Нищета и надежда православного Мадагаскара

О жизни на Мадагаскаре и малагасийском христианстве рассказывают миссионеры, которые живут и трудятся на этом африканском острове.
Нищета и надежда православного Мадагаскара

«Остров Мадагаскар, — проговорила Наташа Ростова. — Ма-да-гас-кар, — повторила она отчётливо каждый слог и, не отвечая на вопросы m-me Schoss о том, что она говорит, вышла из комнаты».

(Лев Толстой, «Война и мир»)

Я иду по Старому Арбату. Снег кружит, словно перед Рождеством. Я иду на встречу с митрополитом Мадагаскара, острова, в русской культуре схожего с мифическим Буяном, острова, романтизированного Николаем Гумилевым, но по рейтингам Всемирного банка входящего в десятку беднейших стран мира. Мне интересно, чему улыбаются малагасийцы, живущие за Индийским океаном в абсолютной нищете? Мне интересно, зачем этот грек променял благополучную жизнь у себя на родине на трудности и лишения в стране третьего мира? Сворачиваю в Плотников переулок. Там меня ждут митрополит Игнатий Мадагаскарский и Матина Кувуси.

Фото: Анна Гальперина

Александра Никифорова: Дорогой Владыка! Вы исключительный гость портала «Православие и мир» — живой апостол наших дней. 30 лет вы проповедуете православие в Корее, Западной Бенгалии и, наконец, на Мадагаскаре. Мы благодарим вас за то дело любви, которое вы вершите вдали от своей Родины!

Мадагаскар

Если мы откроем Интернет, то увидим, что у большинства наших современников Мадагаскар ассоциируется с красивой природой, редкими видами флоры и фауны, сапфирами и престижным экотуризмом. Но ведь существует и другое лицо Мадагаскара — повседневная жизнь простых людей. Какое оно?

Митрополит Игнатий: Чтобы вас перенести хотя бы мысленно в эту дальнюю страну, скажу: это четвертый по величине в мире остров на юго-востоке Африки. Конечно, жизнь людей на Мадагаскаре весьма отличается от нашей жизни — ее уровень очень низкий. Люди крайне бедны. Они не имеют никакого представления о европейской культуре. Во многих деревнях нет электричества, нет телевизоров, а о компьютерах и говорить нечего. Там не существует и тени той роскоши, которой наслаждаемся мы. Поэтому у людей нет и особых ожиданий от жизни.

Мадагаскар

 

Неужели век — двадцать первый?

Александра Никифорова: «Жили когда-то два брата, и у обоих ничего не было, кроме лохмотьев», — так начинается мадагаскарская сказка «Два брата и Занахари», — «долгие годы они трудились, чтобы скопить какую-нибудь малость, а все оставались бедняками…» Видимо, с тех пор ничего не изменилось? Со слезами я смотрела кадры из вашего фильма: сотни детей на рассвете приходят к 6:30 в миссию, чтобы получить кружку молока и печенье, и думала, вот мы, русские, греки постоянно сетуем на то, что плохо живем, мало зарабатываем, но и у самого бедного человека есть молоко и печенье для ребенка. Неужели это реальность двадцать первого века для Мадагаскара?

Мадагаскар

Матина Кувуси: Чтобы вы поняли уровень бедности на Мадагаскаре — иногда дети экономят и эту кружку молока, они отпивают немножко и оставляют на потом, чтобы поделиться с младшими братьями и сестрами, которые ждут их дома. Найдут в мусоре бутылочку и туда переливают молоко. Для многих детей это единственная еда на день. Молоко и печенье для многих из них — вопрос жизни и смерти.

Каждое утро мы раздаем этот драгоценный завтрак 600–800 детям. Они идут из дальних селений, выходят из дома до рассвета босиком, одетые в отрепья, часто, несут на спине своих братьев и сестер. Для нас это замечательное начало дня — видеть чистую улыбку детей и их благодарность, которая трогает наши сердца. Хотя им тяжело, они не ноют, не жалуются, терпеливо дожидаясь своей очереди.

Мадагаскар

Они благодарны Богу за вот эту единственную кружку молока, которая им дается.

Александра Никифорова: Все же, какая разница в психологии! Современный европейский ребенок сказал бы не «спасибо», а «дай еще»!

