Опасная профессия?

 Станут ли новости об убийствах священников в России привычными, зависит не только от состояния общества, но и от церкви, которая должна научиться называть грех своим именем.

Во вторник вечером по «Живому журналу» пронесся слух: в России убит еще один священник. Через час информация подтвердилась: новость об убийстве стали публиковать информационные агентства. Протоиерея Александра Филиппова, настоятеля Вознесенской церкви села Сатино-Русское Подольского района, застрелили после того, как священник сделал замечание людям, справлявшим нужду в подъезде жилого дома.

Оказалось, что священник был не в рясе, а значит, нападавшие могли не знать, что перед ними батюшка. Но меняет ли это дело существенно? Да, если бы на месте отца Александра оказался простой мирянин, новость об убийстве прошла бы в новостных лентой почти незамеченной и уж точно не попала бы на страницы православных изданий. Смерть священника заметнее, чем смерть многих других, но только вот перед Богом жизнь каждого человека одинаково ценна.

Если недавнее убийство отца Даниила Сысоева можно объяснять идеологическими причинами, то нынешняя подмосковная трагедия вскрыла настоящую язву общества. Оказывается, некоторые из живущих рядом могут вот так запросто вытащить пистолет и пристрелить за замечание не гадить, а быть людьми. И это происходит в стране, где не утихает риторика о «православном государстве».

А вот еще случай, не попавший в новостные ленты. Осенью этого года достаточно известный настоятель одного из киевских храмов, монах, бывший в Москве по служебным делам, подвергся нападению в подъезде жилого дома в центре российской столицы. Нападавшие били со знанием дела: удар по шее «отключил» батюшку, не причинив серьезных увечий. Причиной нападения стало банальное ограбление: телефон самой простой модели и пара тысяч рублей – всё, что удалось найти. При этом игумен был в монашеской одежде, что не остановило нападавших.

Кто-то однажды сказал, что прежде чем стать христианином, надо стать человеком. Это справедливо не только для каждого отдельно взятого индивидуума, но и для общества в целом. Пора осознать: пост-советский мир и близко не стоит с идеалами «Святой Руси». Вот несколько иллюстраций. Сегодня Россия лидирует в мире по количеству брошенных детей. Главная причина оставления детей — алкоголизм. Средний уровень потребления чистого алкоголя в России на начало 2009 года — 18 литров на человека в год (по данным Минздравсоцразвития), при том что эксперты Всемирной ассоциации здравоохранения признают относительно безопасным уровень 8 литров. Народ фактически уничтожает себя на глазах. Примечателен и тот факт, что Россия занимает первое место по числу абортов среди всех своих соседей: количество рожденных детей примерно равно количеству абортов, в то время как в среднем по СНГ показатель абортов в два раза ниже количества родов. Неудивительно, что в таком обществе ценность человеческой жизни стремится к нулю.

Но, с другой стороны, около 70% населения России считают себя «православными». Социологов давно не поражает тот факт, что треть так называемых «православных» вовсе не верит в существование Бога, половина никогда не читали Священное Писание, а 68% «православных» никогда не причащались. Не будет удивительным, если окажется, что и убийцы отца Александра считают себя «православными». Как считали себя вполне «благонадежными» верующими и те, кто две тысячи лет назад в Иерусалиме кричали: «Распни, распни Его!»

Но есть сила, способная изменить общество, — сила Христова. Совершаемая в немощи, проповедуемая Церковью, которая призвана быть благовестницей этой преображающей силы. И если, с одной стороны, задача Церкви — проповедовать Царство Божие, то, с обратной, она призвана и обличать грех. Очень важно: назвать грех грехом. Это сделал отец Александр Филиппов — и ценой обличения стала жизнь. Это же совершал в свое время и святитель Филипп Московский — и тоже поплатился. Еще не утихло обсуждение фильма Павла Лунгина, а уже сама жизнь предоставила параллели к этой картине.

В обществе, где грех узаконен, Церковь должна свидетельствовать о правде Божией. Иначе может оказаться, что грех однажды станет нормой и внутри видимой церковной ограды. А свидетелем против греха вовсе не обязательно должен быть священник или лицо духовное: Церковь Божия — это все мы, собранные под Главою Христом. А значит, оздоровление общества и искоренение греха надо начинать с себя. И лучшая «прививка» против того, чтобы убийства священников вошли в «норму», — деятельная христианская жизнь в повседневности. Когда наберется «критическая масса» таких деятельных христиан — наступят перемены и в обществе.

Священник Андрей Дудченко
специально для портала «Православие и мир»

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Послушник задержан по подозрению в убийстве настоятеля монастыря в Переславле-Залесском

Сейчас с 27-летним Александром Шулешовым проводятся следственные действия, в дальнейшем будет решаться вопрос о его аресте

Патриарх Кирилл выразил соболезнования в связи с убийством игумена Даниила (Соколова)

Предстоятель Русской Церкви выразил глубокие соболезнования всем, кому был дорог отец Даниил

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!