Русская Церковь и война: только 1 колонна танков и 300 миллионов рублей?

В первый же день войны, 22 июня 1941 года, митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) обратился к «пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» с посланием:

«В последние годы мы, жители России, утешали себя надеждой, что военный пожар, охва­тивший едва не весь мир, не коснется нашей страны. Но фашизм, признающий законом только голую силу и привыкший глумиться над высокими требованиями чести и морали, оказался и на этот раз верным себе. Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. Попирая всякие дого­воры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь мирных граждан уже орошает родную землю. Повторяются времена Батыя, немецких рыцарей, Карла шведского, Наполеона. Жалкие потомки врагов православного христианства хотят еще раз попытаться поставить народ наш на колени пред неправдой, голым насилием принудить его пожертвовать благом и целостью родины, кровными заветами любви к своему отечеству.

Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали ду­хом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о свя­щенном своем долге пред родиной и верой и выходили победителями.

Не посрамим же их славного имени и мы — православные, родные им и по плоти, и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может. Тут есть дело рабочим, крестьянам, ученым, женщинам и мужчинам, юношам и старикам. Всякий может и должен внести в общий подвиг свою долю труда, заботы и искусства.

Вспомним святых вождей русского народа, например Александра Невского, Димитрия Донского, полагавших свои души за народ и родину. Да и не только вожди это делали. Вспомним неисчислимые тысячи простых православных воинов, безвестные имена которых русский народ увековечил в своей славной легенде о богатырях Илье Муромце, Добрыне Никитиче и Алеше Поповиче, разбивших наголову Соловья-разбойника.

Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она народа своего и теперь. Благословляет она небес­ным благословением и предстоящий всенародный подвиг».

По всей стране в православных храмах служились молебны о даровании победы. Ежедневно за богослужением возносилась молитва «О еже подати силу неослабну, непреобориму и победительну, крепость же и мужество с храбростью воинству нашему на сокрушение врагов и супостат наших и всех хитрообразных их наветов…». [1]

Обычно, оценивая вклад Русской Православной Церкви в Победу в ВОВ, говорят о ее материальном участии. Так, на­пример, говорят о танковой колонне “Дмитрий Донской”, эскадрилье “Александр Невский”, о 300 миллионах рублей, собранных верующими в фонд обороны. Да, конечно, это факты, но нельзя считать, что они исчерпывают вклад Церкви в победу.

Танковая колонна – это 40 танков, а за годы войны было выпущено 130 тысяч танков. За го­ды войны было выпущено более 100 тысяч самолетов, а не одна эскадрилья. 300 миллионов руб­лей за четыре года войны – это, считая, что в стране было 100 миллионов верующих, три рубля с человека в годы войны, или 75 копеек в год. Разве эти ничтожные величины можно считать реаль­ным вкладом Русской Православной Церкви в победу русского народа? Нет, это свидетельство почти полного уничтожения Церкви в России, ее унижения, а также ограбления народа безбожной большевистской властью.

«Церковная организация была разгромлена. В 1939 году на своих кафедрах оставались глава Церкви — митрополит Московский Сергий, митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), архиепископ петергофский Николай (Ярушевич), управляющий Новгородской и Псковской епар­хиями, и архиепископ Дмитровский Сергий (Воскресенский). Несколько архиереев совершали бо­гослужения как настоятели храмов. Так, епископ Астраханский (Комаров), уволенный в апреле 1939 года на покой, в октябре того же года был назначен на место приходского священника в го­род Куйбышев. Вся церковная жизнь Куйбышевской епархии была сосредоточена тогда вокруг одной этой церкви.

Спустя годы митрополит Сергий (Воскресенский) писал, что главной задачей Патриархии всегда было «посильно замедлить, затормозить предпринятое большевиками разрушение Церкви. Она стремилась оградить догматическую чистоту и каноническую верность православия, одолеть схизмы, сохранить канонически законное преемство высшей церковной власти, удержать законное положение Российской Церкви среди прочих автокефальных Церквей и довести, таким образом, Церковь до лучшего будущего, когда после крушения большевизма, Церковь могла бы вновь вос­прянуть… Работая в Патриархии, мы сравнивали свое положение с положением кур в сарае, из ко­торых повар выхватывает свою очередную жертву — одну сегодня, другую завтра, но не всех сра­зу. Но ради Церкви мы все же мирились со своим унизительным положением, веря в ее конечную непобедимость и стараясь посильно охранить ее до лучших времен, до крушения большевизма».

Закрытие церквей приняло уже обвальный характер. В одном только 1937 году было закрыто более восьми тысяч церквей. К 1939 году во всей России осталось лишь около ста соборных и приходских действующих храмов. На Украине сохранилось 3% от числа дореволюционных при­ходов. Во всей Киевской епархии оставалось два прихода с тремя священниками, одним дьяконом и двумя псаломщиками, в то время как в 1917 году епархия насчитывала 1710 церквей, 23 монастырей, 1435 священников, 277 диаконов, 1410 псаломщиков, 5193 монашествующих». [2]

Чтобы оценить реальный вклад Русской Православной Церкви в Победу в Великой Отечественной войне, сначала надо ответить на вопрос: кто победил в ВОВ?