Матина Кувуси: Да, вы правильно заметили. Тут мы видим совершенно иное мышление и иное поведение, достойное уважения! И замечательно, что для людей их нищета не служит препятствием к познанию православия. Они ищут истинного Бога.

Мадагаскар

Сострадать страждущим

Александра Никифорова: Два года тому назад в Риме, в Страстной вторник, я оказалась на вечерне памяти новомучеников-христиан разных конфессий, погибших за проповедь Евангелия в последние 20 лет. Многие из них пострадали в Африке из-за религиозного или политического экстремизма, тропических болезней… Как Вы, владыка, решились пойти столь опасным путем в своей жизни?

Митрополит Игнатий: Я просто читал разные миссионерские журналы, и у меня родилось желание тоже стать миссионером. Я получил благословение от своего духовного отца и поехал. Сперва в Корею, где прожил 6 лет. Затем на 14 лет в Индию. Там с Божией помощью мы много всего сделали, но местному правительству не нравилось то, что мы строим храмы, крестим народ, и нас оттуда выгнали. В то время Мадагаскар остался без епископа, и меня направили сюда.

Мадагаскар

Я сам избрал этот путь, потому что он мне по душе. Я хотел работать для людей, которые ничего не знают о православии и вместе с тем просто помогать им выживать. Конечно, я мог остаться в Греции или поехать в Америку, скажем, или Австралию. Но я не хотел жить такой жизнью. Я хотел сострадать страждущим. В развитых странах и так много священнослужителей, я там не нужен. А в страны третьего мира клирики едут не столь охотно, так что здесь я нужнее, как и моя помощница Матина.

Фото: Анна Гальперина

Епископ Мадагаскарский Игнатий (в миру Павел Сеннис) родился в Коринфе в 1951 г. Получил диплом инженера-механика, окончил семинарию «Святой Николай» и богословский факультет Университета в Фессалониках. В 1976 г. рукоположен во диакона, а затем священника митрополитом Коринфским Пантелеимоном, стал монахом монастыря Ставроникита на Афоне. С 1985 г. в течение 6 лет служил в православной миссии в Корее. Затем 14 лет — в Западной Бенгалии, где организовал миссионерскую, благотворительную и социальную работу, но в 2004 г. был депортирован из страны и в том же 2004 г. хиротонисан во епископа и назначен на вдовствующую кафедру Мадагаскара. На Мадагаскаре строит храмы и духовные центры, организует благотворительные образовательные и медицинские учреждения. Владеет английским, корейским, индийским, малагасским языками.

Стаматина Кувуси. Родилась в 1976 г. в греческой православной семье в Аделаиде (столица штата Южная Австралия). Там же закончила университет по специальности «микробиология». В детстве и юности любила читать миссионерские журналы, но лично не была знакома с миссионерами. В 1994 г. ее духовный отец, епископ Нектарий (Келлис) отправился с миссией на Мадагаскар, и она в 1999 г., через три месяца после окончания университета, последовала за ним. С тех пор живет и трудится на Мадагаскаре.

Будни миссии

Александра Никифорова: Сострадать страждущим… Какая помощь нужнее всего жителям Мадагаскара? Меня поразил Ваш принцип — оказывать помощь всем вне зависимости от их веры…

Матина Кувуси: Да, мы совершенно не делаем никакого различия, нас не волнует, какую религию исповедуют люди, какого они цвета. Все люди — дети Божии.

Мадагаскар

Каждый понедельник мы раздаем еду 130 бедным семьям: фасоль, рис, сахар. Мы советуемся с властями района и местными священниками, кто по-настоящему нуждается. Два года тому назад у нас получали еду тысячи семей. Сейчас из-за экономических трудностей, к сожалению, меньше.

Кроме раздачи еды мы строим школы (уже 16!) и так помогаем бедным семьям учить детей, потому что официально образование на Мадагаскаре платное. Представьте себе: у большинства детей нет даже портфеля. Тетрадки и ручки они несут в руках. Чтобы дойти до школы, им нужно преодолеть довольно много километров пешком. Часто они попадают под тропический ливень, их тетрадки и книжки размокают, поэтому важно помогать детям с письменными принадлежностями. Равно как и обеспечивать зарплаты учителям. Это мы делаем на пожертвования, которые получаем от греков Австралии, а до кризиса нам помогали еще греки из Греции и с Кипра.

