Ольга Седакова о совместном заявлении Патриарха и Папы

|
В Заявлении мы слышим христианский голос Церкви: благодарность, благословение, солидарность, заботу обо всём мире (и в первую очередь о слабейших, беспомощных и гонимых в этом мире).
20110324-IMG_2953

Ольга Седакова

Первое, что мне хочется сказать по этому поводу: слава Богу, что этот документ написан и подписан!

Что бы дальше ни последовало, встреча состоялась (мне кажется символическим то, что она произошла в приближении праздника Сретения), эти важнейшие слова сказаны и удостоверены. Преамбула, и особенно пункты 4 и 5 звучат как настоящий гимн братству апостольских церквей:

4. Благодарим Бога за те дары, которые мы получили через явление в мир Его Единородного Сына. Мы разделяем общее духовное Предание первого тысячелетия христианства. Свидетелями этого Предания являются Пресвятая Матерь Божия, Дева Мария, и святые, которых мы почитаем. Среди них – бесчисленные мученики, явившие верность Христу и ставшие «семенем христианства».

5. Несмотря на общее Предание первых десяти веков, католики и православные на протяжении почти тысячи лет лишены общения в Евхаристии. Мы разделены ранами, нанесенными в конфликтах далекого и недавнего прошлого, разделены и унаследованными от наших предшественников различиями в понимании и изъяснении нашей веры в Бога, единого в Трех Лицах – Отца, Сына и Духа Святого. Мы скорбим об утрате единства, ставшей следствием человеческой слабости и греховности, произошедшей вопреки Первосвященнической молитве Христа Спасителя:«Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17:21).

Не знаю, как для других читателей Заявления, для меня этот разрыв с Преданием первого тысячелетия многие годы был делом личной скорби. Так же, как и отсутствие осознания этого положения среди моих единоверцев. Про открытую вражду к «латинянам» и «грех экуменизма» не хочется даже упоминать.

В Заявлении мы слышим христианский голос Церкви: благодарность, благословение, солидарность, заботу обо всём мире (и в первую очередь о слабейших, беспомощных и гонимых в этом мире). Мы отвыкли от этого языка в официальных церковных документах.

Предполагаю, что для многих, вероятно, важнее покажутся последующие части Заявления, касающиеся конкретных тем и практических задач: защита христиан Востока, проблемы современной цивилизации (секуляризм, проблемы семьи, эвтаназии, репродуктивных технологий и др.), положение Церкви в Украине. Но без того света любви, солидарности и чувства общей истории и общей ответственности, который освещает начало Заявления, все эти темы могли бы звучать совсем иначе. Могли бы излагаться в привычном для нас модусе борьбы с неким зловещим врагом.

Как филолог, не могу не отметить, что язык, на котором написано Заявление, – не тот язык официальных документов, к которому мы привыкли: язык, полный советизмов и бюрократических оборотов, тяжелый и неясный в формулировках. Церковь здесь говорит на языке, происходящем из молитвы. Единственный случай проникновения в текст Заявления «языка вражды», типично советской риторики – это пассаж о «некоторых политических силах, руководствующихся идеологией секуляризма» (п.15). Так выражаются только у нас. Если известно, кто эти «некоторые», – назови, а не наводи зловещего таинственного тумана.

Но это деталь. А в целом, повторю, Заявление вызывает огромную радость. Его дух – дух мира, Божий дух. «Потому что Бог не есть Бог неустройства, но мира» (1 Кор. 14:33).

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Отвергает ли Христос католиков?

Всякое заблуждение прискорбно, не все заблуждения одинаково пагубны

Ольга Седакова. Из приступа небывалой свободы

Насколько грешным имеет право быть писатель, в каком случае не надо читать книг и чем можно…

«Мы все прочли то, что дал нам прочесть наш опыт»

Даже в Евангелии один находит призыв к истреблению грешников, а другой – любовь, жалость и милосердие