Сравнительно недавно в СМИ прозвучала мысль о победе Советского Союза над фашист­ской Германией, схожая с высказанной персонажем Достоевского, Смердяковым, который гово­рил о войне с Наполеоном: “…было на Россию великое нашествие и хорошо кабы нас покорили… Умная нация покорила бы весьма глупую-с и присоединила к себе. Совсем даже были бы другие порядки-с”. И сейчас глумливо считается, что “весьма глупая” нация победила “умную”. Можно твердо утверждать, что если бы этого не произошло, то, действительно, “совсем даже были бы другие порядки”, а именно наступил бы “новый мировой порядок”, при котором нашему народу не было бы места на земле. По замыслу Гитлера и его сообщников он подлежал уничтожению.

В советское время считалось бесспорным, что победу одержал обладавший самым справед­ливым социальным строем и самой совершенной идеологией, великий Советский Союз под муд­рым руководством коммунистической партии и советского правительства. Но даже сам товарищ Сталин считал иначе. Выступая на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Ар­мии, 24 мая 1945 г. он сказал: «Товарищи, разрешите мне поднять еще один, последний тост. Я хо­тел бы поднять тост за здоровье нашего Советского народа и, прежде всего, русского народа (Бур­ные продолжительные аплодисменты, крики «ура»). Я поднимаю тост за здоровье русского наро­да потому, что он заслужил в этой войне общее признание как руководящей силы Советского Союза среди всех народов нашей страны. Я поднимаю тост за здоровье русского народа не только потому, что он — руководящий народ, но и потому, что у него имеется ясный ум, стойкий харак­тер и терпение.

У нашего правительства было немало ошибок, были у нас моменты отчаянного положения в 1941-1942 годах, когда наша армия отступала, покидала родные нам села и города Украины, Бело­руссии, Молдавии, Ленинградской области, Прибалтики, Карело-Финской республики, покидала, потому что не было другого выхода. Иной народ мог бы сказать Правительству: вы не оправдали наших ожиданий, уходите прочь, мы поставим другое правительство, которое заключит мир с Германией и обеспечит нам покой. Но русский народ не пошел на это, ибо он верил в правиль­ность политики своего Правительства и пошел на жертвы, чтобы обеспечить разгром Германии. И это доверие русского народа Советскому правительству оказалось той решающей силой, которая обеспечила историческую победу над врагом человечества, — над фашизмом.

Спасибо ему, русскому народу, за это доверие! За здоровье русского народа! (Бурные, долго не смолкающие аплодисменты) “.[3]

Нельзя не согласиться с этой оценкой роли русского народа. Именно русский народ одержал великую Победу. Что же касается политики советского Правительства, то, по нашему мнению, далеко не всегда ее можно назвать правильной, а в каких-то моментах она была просто преступ­ной. Так, еще в 20-е годы генерал-лейтенант А. А. Свечин, получивший генеральское звание еще в Императорской армии, предупреждал: “В настоящее время некоторые сомнения вызывает ленин­градская промышленность. Невыгоды стратегического положения Ленинграда еще усугубляются удалением его от источников топлива, хлеба и сырья. Но в военное время придется считаться уже не только с накладными расходами, но с разрушающим транспорт длинным пробегом вагонов с сырьем, топливом и продовольствием, что представляет весьма нежелательное осложнение воен­ной экономики”. Далее он писал, что “мудрая экономическая политика, последовательно прово­димая в течение десятилетий, может постепенно перенести центр тяжести промышленности в рай­оны, более выгодно расположенные с точки зрения экономических условий ведения войны. Точно так же постройка могучих источников электрической энергии – Днепрострой, Свирстрой – кото­рым в будущем суждено индустриализировать целые районы, требует не только предварительной технической и экономической, но и компетентной стратегической экспертизы”.

Компетентная стратегическая экспертиза проведена не была, зато генерал Свечин попал в руки «компетентных» органов и был расстрелян в 1938 году. Как видим, высокообразованные специалисты, способные стратегически мыслить, могли многое предвидеть, но руководство государства подобных людей уничтожало и их рекомендации не учитывало, обрекая множество людей на ли­шения и гибель, а весь народ на неслыханные страдания и жертвы.

Именно вследствие ошибок которых, по словам Сталина «у нашего правительства было немало», у нашего народа «были моменты отчаянного положения», и ему пришлось вести самую тяжелую войну за всю свою историю.

Нельзя не учитывать, что фашистская Германия, с которой русскому народу пришлось вести смертельную схватку, была исключительно сильным и беспощадным врагом.   Но «разве есть на свете та­кие огни и муки и сила такая, которая могла бы пересилить русскую силу?» [4]

Так что же это за Сила, которую никакая сила пересилить не может? Она носит характер мистический, таинственный, поэтому ответ нужно искать в духовной сфере.

