «Абажур» не имеет бюджета на благотворительность. Это совсем маленький бизнес, особенно маленький после закрытия нашего большого кафе на Серпуховской. Теперь работает только «Абажур» на Цветном — небольшое кафе на 35 посадочных мест. У нас много чего нет. Рекламного бюджета, завхоза, выделенного офиса, склада, машины, например. Многие функции совмещены в одном человеке. Бармены работают кассирами, посудомойщицы уборщицами, управляющий менеджером. Это бизнес, которому нужно выживать. Поэтому наши попытки заниматься благотворительностью всегда были ничтожно малы.

Что касается личных дел… Может быть, по этой же причине я никогда не была системным человеком в делах милосердия. Мне всегда была страшно взяться за какое-нибудь дело, ребенка, неимущего и помогать на регулярной основе. Ведь если ты берешься за кого-то отвечать, неси это до конца. Не уверена, что могу и смогу. Поэтому если я что-то делаю, то это всегда спонтанно и хаотически. Читаю в интернете и отдаю малую толику. Всегда вдруг.

В благотворительности же без системного подхода никак не обойтись. Необходимо разбираться, отбирать, вникать, отличать и так далее. Несистемный человек может жить делами милосердия. В деле милосердия нужен лишь стук собственного сердца, более ничего.

Какие проекты меня притягивают? Прежде всего, проекты искреннего милосердия. Искреннее не может быть сильно публичным. Для меня это так. Не настаиваю, но объясню. Там, где наступает благотворительность, всегда есть место пиару. Не говорю, что это плохо. Просто это так есть. Мне комфортнее условие анонимности.

В благотворительности часто или даже всегда, так уже сложилось, имена прекрасных участников выписаны красивым шрифтом на титулах мероприятий и первых страницах сайтов. Для своего предприятия я бы совсем не хотела такого пиара. Это не бизнес-подход. Правильный предприниматель меня не поймет. Или наоборот поймет? Бизнес отдельно, а милосердие отдельно. В моем представлении эти вещи не сочетаются. То есть, если помогаешь, то это должна быть чистая помощь. Немножко лукаво будет что-то хотеть поиметь взамен.

В делах личного милосердия для меня еще больше важна анонимность. Скажу так, если человек, которому ты помог, не знает тебя лично, это чистая радость. Если меня знают, то возникает чья-нибудь личная благодарность, и мое маленькое «я» немного подрастает. Создается поневоле такой немного тщеславный момент. Я этого побаиваюсь. И у меня вот совсем нет желания выглядеть хорошей в глазах окружающих. Это то испытание, которое мне трудно нести.

Я не ищу специальной благодарности. Не отказываюсь, конечно, если уже случилось. Но не ищу.

Словом, я действую спонтанно, и за это тоже себя корю. И на самом деле, не знаю, как правильно действовать. Проверять в интернете каждое сообщение о помощи, которое попадается на глаза, я не могу. И, честно говоря, не все и читаю. Перепосты делаю редко. Стараюсь ориентироваться на тех друзей, которых знаю давно и им доверяю.

Если говорить о выборе, кому я больше склонна помогать, то это какие-то неформатные люди. Если перед тобой ребенок, гражданин РФ, у него онкология, и все нормально с документами, то есть прекрасные фонды, куда могут обратиться родители. А если это бомж, мигрант, носитель какой-нибудь редкой болезни, одинокая мама без жилья и документов… Просто человек, который запутался.

Благотворительным фондам нужны документы. Мне, как частному жертвователю, документы не нужны. Тут включается сердце и вера. Сострадание либо есть, либо нет. Как и возможности. Что конечно не отменяет моей личной ответственности — нужно каждый раз вникать в ситуацию. Оказывать помощь надо, конечно, тем, кто в ней нуждается. И давать себе труд отличать мошенников. В этом смысле, повторюсь, мне повезло. У меня достаточно друзей в социальных сетях, на которых я могу положиться.

Может ли жертвователь ошибиться при выборе, кому помогать? Конечно, может. Ничего в этом страшного нет. Это такой путь.

Для того, кто жертвует своим временем, деньгами, это в любом случае хороший посыл и доброе дело. Перед Богом и людьми. Перед собой.

И если даже мошенник получил незаслуженную помощь, то это для него пример христианского поведения. Может быть, когда-нибудь он этот пример сможет понять. А может, и сразу. Может быть, кому-то тоже поможет однажды. Но даже если и никогда, и никому, это уже его личная ответственность.

А мы не боги, чтобы брать на себя ответственность за всех других людей. И, тем более, судить.

Это, конечно, не отменяет того, что в благотворительности во всем нужен разумный подход и чувство меры, как и во всяком другом деле.

Про «Конвертик для Бога» я знаю давно. Через одно рукопожатие, как говорят. Ни разу не довелось дойти до них, пока они встречались в других кафе. Когда ко мне обратились друзья, могу ли я принять в «Абажуре» «Конвертик», разве я могла им отказать?

Татьяна Краснова много лет занимается как раз «неформатными» детьми. Дети СНГ — кто и зачем здесь им помогает? Это муки с документами, жильем, понаехавшие лица разных национальностей. Кому хватит милосердия этим заниматься? Правильно, никому. Только частным жертвователям. Собрать конвертик для Бога — это сделать невозможное для людей. Для самых слабых и бесправных. В таком конвертике поучаствовать — чистая радость.

Конечно, теперь, когда «Конвертик» пришел в домашнее кафе «Абажур», я не могу замазать вывеску и сказать, что мы здесь ни причем. Но кто кому помог или поможет, тот еще вопрос. Печь пирожки, варить борщи и кормить гостей варениками — это наша работа. Если нам выдалось кормить искренних и милосердных людей, которые делают невозможное в деле спасения детей, то это мы должны им быть благодарны. И Богу, Который их к нам привел.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В Риме открылась фотовыставка, посвященная делам милосердия Русской  Церкви

На этих снимках запечатлена помощь детям, инвалидам, пожилым, бездомным, заключенным и беженцам

30 детей с ментальными расстройствами: успехи обязательно будут

Ваша помощь поможет им избежать жизни в интернате

Чем министр здравоохранения обидела благотворительное сообщество

Фондам хотелось бы содействия государства, а не "сомнений в их помыслах"

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: