«Не должно вам быть». К 90-летию кампании по изъятию церковных ценностей (+Фото)

Кому в наше время нужна настоящая история России ХХ века? О выставке «Non licet vos esse. Не должно вам быть», кампании по изъятию церковных ценностей и истинных взаимоотношениях Церкви и советского государства Игорь Лунёв беседует со Светланой Олеговной Чукавиной, руководителем выставочного отдела культурно-просветительского фонда «Преображение».

Когда про современных россиян говорят, что они, дескать, не интересуются историей своей страны, то это, конечно же, клевета. Иное дело, какого качества этот интерес. Сознание людей будоражат имена исторических деятелей, и тут уж не важно — Александр Невский или Сталин: главное, чтобы это была масштабная фигура. Простые люди, замученные неустроенностью и мелочностью нынешней эпохи, хотят быть причастными к чему-то великому.

По-настоящему же историей России интересуются немногие. На этой волне довольно легко сгладить, замолчать конфликты, которые так до сих пор и не разрешены. Открывшаяся в Санкт-Петербурге на территории Александро-Невской Лавры выставка «Non licet vos esse. Не должно вам быть», посвящённая 90-летию большевисткой кампании по изъятию церковных ценностей — ещё одна попытка пробудить историческое сознание россиян. И дай Бог, чтобы эта капля здравого смысла не растворилась без следа в море невежества.

«Не должно вам быть» — такой приговор выносили первым христианам римские императоры. Подобным же образом вела себя по отношению к Церкви и советская власть. Формальным поводом для кампании 1922-го года был голод в Поволжье, целью же было скомпрометировать Церковь в глазах народа и по возможности полностью её уничтожить.

Не случайно этой выставкой начинает свою работу и открывшийся музей Александро-Невской Лавры: она рассказывает об особенностях кампании по изъятию в Петрограде и мученической кончине митрополита Вениамина (Казанского). Также на выставке можно узнать о событиях в городе Шуе, где произошло первое столкновение верующих с властями, о московском «процессе церковников», в результате которого патриарх Тихон был заключён под домашний арест.

О том, как и зачем создавался этот проект, рассказывает руководитель выставочного отдела культурно-просветительского фонда «Преображение» Светлана Олеговна Чукавина.

— В 2012-м году было 90 лет кампании по изъятию церковных ценностей. И тогда же была создана эта выставка. Мы решили отметить эту дату — постараться проанализировать, что это было за явление. Потому что со стороны советской власти это была первая широкомасштабная репрессивная кампания в отношении Церкви. Ведь репрессии, которые были до 1922-го года, были репрессиями вообще против всех классов и социальных групп, которые большевики считали для себя чуждыми: дворян, купечества, интеллигенции. К тому же, во время гражданской войны у советской власти не было сил для такой масштабной и спланированной кампании. И возможно это стало в 1922-м году.

Тогда же в России начался голод. Раньше Россия с голодом справлялась, потому что правительству помогали общественные комитеты. Но в 1922-м году власть сама проводила такую политику в отношении крестьян, что у них не оставалось продовольствия. А тут ещё и неурожай. И была инициатива Ленина использовать голод как повод для репрессивной кампании в отношении Церкви. Задачей советской власти было дискредитировать Церковь в глазах народа, для этого большевистская пропаганда убеждала людей, что Церковь не хочет помогать голодающим. Тогда же планировалось устроить и раскол в Церкви — это был ещё один способ Церковь уничтожить.

Советская атеистическая пропаганда

Советская атеистическая пропаганда

— Сейчас очень много говорится о том, что большая часть народа к тому времени была уже не с Церковью. И ведь известно, что первые народные выступления против представителей Церкви начались даже до октября 1917-го года. Как простые люди восприняли большевистскую кампанию 1922-го года?

— Картина на самом деле более сложная. Да, отдельные антицерковные выступления были и до октябрьского переворота, на волне выступлений против правящих классов вообще. Церковь в глазах народа была связана с самодержавием. А вот после переворота, когда у людей почва пошатнулась под ногами, и непонятно было, на что можно опереться — ведь многие потеряли близких, много людей было уничтожено — народ стал в Церковь возвращаться.

Есть даже свидетельство Троцкого: он пишет в одном из писем, что видит из окна своего дома идущих по улице людей, из десяти человек восемь крестятся, и среди них молодёжь. И далее он удивляется, что это происходит на седьмом году советской власти. То есть пока не начались совсем уж масштабные гонения, люди в Церковь шли. И когда в 1922-м году началась кампания по изъятию церковных ценностей, то реакцией была целая народная война — огромное количество народа в разных городах так или иначе выступало против.

Конечно, были разные ситуации: где-то ничего не могли делать и не пытались, где-то считали, что главное — сохранить человеческие жизни. Но в целом люди понимали, что дело не в деньгах, которые власть якобы хотела потратить на нужды голодающих, а это просто издевательство над их верой. И как раз в 1922-м году было, вероятно, последнее широкое народное сопротивление. Но при этом народ был безоружным. И если представителей власти, приходивших изымать церковное имущество, выгоняли, то после приходил уже отряд вооружённых красноармейцев.

— Кто участвовал в создании выставки и как собирались экспонаты?

— Организацией выставки занимался московский культурно-просветительский фонд «Преображение». Проекты этого фонда поддерживает Свято-Филаретовский институт. В городе Шуе есть литературно-краеведческий музей Константина Бальмонта, несколько экспонатов дала администрация этого музея.

Конечно, вещей, связанных с той кампанией, вообще очень мало. Ведь то, что из храмов изъяли, было или переплавлено, или продано. Что-то находится до сих пор в наших музеях. Например, рака Святого благоверного князя Александра Невского теперь в Эрмитаже. На нашей выставке представлена фотография момента, когда её демонтируют и собираются увозить. Но кое-что нам собрать удалось. И в этот раз, поскольку мы проводим выставку совместно с только что открывшимся музеем Александро-Невской Лавры, мы представили несколько экспонатов, связанных с событиями в Петрограде.

Также на выставке есть экспонаты из личных коллекций семей А. В. Чельцова (внука протоиерея Михаила Чельцова), С. М. Доброумова (правнука протоиерея Философа Орнатского).

Священник Философ Орнатский и семья священника Михаила Яворского

Священник Философ Орнатский и семья священника Михаила Яворского

— При помощи этой выставки вы хотите просто рассказать историю, или проект содержит в себе что-то ещё?

— Мы ставили несколько задач. Во-первых, мы хотим ещё раз развенчать миф о том, что Церковь не помогала голодающим, ведь он до сих пор существует. Пропагандистская машина работала очень хорошо. У нас на выставке представлены советские газеты тех времён — почитайте, как там это описывалось. Если не быть в контексте всей истории, вполне можно поверить. Церковь, наоборот, старалась помогать людям, но власть помешала ей развернуть широкомасштабную помощь. И клевету на Церковь нужно опровергать.

Во-вторых, важно говорить о настоящих намерениях советской власти в отношении Церкви. У нас на выставке специально представлено письмо Владимира Ильича Ленина по поводу событий в Шуе, в котором он пишет, что задача советской власти — уничтожить «как можно больше попов».

В-третьих, и это, может быть, самое главное: нам хочется показать Церковь не только страдающую, но и отстаивающую своё достоинство. Ведь было много людей, которые не пожалели своего доброго имени, а часто и своей жизни для того, чтобы побороться за Церковь и за народ. Такие примеры веры сейчас нам всем очень нужны.

Вот, например, владыка Вениамин, митрополит Петроградский, был человеком очень мудрым и очень любимым народом. И он был расстрелян как раз в ходе той кампании, которая началась в 1922-м году. А он очень много сделал для Петроградской епархии. Выставка рассказывает, например, и о священниках, которые пострадали в Шуе, в частности, о настоятеле местного кафедрального собора отце Павле Светозарове, который тоже был расстрелян. Также мы говорим о петроградских и московских священниках, о мирянах.

Изъятие церковных ценностей

Изъятие церковных ценностей

Эта часть нашей истории настолько забыта, что мы не смогли найти даже фотографий многих людей. Когда выставка проходила в Москве, у нас была интерактивная карта города, на которой были указаны храмы, в которых проходили столкновения верующих с «изымателями». И там была дана информация о тех священниках, которые проходили по судебным делам — это очень много народу. А ведь если человек был осуждён в 1922-м году, то весьма вероятно, что в 30-е он снова попадал в лагерь, а в 1937-м году, скорее всего, его уничтожали. Мы очень мало знаем о том, какая была церковная жизнь в то время, что предлагали эти священники, как они собирали людей. Ведь если люди засвидетельствовали свою веру такими страданиями, значит, что-то им Господь открыл, что-то они знали особенное о жизни Церкви.

