Людмила Иванова: Человек огромной души

Актриса Людмила Иванова скончалась на 84-м году жизни. Рассказывает о ней друг - протоиерей Димитрий Струев
Людмила Иванова: Человек огромной души
Фото: ntv.ru

Вроде бы и девятый десяток идет человеку, и болезни тяжелые не отступают от него, а всё равно кажется, что он будет жить еще долго-долго, и сознание не вмещает известие об уходе. И очень трудно о Людмиле Ивановой писать “была”. Так не вяжется с этой несгибаемой, жизнелюбивой, огромной, необычайно даровитой и бесконечно любящей личностью прошедшее время.

Хотите секрет зрительской любви многих поколений, которую заслужила Людмила Иванова? Вроде бы и роли не гигантские, и чувства в них простенькие… Однако у Ивановой не было незначительных ролей. Потому что в каждой роли являлись не только черты изображаемого персонажа, но и была видна сквозь эти черты любовь актрисы к людям. Ее любви хватало и на самых, казалось бы со стороны, незначительных людей – именно поэтому для нее не было незначительных людей в жизни, а значит, и не могло быть незначительных ролей на сцене и на экране.

Наша дружба началась девять лет назад, осенью 2007-го. И началась она с того, что Людмила Ивановна, будучи на гастроялх в Липецке, попросила меня обвенчать их с ее мужем, Валерием Миляевым. Просьба была большой неожиданностью для Валерия Александровича, еще большей – для организатора гастролей, но мы с Людмилой Ивановной нашли друг друга с нашим здоровым авантюризмом – родственные души… И на следующий день в одном из липецких храмов совершалось таинство венчания. Это было на Казанскую, 4 ноября. Людмила Ивановна тогда еще могла ненадолго вставать с инвалидной коляски. Передвижения доставляли ей физические страдания, но даже сквозь боль светилась красота этой невероятной 74-летней невесты!

milyaev_ivanova

Редкий случай среди “творческих” семей: ведь у едва ли не большинства актеров и музыкантов жен (или мужей) по три только лишь официальных… А это была супружеская пара с такой силой любви и единства, какие вообще встречаются редко. Они были вместе полвека.

Потом – всё усиливающиеся болезни, неспособность ходить, в 2010-м – смерть младшего сына – тридцатидевятилетнего Саши, фактически на руках у матери, через полтора года – смерть Валерия Александровича, причем в тот момент, когда Людмила Ивановна сама была в реанимации, на грани жизни и смерти. Она не просто продолжала жить – она работала на полную мощность, руководила театром, обучала студентов… Плакала без счёта часов и дней, но не сдавалась. Надо было видеть эту женщину, чтобы понять, в чём разница между скорбью и унынием. Прикованная к постели, похоронившая мужа и сына, она превозмогала невероятные боли – и душевные, и физические – и заражала людей невероятной жизненной энергий. За многие наши с ней разговоры последних лет я не припомню и намёка на ропот. Это было нечеловеческое терпение. И доверие Богу.

Плакала, но не жаловалась. Ей была свойственна обращенность не на себя, а на тех, кто рядом. Постоянно в дом приходили люди – умела вникать в переживания каждого, сказать что-то важное. Гость должен был быть накормлен и окружён заботой, и даже совсем тяжкое ее самочувствие не было для нее поводом намекнуть, что кто-то не ко двору.

Вспоминая сына, Людмила Ивановна рассказывала, что он решил соблюдать великий пост, оказавшийся последним в его жизни, причастился перед Пасхой, а на Светлой внезапно ушёл. И в ее слезах о нем была надежда на милость Божию. Ее причащали иеромонахи Сретенского монастыря. Она писала для монастырской воскресной школы пьесы. Она показывала мне видеозапись детского спектакля, поставленного по ее пьесе, с детской радостью переживая вновь события Рождества Христова.

ivanova

В последнюю встречу я выразил намерение приехать с диктофоном и записать для какого-нибудь православного издания беседу с ней о вере… И она, откликнувшись на эту идею, начала говорить сразу же, только вот диктофона у меня с собой не было. А потом всё никак не получалось у меня попасть в ее гостеприимный дом… Соскучился ужасно, думал – ну вот сейчас, приеду в Москву… Что ж, здесь, на земле, предстоит еще одна встреча. Дальше надо будет как-то научиться воспринимать Москву без Людмилы Ивановны.

Еще уход Людмилы Ивановой – это один из знаков смены эпох… Ее песни пели Майя Кристалинская, Гелена Великанова, Анна Герман (а из тех, кто, слава Богу, жив и продолжает петь – Елена Камбурова); она участвовала в репетициях запрещенной в 60-е годы пьесы Галича “Матросская тишина”, общаясь с ее автором… Впрочем, обо всём этом еще будут писать биографы.

Однако больше, чем чувство утраты – благодарность Богу за этот подарок, несколько лет общения с Людмилой Ивановной. Нам был дан незабываемый пример терпения, заботливости, искренности, душевной чистоты и жизнелюбия. Теперь как только захочется унывать и обижаться на жизнь – надо будет вспомнить Людмилу Иванову, и сразу стыдно станет. А взаимная любовь, которая, по апостолу Павлу, никогда не перестаёт, будет продолжать связывать всех нас – и друзей, и зрителей – с этой прекрасной женщиной и после ее ухода.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Скончалась известная актриса театра и кино Людмила Иванова

Широкую популярность ей принесли роли профсоюзного лидера Шуры в картине «Служебный роман», Клавдии Матвеевны в фильме…