Тем детям, которые показывают особые способности, мы предоставляем стипендии для продолжения обучения в высших учебных заведениях. Сейчас мы поддерживаем нескольких таких молодых людей — один изучает юриспруденцию, другой медицину, и еще один учится на инженера. Все эти дети выросли в Православной Церкви. Они учатся с тем, чтобы впоследствии вернуться в родные села и помогать миссии.

Мадагаскар

Кроме общеобразовательных школ у нас есть три школы, где обучают шитью девушек. После окончания курса обучения мы стараемся подарить каждой швейную машинку. И так они могут шить для соседей, продавать свое шитье и кормится этой профессией.

Александра Никифорова: Мы привыкли думать о жителях стран третьего мира, это стереотип, как о довольно примитивных. Но ведь талант Бог дает вне зависимости от расы и территории. Вы встречали талантливых людей на Мадагаскаре?

Мадагаскар

Матина Кувуси: У многих есть огромный талант к пению. Они выучивают всю литургию наизусть и поют ее совершенно ангельскими голосами. Даже в самые отдаленные деревни нам не нужно везти хор, потому что вся церковь — это хор. У них потрясающие голоса! Даже у тех детей, которые растут в отдаленных селах, есть свои дарования. Некоторым из них нам удается помочь развиваться дальше.

Фильм о Мадагаскаре на греческом:

 

Александра Никифорова: Чем беднее человек, тем легче он заболевает. Вы помогаете?

Матина Кувуси: На Мадагаскаре множество заболеваний, которые давным-давно перестали существовать в Европе: чума, тиф, проказа, холера, туберкулез. Мы организовали четыре клиники с разными отделениями: зубным, гинекологическим, терапевтическим, глазным; есть аптека (из которой мы бесплатно раздаем лекарства), УЗИ. Наши клиники работают бесплатно для неимущих (на Мадагаскаре нет медицинской страховки, вся официальная медицина платная). Если кому-то необходима операция, человек остается в своей деревне без медицинской помощи и, в конце концов, просто умирает (средняя продолжительность жизни здесь 55 лет для женщин и 50 лет для мужчин), даже не зная, от какой болезни. Часто люди умирают от того, что у них нет обычной жаропонижающей таблетки!

Мадагаскар

Кроме этих клиник действует дом престарелых (там сейчас 13 пожилых людей). На Мадагаскаре не существует пенсий, и люди, у которых нет семей, остаются беспомощными и забытыми обществом. Труд врачей (их набирают из местного населения, они выпускники медицинского факультета университета в Антананариво) оплачивает миссия.

Иеромонах Поликарп:

Идти путем миссии нужно, опираясь на два основополагающих закона: любви к Богу и ближнему и любви к боли.

На одной из литургий, которую я служил в окрестностях столицы Мадагаскара, меня позвали осмотреть больного юношу. Когда я вошел в глиняную хижину (обычно это комната, можно сказать, под открытым небом, в 15 квадратных метров, на которых могут размещаться до 10 в среднем членов семьи). И невольно отпрянул из-за резкого зловония, вызванного прогрессирующим процессом гниения. Но я прошел дальше, мне нужно было увидеть больного. На кровати лежал истаявший буквально юноша 28 лет. На вопрос, чем он болен, мать раскрыла мне завернутую в вонючую тряпку распухшую и посеревшую ногу. Она была покрыта язвами, из которых сочилась жидкость и находили себе вдоволь пищи насекомые. Зловоние исходило от этой ноги. Из-за отсутствия денег люди не могли обратиться к врачу. Обычная для Мадагаскара история. На следующий день мы отправили юношу в больницу. Спустя несколько дней ему сделали операцию. Сегодня юноша еще проходит лечение (опасность пока не миновала), но ему явно лучше, и что важно, у него появилось новое христианское имя. В этой палате боли и тревоги он пожелал принять святое крещение. Серафим воскрес душой. Борьба еще продолжается, но она продолжается в радости его личного воскресения.

Это один из многих случаев, которые можно увидеть здесь… в этой «темнице боли». Здесь ты учишься настраивать свое сердце на боль сердца других людей. Здесь ты учишься тому, что ничего нет драгоценнее Христа, Которого видишь в глазах и в смятении страждущих детей, безутешной матери, безработного отца, у которого 7–10 малолеток, старика-старьевщика, людей, живущих в голоде и жажде, духовной и материальной. Христос воскресе с Мадагаскара! Христос воскресе из еще одной «темницы боли».

Путешествие в первохристианскую общину

«И сказал им: идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет…» (Мк. 16:15,16)

Александра Никифорова: Я была поражена тем, что в 1994 году, когда приехал на Мадагаскар первый миссионер архимандрит, затем епископ, Нектарий (Келлис), здесь не было ни одного верующего. А сегодня 15 тысяч православных, 80 общин, 35 священников, семинария, школы, клиники, детский дом, богадельня… Невероятно! Чем Вы объясняете такой миссионерский успех?

Митрополит Игнатий: Люди очень дружелюбны и открыты к Слову Божиему. Православие распространилось уже во многие уголки страны. Люди отличают истину от лжи и без какой-либо выгоды для себя обращаются к православию. Сейчас с помощью Божией у нас 75 храмов и 13 приходов без храмов. Службы там, где нет храмов, совершаются под открытым небом, но местные жители не стремятся к лучшим условиям. Они не знают лучшей жизни, поэтому и не просят ее от нас. Единственное, что их интересует, узнать истинную веру, стать членами Церкви.

Мадагаскар

Александра Никифорова: Вещь, понятная для греков, но непонятная для русского читателя — почему Африка? Почему греки занимаются миссией в Африке?

Митрополит Игнатий: В Греции негде уже проповедовать Евангелие. Христианство в Греции существует 2 тысячи лет. Поэтому мы отправились туда, где люди не знают о православии. Главная наша миссионерская задача — катехизация людей, затем крещение.

Митрополит Игнатий Мадагаскарский:

Часто нас спрашивают, как вы там? На ум мне приходят картинки из жизни нашей миссии. Мы выезжаем, нагруженные, на нашем джипе. Предстоит преодолеть 1400 км, чтобы посетить удаленные селенья и городки, где есть верующие и храмы. Часто дороги находятся в плачевном состоянии. Джип изнемогает на кошмарных ямах и подъемах. Скорость не развить выше 10 км в час. Мы приезжаем в сельцо. Все предлагают остановиться, отдохнуть, дать водителю выпить кофе. Люди из любопытства подходят к нам. Странные существа эти белые, чужеземцы-священники в рясах и с бородами! Кто они такие и во что верят, обсуждают два местных мужчины. В беседу вступают и другие. Вопросы заканчиваются катехизацией. Информационные брошюры на тему «что такое православие» расходятся молниеносно, а просьбы о том, чтобы мы вернулись и рассказали о Евангелии, повторяются до тех пор, пока не трогается наш джип.

Мы едем дальше, любуясь привычными ландшафтами и размышляя об этой остановке и беседе с людьми, упорно просившими нас о катехизации. И вот оканчивается наше путешествие, длившееся три дня и три ночи. Мы прибываем в пункт своего назначения. Путь без остановок изматывает. Сиденье автомобиля становится и кроватью, и столом. Но нам нужно посетить храм, пообщаться с верующими и крестить оглашенных, которые уже давно готовы к принятию таинства…

Мадагаскар

Александра Никифорова: Люди, живущие на Мадагаскаре способны понять Евангелие, осознать, что такое Воскресение, обожение, вписать это в свою мировоззренческую систему?

Митрополит Игнатий: У нас нет особо завышенных требований к людям, которые желают перейти в православие. Кто-то переходит из католичества, кто-то из протестантизма, а некоторые вообще из религий, где они поклоняются предкам. Но то, что нас умиляет более всего — это жажда людей узнать истинную веру.

Мадагаскар

Александра Никифорова: 83.61% населения страны не знает никакого языка, кроме малагасийского. Как проходит катехизация?

Митрополит Игнатий: Все население говорит по-малагасийски. Когда мы просто общаемся на бытовом уровне между собой, то говорим на местном наречии. Когда же речь идет о более сложных темах, мы прибегаем к помощи переводчиков. Эти переводчики — малагасийцы, владеющее либо греческим, либо английским, либо французским.