— Сейчас выставка открылась в стенах Александро-Невской Лавры. Понятно, что сюда придут в основном люди или церковные или, по крайней мере, неравнодушные к истории Русской Церкви. А проходила ли эта выставка в светских учреждениях?

— Да. Она проходила, например, в Московском государственном музее современной истории России. И посещали её не только церковные люди. Учителя стараются приводить молодёжь, подростков. Кто-то приводил своих знакомых. Ведь сейчас большинство людей историю знают очень плохо. До того, как открыться в Санкт-Петербурге, наша выставка проходила в Воронеже, где за месяц её посетило около 1500 человек — это очень много для такой выставки. Притом, что в Воронеже выставка размещалась в кафедральном соборе.

Для нас очень важно показать достоинство Церкви, её красоту, показать в том числе и тем людям, которые её критикуют. И до сих пор в наших книгах отзывов я не нашла ни одной негативной записи. Как правило, люди благодарят именно за то, что они узнали много нового для себя, узнали, насколько страшная была ситуация. Для меня самой, например, было открытием, что на территории Александро-Невской Лавры в начале 20-х годов собирались устроить крематорий. И есть даже проект этого крематория.

— В настоящее время в России на официальном уровне проводится политика сглаживания конфликта между Россией до октябрьского переворота 1917-го года и советским периодом. Это как-то сказывается на ваших организационных вопросах? Вам не стало труднее договариваться со светскими учреждениями?

— Поскольку мы выставляемся в музейных помещениях, то на нашей выставке такая политика не сказывается. Потому, что это дело музея — устраивать или не устраивать ту или иную выставку. Хотя наша выставка — разговор об истории, а не о современности, то есть в каком-то смысле разговор не такой острый. Конечно, если не думать о том, что последствия тех событий ощущаются и по сей день. Но мы стараемся говорить и о влиянии истории на современность.

Музей Александро-Невской Лавры расположен в здании, где до октябрьского переворота 1917-го года располагались монастырские библиотека, архив и древлехранилище. В советское время всё это было полностью разорено, а в здании долгое время располагалась станция переливания крови. Выставка «Non licet vos esse. Не должно вам быть» работает до 12 января 2014 года. Вход на выставку свободный.

Плат с образом Богородицы, переданный в дар музею семьёй верующего, прошедшего заключение

Плат с образом Богородицы, переданный в дар музею семьёй верующего, прошедшего заключение

Образ Богородицы с Царских Врат одного из разрушенных подмосковных храмов

Образ Богородицы с Царских Врат одного из разрушенных подмосковных храмов

Советская атеистическая пропаганда

Советская атеистическая пропаганда

Протоиерей Дмитрий Грамматин, последний  настоятель Троицкого собора в г. Шуя, и звёзды с Троицкого собора

Протоиерей Дмитрий Грамматин, последний настоятель Троицкого собора в г. Шуя, и звёзды с Троицкого собора

Епитрахиль, изъятая из петроградского храма и переданная для использования в театральных постановках

Епитрахиль, изъятая из петроградского храма и переданная для использования в театральных постановках

Вещи из архива Александро-Невской Лавры

Вещи из архива Александро-Невской Лавры

Вещи из архива Александро-Невской Лавры

Вещи из архива Александро-Невской Лавры

Епитрахиль и икона, расстрелянная большевиком после вселения в коммунальную квартиру в результате уплотнения

Епитрахиль и икона, расстрелянная большевиком после вселения в коммунальную квартиру в результате уплотнения

Библия с дарственной надписью митрополита Вениамина (Казанского)

Библия с дарственной надписью митрополита Вениамина (Казанского)

Образки, изъятые у арестованных по делу о сопротивлении властям во время кампании по изъятию церковных ценностей

Образки, изъятые у арестованных по делу о сопротивлении властям во время кампании по изъятию церковных ценностей

Изъятие церковных ценностей

Советские агитационные карикатуры

Советские агитационные карикатуры

Посетители выставки смотрят фильм о событиях 20-х годов

Посетители выставки смотрят фильм о событиях 20-х годов

Игорь Лунёв. Фото  Марины Евсеевой

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Святой Патриарх Тихон: Без лукавства и святошества

Светский стиль общения Патриарха Тихона, его склонность к юмору подчас даже раздражали консервативное монашество

Илья Глазунов: Главное — воспитать волевую верующую элиту

О феномене по имени Илья Сергеевич Глазунов, настоящем искусстве, коммунистических стройках и любви к России

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: