Памяти отца Сергия Пуха – пять удивительных историй

|
27 января – девять дней как отошел ко Господу митрофорный протоиерей Сергий Пух, настоятель и устроитель храма святых апостолов Петра и Павла в городе Люксембурге.

Этим рассказом-воспоминанием мы открываем рубрику культурно-просветительского и паломнического центра святого апостола Фомы – «Христианская Европа» – рассказы о православных приходах, истории христианских святынь и современной жизни европейских христиан.

Однажды к нему пришла совершенно незнакомая женщина и сказала: «У меня долги, отдать не могу…» Он спросил: «Какая сумма? Я тебе дам…» Таких историй рассказывают о нем много.

Это был человек, доверившийся Богу, исцелившему его от неизлечимой болезни. Поэтому жизнь его можно разделить на две половины – жизнь дарованную и жизнь подаренную, которую он прожил, совершенно четко понимая, Кого должен благодарить за этот Дар.

Об отце Сергии вспоминают те, кто знал его.

Из слова архиепископа Женевского и Западноевропейского Михаила:

…Отец Сергий на 15 лет старше меня и, как и я, сын русского человека, который выехал за границу. Он принадлежит к первому поколению, родившемуся здесь. В двадцатых годах прошлого века русская эмиграция еще и умственно и нравственно воспринимала свое пребывание здесь как временное. Никто из них не думал, что здесь, в рассеянии пройдет вся их жизнь. Все думали, что завтра, послезавтра мы уедем.

Мой отец говорил мне, что только после войны пришло понимание того, что они никогда не вернутся в Россию. Но за это время русская эмиграция уже построила свою Россию за рубежом, воссоздала свою и духовную, и церковную Родину здесь. Отец Сергий был этим полностью пропитан. Мысль построить здесь храм, показавшаяся сначала безумной, была Богоугодной и вопреки всему была им осуществлена.

Кредит на храм

Тимофей Китнис, историк и богослов, организатор паломнических поездок к православным святыням Европы:

Тимофей Китнис

Тимофей Китнис

Когда в 2000 году мы приехали в Германию, в древний город Трир, здесь еще не был создан православный приход. Храм в Люксембурге тогда был единственным доступным в нашем регионе. Тогда я и познакомился с отцом Сергием.

Отец Сергий – сын врангелевского офицера, родился в Болгарии, а потом вместе с родителями переехал в Люксембург. Получив образование в Европе, отправился в Америку и сделал там блестящую карьеру в банковской сфере.

Видимо, он был всегда очень чуток и открыт к православию и никогда, даже в молодости, не разрывал связь с храмом.

Переломным моментом в его жизни стала болезнь. Он не рассказывал, чем заболел, но можно было понять, что болезнь была неизлечимой, так как он дал обет, что если Божья Матерь его исцелит, он оставит всё, что имеет в Америке – успешную карьеру, друзей, продаст дом, вернется в Люксембург, построит там русский православный храм и станет священником.

И чудо произошло. Он выздоровел и стал готовиться исполнить обещанное.

Но тут начались испытания. Господь испытывал, тверд ли он в своем решении. Все внешние обстоятельства противодействовали отъезду в Люксембург. Не отпускали повседневные дела, а самое главное – не продавался дом, который невозможно было бросить в той ситуации.

Отец Сергий рассказывал, что он очень сильно молился Пресвятой Богородице в этот период испытаний. Особенно долго он простоял у чудотворной иконы – Курской Коренной. Постоянно читал ей акафист.

Однажды во время чтения акафиста и сильной сердечной молитвы раздался телефонный звонок и его риэлтор сообщил ему, что дом его успешно продался по достаточно выгодной цене.

Будущий священник приезжает в Люксембург и наносит визит архиепископу Женевскому Антонию. Как рассказывал свидетель этой встречи (имени которого я, к сожалению, не помню), идея строить храм в Люксембурге показалась всем присутствующим при разговоре фантастической, совершенно безумной.

Тем не менее, отец Сергий горячо взялся за дело, и Господь благословил его труды: в самом центре европейской столицы появился русский православный храм во имя первоверховных апостолов Петра и Павла. Пригодились и профессиональные навыки. Будущий настоятель вложил в строительство храма все средства от продажи своего дома и взял кредитные обязательства на свое имя (как частное лицо).

Церковь святых апостолов Петра и Павла (Люксембург)

Церковь святых апостолов Петра и Павла (Люксембург)

Поначалу прихожан почти не было. Служили порой вдвоем с супругой – матушкой Эмилией. Одной из первых прихожанок стала Светлана Юрьевна Ушакова – подруга отца Сергия с семи лет, тоже дочь русских эмигрантов, из семьи круга потомков знаменитого русского адмирала Федора Ушакова.

А в 90-е годы этот удивительный православный «Ноев Ковчег» стал прибежищем для многих верующих – выходцев из стран СНГ. Храм стали посещать православные не только Люксембурга, но и сопредельной Франции, Бельгии и Германии. Отец Сергий на долгие годы стал священником и самым настоящим духовным сердцем этого прихода.

Вдова отца Сергия матушка Эмилия и Светлана Ушакова

Вдова отца Сергия матушка Эмилия и Светлана Ушакова

Разговоры по-русски

Княгиня Светлана Ушакова, прихожанка и товарищ по детским играм:

Я знакома с отцом Сергием с семи лет. Он был необычным ребенком, очень поздно начал говорить. Наши родители были знакомы. Мы жили в Мертерте, а их семья – в Вильце (это небольшие городки герцогства Люксембург). Тогда у нас не было храма, наши родители собирались и служили сначала у них в погребе, а потом из-за отсутствия работы их семья переехала в Вассербилиг и мы перешли в домовый храм, прямо на квартире.