У нас есть и семинария для будущих священников и катехизаторов. Мы переводим духовную литературу и богослужебные тексты (Евангелие, Апостол, литургию, таинства, службы Страстной седмицы, акафист Богородице) на малагасийский язык. Конечно, глубокие понятия они не полностью понимают, но самое главное они знают и понимают. Им нравится церковь, богослужение. Они с самого утра издалека идут по бездорожью пешком, часто босиком, приходят в храм к 6:30 утра и остаются до конца. Они, в отличие от нас, не разговаривают между собой в церкви и совершенно не устают.

Мадагаскар

Александра Никифорова: Кто из православных святых ближе всех малагасийцам?

Матина Кувуси: Они очень-очень любят и почитают Богородицу и святого Георгия Победоносца, Димитрия Солунского, святого Нектария, но особенно все же Богородицу.

Митрополит Игнатий: Крестятся люди всех возрастов — и младенцы, и старики. Многие крестятся семьями или даже селами. Эти крещения происходят в реке (если она есть поблизости) или в купели. Крещение происходит сразу над 10–100 людьми. Стоя в белых рубахах, они ожидают своей очереди, чтобы воспринять крещение. Это очень напоминает эпоху первого христианства. После мы раздаем каждому по иконе и кресту. Если есть какая-то одежда, то дарим и одежду.

Мадагаскар

Иеромонах Поликарп:

Мы находимся в Mahatsandri, недалеко от моря. Отсюда открывается панорама Африканского континента. Здесь нет вообще никакого сообщения с внешним миром. С пятницы, когда мы сюда приехали до воскресения полудня, мы крестили 165 человек. В воскресение вечером все бросились петь и плясать. «Можно, отче, мы будем петь до утра», — спросили они у меня, и я одобрил их предложение, разделяя их радость и ликование души. «Пусть поют», — подумал я, — «сейчас, когда Свет вселился в их сердца. Сегодня действительно день Света. Их новое одеяние — Сам Христос».

Митрополит Игнатий: После крещения (впрочем, как и всегда) у нас бывает общая трапеза, мы едим, как одна семья. Не думайте, что там есть столы и стулья! Люди сидят на земле. Когда нет поста, едим мясо с рисом, если пост, то рис с фасолью. Никаких плит для готовки нет! Мы ставим на костер кастрюли и в них варим пищу, как в древние времена!

Мадагаскар

Митрополит Игнатий Мадагаскарский:

Жизнь православного миссионера более всего напоминает путь на Голгофу. Как-то люди из удаленного селения, где еще нет храма, через своего священника попросили меня навестить их. Несмотря на множество попечений, мы договорились с батюшкой, что я приеду в один из воскресных дней. Село далеко, дорога трудная и очень разбитая, с здоровыми колдобинами посередине. Мы выехали в субботу днем, взяв с собой все необходимое для совершения литургии. Джип миссии, нагруженный вещами и людьми, изнемогал, преодолевая трудные участки. Сумерки настигли нас задолго до того, как мы добрались до села, управлять машиной стало еще труднее. Все мы боялись, как бы ни случилось чего-то непредвиденного в пути.

За несколько сот метров до деревни нас уже ожидали местные жители, чтобы сопроводить в безопасности. В селе мы оказались очень поздно, но нас переполнили славословие Богу и умиление: мы увидели, что все христиане от мала до велика встречают нас с зажженными свечами. Наша общая радость была велика. Эта встреча напомнила нам апостольские деяния и послания апостола Павла, где он рассказывает о своих встречах с христианами во время миссионерских путешествий.

После приветствия все взяли благословение, и мы прошли в большой школьный класс (храма там нет), началось оглашение. Люди всех возрастов набились до отказа, в образцовой тишине они слушали Слово Божие. Несколько свечей освещали место проповедника, малышей стало клонить в сон. Проповедник рассудил, что время уже позднее, и пора заканчивать беседу, но многие из взрослых не хотели расходиться. На ужин нас проводили в дом катехизатора, где с большой любовью предложили все самое лучшее, что имели. Это так трогательно: видеть бедных людей, которые лишают себя лучшей пищи, предлагая ее гостям.

Деревенские дома — это глиняные хижины, в них не предусмотрены гостевые места. Несмотря на это, всех разместили по домам, а епископ остался ночевать на заднем сиденье машины. На комфорт во время миссионерских поездок никто не претендует. Утром в школе, где будет совершена литургия, уже все готово. Большой класс освобожден от скамеек. Вскоре он был заполнен людьми. Их внимание к службе образцово. В конце литургии прозвучала проповедь, затем последовало свободное общение — им очень нужен храм. Мы пообещали, как только найдем деньги, начать его строительство. Здесь люди умеют ждать и терпеть.

Александра Никифорова: А у них нет обиды на Бога, что он так мало дал их народу?

Мадагаскар

Митрополит Игнатий: Нам бывает трудно понять их, а им нас — зачем нам все эти машины, удобства, роскошь. Нет, они совершенно не жалуются, как можно? Конечно, наверное, им хотелось бы немножечко улучшить свою жизнь, но поскольку они в такой ситуации родились, выросли, то они спокойно себя в ней чувствуют.

Путь за гуманитарной помощью или ко Христу?

Александра Никифорова: Все же, на Ваш взгляд — люди идут за гуманитарной помощью, учитывая их бедность, или они идут ко Христу?

Матина Кувуси: Мы тоже как-то задавались этим вопросом. Почему все-таки люди обращаются — потому что они получают материальную помощь или потому что они, правда, начинают видеть Христа? Я c вами поделюсь своим личным опытом. У нас был ребенок, который приходил в храм каждое воскресенье. Мы очень много ему помогали, он был из бедной семьи. В какой-то момент он прекратил ходить в храм, и мы думали, куда же он делся? Может быть, просто получил то, что ему было нужно, и ушел? А, может, он вернулся к своей прежней религии? Мы терялись в догадках.

Мадагаскар

И вот однажды, было воскресенье, он пришел в храм. Когда закончилась литургия, мы спросили у него: «Где же ты был? Мы тебя потеряли». Его ответ растрогал нас: «Я должен был уйти отсюда, потому что не было никакой работы. Мне пришлось отправиться в восточную часть острова». Он вынул из кармана совершенно изорванные четки и сказал: «Я не могу приходить каждое воскресенье в храм, там, где я работаю, нет церкви, но я каждый день молюсь Иисусовой молитвой „Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя“. Пожалуйста, дайте мне новые четки». И мы поняли: у этих людей сильная вера.

Мадагаскар

Александра Никифорова:

Будь благ ко мне, о вечный Боже!
Я здесь минутный гость, я раб!
Ты бесконечен, — я ничтожен;
Всесилен Ты, — я нищ и слаб!

Ты жизни Царь, — я дань гробнице!
Ты весь во свете, — я в темнице!
Чтоб щедрить всех — Ты благ на то:
Ты Всемогущ, — а я ничто!..

(Ф. Н. Глинка, Молитва мадагаскраского негра)

Мадагаскар

Матина Кувуси: Мы видим, что люди приходят и становятся сознательными христианами. Вокруг нас действуют секты, у которых много денег. Они сулят построить школы, клиники, церкви, оказывать денежную помощь, если люди обратятся к их религии. Несмотря на это, даже те, кто еще проходит катехизацию, и пока не крестились, отвечают: «Спасибо, но мы православные христиане» — и не принимают от них помощи. Так они становятся исповедниками православной веры.

Не растрачивайте зря!

Александра Никифорова: Как можно помочь вашему благородному делу?

Митрополит Игнатий: Если бы вы жили поближе в Африке, тогда я сказал бы вам: «Пошлите нам то, что лишнее для вас — одежду, обувь, пальто все, что угодно». Но, поскольку вы так далеко, вам невыгодно что-то посылать. Если вы желаете, можете оказать экономическую помощь. На Мадагаскаре все очень дешево стоит. Рабочий в день получает 1 евро, учитель получает 40 евро в месяц. Нам нужны деньги, чтобы платить учителям, врачам, тем, кто у нас работает, покупать еду и раздавать ее…

Мадагаскар

А если хотите, просто приезжайте как волонтеры, работа найдется для каждого! Совсем неважно, знаете вы язык или нет. Мы будем вам благодарны.

