Лжеволонтеры: как мы мошенников ловили

|
Президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин – о том, что не всякому человеку, называющему себя волонтером, стоит доверять свои деньги.

Если быть точным, то не совсем ловили. Задача была проще: снять сюжет для телеканала «Москва24» об относительно новом виде обмана горожан: сборе средств на улицах под благотворительными предлогами.

Владимир Берхин. Фото Анны Гальпериной

Выглядит промысел примерно так: на улице к людям подходят бойкие парни и девушки и предлагают «подарок» – шоколадку, браслетик, воздушный шарик – и просят пожертвовать немного денег.

Благополучатель указывается разный: «для детского дома», «для больных детей» или нечто подобное. Деньги передаются из рук в руки, довольный собой горожанин идет своей дорогой, а проситель получает деньги.

Соответственно, ровным счетом никакой возможности проконтролировать дальнейшую судьбу денег или наложить на подошедшего на улице просителя юридически валидное обязательство потратить деньги именно на помощь детям, человеку на улице не дается.

Это приводит к нулевой ответственности получателя перед просителем и перед законом: нет ровным счетом никаких доказательств, что вот эта купюра была получена именно от этого человека и именно на помощь детскому дому. А значит, получивший её «волонтер» может запросто эти деньги хоть пропить – никаких последствий для него не наступит.

Поэтому давать денег таким вот просителям не имеет никакого смысла, всё равно они почти наверняка не будут направлены на какую бы то ни было помощь нуждающимся. И дабы подтвердить все эти соображения фактическим материалом, мы вместе со съемочной группой телеканала «Москва24» отправились к метро Третьяковская, где на площади всегда много людей, и где почти постоянно собираются «волонтеры».

Находим группу, подходим, начинаем снимать. На сборщиках пожертвований – бейджики: «ООО Милосердие». Это еще интереснее: ООО – это «Общество с ограниченной ответственностью», коммерческое юридическое лицо, непонятно, с чего оно занимается сбором благотворительных пожертвований. Также на бейджике – данные некого детского дома в Смоленской области, которому, якобы, и оказывается помощь.

Пытаемся расспросить подробнее. Девушки (по виду – школьницы) начинают прятать лица и требовать убрать камеру. Уже интересно: почему люди, которые занимаются благим делом, скрывают свои лица? Кстати, имена они тоже скрывают, представляться отказываются. По всем вопросам отсылают к «начальнику», парню в серой толстовке, сидящему неподалеку на лавочке.

Обращаю свои вопросы к нему, и через минуту появляется еще один – длинный, на голову выше меня. Этот тоже не называет своего имени, зато оказывается, что мы с ним знакомы: я уже задавал ему все эти вопросы возле метро Шаболовская. На нем был тот же бейджик, но у нас тогда не было камеры и времени. Теперь всё иначе.

Волонтеры усаживаются на лавочку, и начинается цирк. Ответы даются самые разные:

1. Мы не продаем браслетики, а раздаем бесплатно, а люди дают деньги, если хотят. «Ну, так дайте мне 50 штук, если бесплатно раздаете», – говорю я. Отказываются.

2. «Мы волонтеры, мы за это денег не получаем», – говорят одни, другие же прямо говорят про двадцать процентов от собранных денег (на них тут же шикают), хотя продолжают именовать себя волонтерами.

3. Спрашиваю про документы – все документы у начальника, которого зовут Арти и который вот-вот приедет. Дают телефон Арти – он тот же самый, который я когда-то сфотографировал в их бумагах на метро Шаболовская. И который видел в сети в ныне удаленном объявлении в разделе «работа промоутером для студентов». Фамилию Арти называть отказываются, говоря, что она слишком сложная, её даже по буквам не произнесешь, и на бумажке не запишешь. Загадочный человек. Сами они звонят Арти и просят его приехать, обещают, что через 15 минут он будет.

4. Пытаюсь выяснить судьбу денег, которые они получают. Деньги сдаются какому-то старшему, и на них закупается, по словам волонтеров, нечто полезное для этого самого Детского дома. Правда, сколько всего собирается денег, и чем они могут гарантировать, что нигде в процессе ничего не пропадает, они не знают. Одна девушка пытается рассказать, что они сами всё закупают, но остальные как-то не поддерживают эту идею, настаивая, что всеми деньгами всё же распоряжается Арти.

5. Много раз повторяют слова «акты приема-передачи» и «договор с детским домом», однако, кажется, понять, что без контроля всего пути денег от момента получения пожертвования до момента передачи нуждающемуся, оснований для доверия нет, волонтеры не в силах. Или делают вид, что не в силах.

6. Пока ждем Арти, который постепенно превратился в Артура, находим телефон детского дома, который действительно существует, вот его сайт. Директор Ольга Валерьевна рассказывает, что с ООО «Милосердие» (которое она считает благотворительным фондом) у них заключен договор о помощи, и по этому договору с начала года уже три раза привозили помощь, каждый раз тысяч на 10-15 рублей бытовой химии. Где, как и откуда ООО «Милосердие» берет деньги, Ольга Валерьевна не знает.

7. Зато она может рассказать нам, с кем же заключен договор. От лица ООО «Милосердие» его подписал Арарат Никогосян, чей телефон, указанный в договоре, совпадает с телефоном «Артура», руководителя волонтеров.

8. Пока мы общаемся с Детским домом, мальчики и девочки собираются и уходят. Сдуру остаемся ждать Арарата, хотя быстро становится ясно, что никакой Арарат не приедет.

9. Звоним ему сами. Начинаем расспросы. И опять показания меняются очень быстро. Сначала он просит уточнить, где именно работала группа, потому что «у меня много групп, хочу понять, о какой идет речь». После упоминания Третьяковской сообщает, что это не его группа, что они просто нарисовали бейджики и изображают сбор средств, а его группа только одна (только что их было много!) и она собирает только в опечатанные ящики. Попросту говоря, отрекается от людей, которые только что называли его своим начальником, давали его телефон и ему звонили с просьбой привезти документы.

Фото: zyalt.livejournal.com

Фото: zyalt.livejournal.com

Я не имею права, чисто юридически, прямо сказать – вот они мошенники. Признать человека преступником может только суд.

Но здесь мы имеем дело с ситуацией, когда деньги бесконтрольно гуляют из рук в руки людей, которые скрывают свои имена и пытаются скрывать лица. Участники процесса постоянно меняют своё мнение по разным вопросам (то продают браслетики, то раздают бесплатно, то волонтеры они, то наемники, то начальство в детский дом все покупает, то сами они это делают), а давать какие-либо гарантии целевого использования средств отказываются, ибо для этого надо предъявлять документы.

В общем если некое явление крякает как утка, летает как утка и плавает как утка, то, значит, вероятнее всего, это утка и есть.

Вывод простой: денег не давать, всем знакомым рассказать о том же.

Потому что это – мерзость. Люди наживаются на чужом милосердии, губят свои души и отравляют мир своим цинизмом.

Да, и еще, дорогие мальчики и девочки. Если вам кто-то предложит такого рода «работу» в качестве легкого заработка, имейте в виду. Как только у вас возникнут проблемы – с полицией, с бдительными гражданами, с уличными преступниками, которым тоже может не понравиться, что кто-то составляет им конкуренцию – Арарат моментально забудет, кто вы, и на помощь не придет.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
“Дышите в телефон – мы обследуем вас на расстоянии”

Инструкция для пенсионеров: как говорить с телефонными мошенниками

Организаторы лжеволонтёров – кто они?

Я бы такому фонду денег не жертвовал. И вам не советую.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: