Мой день

|

В рамках конкурса «История о вере, о настоящем человеке и о мужестве!» своей историей делится иерей Олег Курзаков, штатный священник Свято-Троицкого собора г. Шарыпово.

Свежее тихое утро. Воздушное золото солнечных лучей невесомо рассыпается по бетонной дорожке, которой я иду на утреннюю службу в храм мимо полузаброшенного городского кладбища. За оградой под ветвистыми черемухами и грузно замершими тополями сумрачно. Вспоминается пасхальное: «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ…» Все-таки мы плохо сегодня ощущаем новизну этой радости, принесенной христианством под своды сумрачного языческого мира с его непоправимостью рока и неизбежностью гибели.

Требничаю: исповедую, помогаю служащему священнику. После литургии с прихожанами идем вокруг храма крестным ходом. Тысячу лет этим крестным ходам по русской земле. Тысячу весен пасхальная радость победы жизни над смертью — и осенних плодоносных новолетий, будто золотым фоном иконы Руси. На ней можно увидеть, по слову отца Александра Шмемана, «великое множество людей самых разных классов и слоев населения: князей, епископов, монахов, богатых, нищих, юродивых, мужчин, женщин, живших небесной красотой, шедших узким путем нравственного подвига, искавших, алкавших, жаждавших только небесной правды, только любви, только победы духа».

Фото: Станислав Марченко, photopolygon.com

Фото: Станислав Марченко, photopolygon.com

Потом — требы. Сегодня выпало четыре отпевания. Первое — на квартире застреленного полицейским в кафе 27-летнего парня. Для нашего городка событие громкое. Парень — крепкий, дюжий, кровь с молоком. Остался годовалый ребенок, ипотека, планы. Не по-христиански умер, но и отпевание как наша вина, что не научили, как нужно жить и умирать по-христиански. Беспризорники Церкви.

Второе отпевание — парень 25 лет, рак. Долго и мучительно умирал, но священника для исповеди и причастия так и не пригласили. Много молодежи. Как-то пытаешься достучаться словами о победе Христа над смертью, о живом Боге, дарующем жизнь всякому верующему в Него. Тебя не слышат, такие отпевания тяжелые, немолитвенные. Потом еще бабушка и мужчина. Какая-то подавленность, раздавленность колесами смерти, под которые бросаются дети России без креста и молитвы. Придя домой, пытаюсь читать, но смаривает усталость.

Немного отдохнув, собираюсь на праздничную всенощную службу. Служится на подъеме, в праздники как-то легко молится от благодати Духа. На полиелее — все знакомые лица прихожан. Это верные, те, кто и в ветер, и в мороз, и в гололедицу приходит молиться. Наши дивные бабушки с молитвой о своих непутевых детях и внуках.

Думается: хорошо, что их не касается это интернетное море, в котором эти дети и внуки поливают грязью все самое дорогое для них. Как-то умеют они легко и светло радоваться самым простым малостям: вербочкам, кроплению святой водой, иконочкам. Будто влюбленные девушки подаркам Жениха, зовущего в Свой пресветлый чертог: «Возлюбленный мой начал говорить мне: встань, возлюбленная моя, прекрасная моя, выйди! Вот, зима уже прошла, дождь миновал, перестал; цветы показались на земле; время пения настало…» (Песн. 2:10–12).

В их простых лицах, с деревенскими чертами — моя Россия, кающаяся, стоящая пред Богом в своих простеньких платочках и стареньких кофточках у врат Царства Христова. «Кто вы, призванные: не много из вас мудрых по плоти, не много сильных, не много благородных; но Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное» (1 Кор. 1:26–27).

Вечер скатывается медно-горящим диском за тополиные кроны. Воздушной волной находит зябкая прохлада. Закат дня еще длится, меркнет, наплывает сиреневыми облаками и алой сукровицей. Серпик луны совсем мал. Земля одиноко, сиротно, бездомно тихнет и молкнет.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Смерть может подменить собою Бога

Но после Воскресения она не может быть нашей надеждой

Дедушка вернулся из плена баптистом, а внук пошел ему наперекор

Как неверующий из баптистской семьи стал издавать православные книги

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!