Когда я прощалась с ним, рассказывала ему про наше детство и даже вспоминала, как мы дрались и я чуть не выбила ему глаз, и моя мама ходила к ним извиняться. Интересно, что в детстве только с ним я говорила по-русски.

Храм-памятник

Священник Николай Никишин, директор Паломнического центра Корсунской епархии:

Священник Николай Никишин

Священник Николай Никишин

Отца Сергия можно назвать «последним из могикан», он связывает тех людей, которые выросли в России, были пропитаны ею, свидетельствовали о русской духовной жизни.

Первое, что поражало в отце Сергии – это независимость характера и щедрость его души. Такая щедрость на Западе у многих наших теряется.

Привлекала также и душевная непосредственность, отец Сергий всегда говорил правду, и даже если это могло показаться резким, обычно никого не обижало. Потому что все понимали: даже если сказанное было слишком прямолинейно, при этом всегда очень искренне и честно.

Сейчас уже другое время, перевернута страница той трагедии разрыва, когда люди, выехавшие за рубеж, не имели возможности вернуться обратно.

Границы открыты, и множество паломников из России приезжают сюда, они видят, что не так уж много храмов в стиле именно храмовой архитектуры построено нашей эмиграцией. В основном, в силу сложных финансовых обстоятельств, устрояли домовые храмы в бараках, подвалах, гаражах.

Отцу Сергию удалось сделать то, что сделали немногие, и этот дивный, уже исторический храм в столице Люксембурга, конечно же, станет ему вечным памятником.

«Боже, царя храни!» в Люксембурге

Протодиакон Георгий Кобро. Фото Анны Гальпериной

Протодиакон Георгий Кобро. Фото Анны Гальпериной

Протодиакон Георгий Кобро, друг семьи:

Я сейчас затрудняюсь сказать, когда мы познакомились. Очевидно, что это был церковный повод и впервые меня сюда направил владыка Антоний на какой-то церковный праздник. Это было лет 25-30 назад.

Когда я познакомился с отцом Сергием, узнал его биографию, на меня произвела огромное впечатление его приверженность православию, русской истории и монархизму.

В его храме на долгие годы через отца Сергия утвердилась такая традиция: после каждой трапезы они с матушкой вставали и пели «Боже, царя храни!»

Это пение подхватывали все собравшиеся, но чем старше становился отец Сергий, тем меньшее количество прихожан знали слова. Поэтому пели по силам те, кто помнил.

А потом матушка и батюшка брались за руки и пели гимн Великому герцогству Люксембургскому – принося дань благодарности новой Родине, которая дала приют им и их родителям. Гимн пели со всеми филологическими тонкостями, на люксембургском наречии. Для жителей Германии это такой трогательный диалект.

Потом, когда мы стали общаться ближе с ним и его дивной матушкой, мне раскрылось сердце этого человека – чистое сердце младенца. Иногда он нервничал, особенно на престольный праздник, но все знали, что это пустяки. Ведь даже когда случались размолвки, он почти сразу начинал добродушно улыбаться, и никто не обижался.

Кроме того, все знали, что он был великим благодетелем, бескорыстно помогал многим нуждающимся.

А история о том, как он, заболев раком, дал обет, что он построит храм – это уже притча во языцех. Наши отношения были очень дружественными. Общаясь с ним многие годы, я видел искренность и чистоту, которая, думаю, захватила и привлекла многих людей, и меня в том числе.

Обручальные кольца в подарок

Людмила Джованелли, прихожанка:

У отца Сергия была удивительно добрая и щедрая душа. Довольно давно сюда приехали мои друзья, супружеская пара. Приехали на лечение. Он был вокалистом и оглох. Можно представить, какая это трагедия для человека, который посвятил свою жизнь пению.

Людмила Джованелли

Людмила Джованелли

Я устроила им с супругой, неотступно следовавшей за ним, встречу с врачом в Нанси. Врач сказал, что, к сожалению, ничего сделать нельзя.

После этого приговора, чтобы прийти в себя, мы зашли попить кофе, и наш друг сказал, что, видимо, нужно уходить из этой жизни. А я вдруг сказала ему: «Подожди, Витя, мы вот вас с супругой повенчаем и начнется у вас новая жизнь». Так они и познакомились с отцом Сергием.

Он не остался равнодушным к судьбе Виктора. Договорился о встрече с другим врачом, помогал, поддерживал, утешал. А когда супруги поехали венчаться, то уже в пути выяснилось, что колец-то обручальных нет…

Отец Сергий сразу остановил машину, вышел и сам купил им в подарок золотые кольца.

Эта семья действительно обрела новую жизнь, на которую своей молитвой и деятельным участием благословил их отец Сергий.

Светлая память и вечный покой!


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Свято-Сергиевский институт – мост для диалога с инославными

Какое место в западном мире занимает институт и насколько необходимо его существование для Русской Православной Церкви…

Мы не в изгнании, мы в послании

Зарисовки Александры Никифоровой о Германии веры

Протоиерей Николай Артемов: «На всё смотреть глазами Христа»

Есть Германия Шиллера и Гете, Zeiss’а и Volkswagen’а, извилистых рек и снежных вершин. Но еще есть…