Святитель Лука Войно-Ясенецкий в одной из своих проповедей говорил о Камне веры: «Но тот, кто упадет на этот Камень, разобьется; и на кого упадет он, того раздавит. Многие, многие спотыкались, и падали, и разбивались тяжко, и ушибались об этот Камень Краеугольный… Каждый, кто творит дела беззакония, кто извергает хулу из уст своих, кто малодушно отказывается исповедать перед людьми Господа нашего Иисуса Христа, падет на Камень Краеугольный и разбивается о него. И рушится дело жизни его, основанное не на этом Камне Краеугольном, а на стремлении к благо­денствию земному.

На кого же падет Камень, на кого обрушивается всесожигающий, истребляющий гнев Бо­жий? На тех, кто в делах диавольских дошел до предела, на тех, кого назвать можно слугами анти­христа. И видим мы, как этот страшный камень истребляющего гнева Божия уже готов обрушиться на слугу дьявола – Гитлера и на народ, отвергший любовь Христову, сделавший знаменем сво­им смерть и разрушение; на народ, издевающийся над нашими святынями, разрушивший дивные храмы Божии и осквернивший тысячи и тысячи храмов наших. На этот народ уже готов упасть этот камень, и раздавит он его и сотрет его, как стирается глава змея. Скоро увидим и услышим мы этот праведный суд Божий». (20 сентября 1944 г.).

Интересно отметить, что глубокий ответ прозвучал в творчестве талантливого советского поэта Константина Симонова. Талант — это дар Божий и как таковой он позволяет его обладателю проникать в духовную суть вещей. В стихотворении «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» Симонов пишет:

Как будто за каждою русской околицей,

Крестом своих рук ограждая живых,

Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся

За в Бога не верящих внуков своих.

Ни классовая борьба, ни ненависть не могут сплотить людей. Преодолеть ненавистную рознь мира сего может только святость. В годы между событиями 1917 года и Великой Отечественной войной пролег крестный путь Русской Православной Церкви и русского православного народа. В этот трагический период для Церкви многие тысячи, сотни тысяч верующих людей своей жизнью и своей смертью засвидетельствова­ли верность Христу и Его Святой Церкви и увенчались венцами мученическими. Благодаря их подвигу, принявших на себя натиск сатанинской злобы богоборческой власти и ценою своих страданий и крови, жизни и смерти, одержавших нравственную победу в неравной борьбе русский народ вновь обрел себя, ощутил свое духовное и национальное единство. То, что в результате революции было опорочено, осмеяно, поругано вновь обрело свой смысл и значение. Потому и встала “страна огромная”, как один человек, на “священную войну”, что «прадеды», по­бедители в борьбе за веру и правду, вымолили у Господа верящим и не верящим в Бога «внукам своим» силу и стойкость победить в Великой Отечественной войне.

“Известно, какова в Русской земле война, поднятая за веру: нет силы сильнее веры. Непре­оборима и грозна она, как нерукотворная скала среди бурного, вечно изменчивого моря. Из самой середины морского дна возносит она к небесам непроломные свои стены, вся созданная из одного цельного сплошного камня. Отвсюду видна она и глядит прямо в очи мимо бегущим волнам. И горе кораблю, который нанесется на нее! В щепы летят бессильные его снасти, тонет и ломится в прах все, что ни есть на них, и жалким криком погибающих оглашается пораженный воздух”. [5]

Великая Отечественная война – это не борьба идеологий или социальных строев, а борьба за веру и правду. Вклад Церкви огромен, он не поддается количественной оценке, и не может быть выражен в материальном эквиваленте. Удивительное самоотвержение, великодушие, беспример­ный подвиг, который явил наш народ в период Великой Отечественной войны, и есть вклад Рус­ской Православной Церкви в Победу над богоборческой, чудовищной по своей жестокости силой германского фашизма.

[1] Прот. В. Цыпин. История РПЦ. Издание Сретенского монастыря. М. 2006 с. 451.

[2] Прот. В. Цыпин. История РПЦ. Издание Сретенского монастыря. М. 2006 с. 446.

[3] Сталин И. О Великой Отечественной войне Советского Союза. М. 1947. С. 196-197.

[4] Гоголь. Тарас Бульба.

[5] Гоголь. Тарас Бульба.

Читайте также:

Нельзя ставить на одну доску нацизм и сталинизм

Великая Победа русского народа, была ли она случайностью?

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Победа – чудо, которое вымолили (+видео)

О духовных аспектах Великой Отечественной войны

Церковная риторика в Советском Союзе в годы Великой Отечественной войны

Сам Господь даровал нашему самоотверженному народу победу, которую мы по праву можем считать Великой.

О праве на Праведное Убийство и о Борисе и Глебе

Вы что, предлагаете нам каяться? Нам? Победившим фашизм? Каяться? Нам каяться не в чем!