Кризис на Мадагаскаре несравним с кризисом в Греции. Там нет ни пенсий, ни даже самого необходимого пропитания. Когда мы ездим по деревням, мы берем с собой сладости, конфеты. И когда начинаем раздавать их, то видим, как собирается вся деревня, чтобы получить по карамельке, и даже взрослые тянут руку за конфетой. Мы, например, едим два раза в неделю мясо или рыбу. А они — раз в месяц и совершенно не такую порцию, которая насытила бы нас. Иногда целая семья довольствуется кусочком мяса, который умещается в одной ладони. А совсем бедные люди покупают сушеную рыбу и крошат ее на рис. Салаты, сыры, икра-то, к чему мы привыкли, для населения Мадагаскара вещи неизвестные. Я часто вижу женщин, которые покупают в магазине две картошки, один помидор, одну головку лука.

Молодежь одета в грязную, оборванную одежду, на них порой неприятно смотреть. А мы меняем одежду, как только меняется мода, или если хотим купить тот или иной бренд. Поэтому прошу вас: не растрачивайте! Вы растрачиваете то, в чем испытывают огромный недостаток люди на Мадагаскаре.

Мадагаскар

Александра Никифорова: Наверное, на Мадагаскаре меняется иерархия привычных нам ценностей?

Митрополит Игнатий: Конечно же, нас обличает совесть, и мы сами, например, ничего теперь не выбрасываем. Мы очень экономно живем. У нас есть куры для мяса и для яиц, есть огород, где мы выращиваем овощи. То, что мы видим вокруг нас, заставляет нас задуматься. Поэтому, когда мы оказываемся в Европе, в Греции, в Америке, мы всем советуем не тратить.

Мадагаскар

Дарить ближнему любовь

Александра Никифорова: В одном из своих интервью вы говорите: «Когда ты попадаешь на Мадагаскар, ты не думаешь, кто ты, диакон или епископ, ты просто служишь людям». Вы никогда не пожалели о выборе, сделанном 30 лет тому назад, который лишил Вас возможности быть «настоящим архиереем», с красивой резиденцией, престижной маркой автомобиля и т. д.?

Мадагаскар

Митрополит Игнатий: Я очень доволен своим выбором. Я и все те, кто мне помогает, мы хотим помогать ближним. Христианская жизнь — это дарить ближнему любовь. Желаю Вам благословения Божия. И милости просим на Мадагаскар!

Александра Никифорова: Мы благодарим вас, дорогой владыка, и просим наших читателей никогда не забывать в молитвах вас, вашу паству и ваше дело любви на Мадагаскаре!

Мадагаскар

Я иду по Старому Арбату. Снег кружит, словно перед Рождеством. Пьяный вопль проносится через всю улицу. Напротив Дома Лосева привычное фламенко. Успешные и самодостаточные, люди сидят этим вечером в арбатских ресторанчиках, но не встретишь на их лицах улыбку, что озаряет лица малагасийцев, не имеющих буквально ничего материального, но счастливых.

Я иду по Старому Арбату и понимаю, что давно уже потеряла инстинкт — помочь каждому: юноше, собирающему по 100 рублей на детей с онкологическими заболеваниями, молодой мамочке, что еле тащит коляску с малышом по ступенькам перехода на Библиотеке Ленина, просящему милостыню бомжу. Сегодня этот естественный инстинкт, «настраивать свое сердце на боль сердца других людей», вдруг оживает во мне. Именно он восстанавливает в человеке его человеческое достоинство и наполняет счастьем того, кому помог ты, но сторицею тебя самого.

Фото: Анна Гальперина

Автор благодарит Алевтину Волгину за организацию встречи с митрополитом Мадагаскарским Игнатием и Стаматиной Кувуси, а также за помощь в переводе беседы. Фото и рассказы митрополита Игнатия и иеромонаха Поликарпа с сайта миссии: http://ierapostoles.gr, а также из открытых Интернет-источников. Адрес для связи с миссией: orthodoxia@freedsl.mg

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Госдума не поддержала запрет богослужений и крестных ходов без спецразрешения

Вместо этого принята другая поправка, которая предписывает миссионерам иметь на руках документы, дающие им религиозной организацией…

Миссионер по госпатенту?

Если что-то и выйдет из такого государственного регулирования, то только стимуляция экстремизма

«Каждый из нас рожден для счастья»

Нужно искать в себе любовь, а не грехи