Какие добрые дела скрывать, а какие – нет? – протоиерей Алексий Уминский

Для кого благотворительность должна быть тайной? Стоит или нет говорить о своих добрых делах? Какой может быть помощь другим? Отвечает протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах (Москва). Приход храма активно занимается благотворительной деятельностью.

– Благотворительность может быть разной. Частная благотворительность, безо всякого сомнения, должны быть незаметной, скромной. Что касается благотворительности, которая предполагает создание специальных фондов, проведение благотворительных акций, то, естественно, она рассчитана на привлечение к участию большого количества людей.

Протоиерей Алексий Уминский

Протоиерей Алексий Уминский

И частные люди, которые приходят на эти акции, перечисляют деньги фонду или как-то иначе участвуют в его работе, могут сохранять свою анонимность. В том смысле, что необязательно всем рассказывать, сколько ты потратил денег на то-то и на то-то.

А люди, которые являются организаторами данных мероприятий, не должны, рассказывая о фонде, об акции, выпячивать свою личность. Ведь они всего лишь организаторы, механизм в сложной системе, а благотворительность складывается из пожертвований, из добрых дел привлекаемых людей. Это нужно понимать и тем самым как-то хранить себя от тщеславия, чтобы, не дай Бог, не приписать себе результат работы фондов или благотворительных акций.

Более того, во многих случаях в благотворительных фондах есть сотрудники: какую-то ежедневную рутинную работу, необходимую для функционирования фонда, нужно выполнять на профессиональных началах, волонтерство здесь не подходит.

Да, обычно такие сотрудники много и с отдачей работают, но они получают зарплату от денег, собранных на благотворительность теми самыми анонимными благодетелями. И сотрудникам нужно помнить, что они так же пользуются благотворительностью, как и те люди, которым они помогают.

Когда акценты расставлены правильно, люди понимают свое место в благотворительной деятельности. Тогда не будет повода гордиться… И как раз так можно найти баланс между тайной, анонимностью и привлечением большого количества средств для помощи другим.

Когда публичные люди (актеры, писатели и так далее) используют свое имя, чтобы привлечь внимание к благотворительности, – речь не идет о том, что они «пиарятся». Ведь они известны нам именно благодаря достижениям в своих профессиях и используют сложившееся в этих профессиях имя для того, чтобы как можно больше людей откликнулись и помогли тем людям, которых опекает тот или иной фонд. Свою известность они заставляют работать на благотворительность, а не наоборот.

Мы уже привыкли к тому, что тот или иной благотворительный фонд имеет «лицо». Но лицо, которое прославилось, повторяю, именно в других областях жизни.

Люди, которые по-настоящему занимаются благотворительностью, нам неизвестны. Те же знаменитости, рассказывающие о работе фонда, могут лично жертвовать большие суммы, помогать семьям больным и так далее. Но о таких «деталях» они не рассказывают. Как и жертвователи, неизвестные «широкому кругу». А их – миллионы.

Нередко благотворительность ассоциируется только с денежными пожертвованиями. Они, безусловно, необходимы. Но есть и другие способы благотворительности. Посидеть рядом с умирающим ребенком, провести сутки с родителями, у которых в страшных мучениях от рака уходит их сын-подросток, менять памперсы больным пожилым людям и кормить их из ложечки – это та благотворительность, на которую мало кто способен.

Все эти яркие, громкие благотворительные акции крайне важны и нужны, чтобы собрать сумму для конкретного человека, для людей, страдающих конкретным заболеванием. Это одна сторона благотворительности, которая кажется участникам этих акций таким легким делом, беззаботным и веселым провождением времени: «Мы пришли на благотворительную ярмарку, как здесь весело и хорошо, как приятно провести время рядом с хорошими людьми, как приятно купить что-то на память о своей благотворительности».

Потом порадоваться, что в целом собрали большую сумму. И вскоре забыть обо всем, поскольку это действительно была такая разовая акция.

Затем наступает обычная жизнь, в которой человек может уже не замечать людей, которые в нем нуждается. Ведь ему кажется, что свой долг перед человечеством он уже исполнил, что больше он никому ничего не должен. Хотя участие в акциях совсем не исключает и регулярной помощи…

Воспринимать милосердие, благотворительность в качестве некоего акционизма, на мой взгляд, сверхнедостаточно.

Ежедневная благотворительность, кропотливое регулярное попечение о нуждающихся – это образ жизни, мало кому доступная форма благотворительности, причем самая неизвестная.

Еше одна часть благотворительности – пластиковые карты вроде карты «Подари жизнь!», с которой после каждой транзакции списывается крайне незначительная для держателя сумма, покупки в супермаркетах, часть от которых идет в определенный фонд, смс-сообщения (как, например, у фонда «Вера) – все это буднично, необременительно и естественно для человека.

Это, явно, не сильно меняет нас в лучшую сторону, это обычное дело, как, например, умываться утром и вечером. К этому люди должны быть настолько приучены, чтобы делать все на автомате, не концентрируя внимания. Но не останавливаться на этом, а дальше искать возможности помочь. Может быть, кому-то нужно просто посвятить целый день? Хоть раз в году разделить тяжесть страданий другого человека.

Мне кажется очень важным образ благотворительности, который явила нам Царская семья во время Первой мировой войны. Они могли бы только жертвовать деньги, собирать большие суммы, но не ограничились этим. Члены Царской семьи шли в госпитали и сидели с умирающими солдатами… Пример должен быть подан теми, кто имеет возможность привлечь к себе внимание.

Императрица Александра Федоровна обрабатывает рану

Великая княжна Татьяна обрабатывает рану

Тайная благотворительность необязательно обозначает «неизвестно никому». Тайно – это, прежде всего, сокрыто от самого себя. Ты делаешь какое-то дело, но себя в нем не замечаешь. Вот что важно.

Если благотворительность воспринимается как подвиг, а не как обычное необходимое дело, тогда она не может быть неизвестной. Если человек сам про себя понимает, что он совершил подвиг, так или иначе, он себе памятник поставил, звезду героя себе вручил. Даже если никому о его поступке не известно, и он не собирается никому говорить о нем. Но внутри он будет ощущать себя добрым, хорошим, помогающим людям. При этом запросто может не обратить внимания на того, кто находится рядом и кто нуждается в его помощи.

Записала Оксана Головко

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Следом за начальником, или стоит ли рассказывать о добрых делах

Сама мысль поступить «не как все» у многих людей вызывает оторопь – а потому добрый пример…

Церковь открыла в Йошкар-Оле реабилитационный центр для детей с инвалидностью

Реабилитацию в центре будут проходить дети с ДЦП, синдромом Дауна и расстройствами аутистического спектра

Виктор Костюковский: В «Регистре против рака» скоро будет 50 тысяч доноров костного мозга

Представитель «Русфонда» прокомментировал 100-ю по счету трансплантацию костного мозга российскому пациенту от российского донора