Поле битвы – аниме

|

Читайте также:

Если православное аниме идет от чистого сердца, в нем нет ничего плохого

Православие кавайное

Аниме на смену иконе?

Православное аниме: занятая кнопка

Селигерская история с изображениями святых в стиле аниме, взбудоражившая на днях блогосферу, стала очередным поводом констатировать: гомогенизация этой среды достигла своего предела. Высокое и низкое, умное и примитивное смешались до уровня, на котором уже неразличимо добро и зло: все, попадающее в поле зрения блоггеров будет поглощено, переварено и с кислой гримасой выплюнуто вон. Дискуссия, обсуждение – слова-атавизмы. Перманентное состояние блогосферы – ленивое презрение ко всему, попадающему в поле зрения ее участников.

Складывается ощущение, что отечественный блоггер – существо, смысл жизни которого сводится к саркастическому высмеиванию и травле любого другого. Уровень образования, социальный статус и конфессиональная принадлежность здесь не имеет никакого значения. Психология блогосферы – это психология толпы, «бесструктурного скопления людей, лишенных ясно осознаваемой общности целей, но взаимно связанных сходством эмоционального состояния и общим объектом внимания» (http://psyfactor.org/lib/tolpa.htm).

Можно ли изображать православных святых в аниме-стиле? В этом вопросе скрыто, завязано сразу несколько важных тем и вопросов: о способах и границах православной миссии, отношении к субкультурам, политике и медиа, о нашем восприятии сакрального и профанного.

96258b03a37d

Чтобы ответить на один, с первого взгляда простой вопрос, необходимо очертить поле дискуссии, определить ее смысловые координаты.

В пылу обсуждения «нравится – не нравится» многие забывают о месте этого события в пространственно-временном континууме. Это не просто аниме-картинки, нарисованные увлеченными людьми для своего удовольствия. Место действия – Всероссийский образовательный форум “Селигер-2009”, посвященный Году молодежи. В рамках этого светского форума, собравшего представителей разных молодежных движений и организаций с 26 июля по 3 августа прошла православная смена. Аниме-дом имени св. Николая Японского, организовавший выставку картин, вызвавших столь бурную реакцию, – один из проектов этой православной смены.

Итак, все это происходило в рамках масштабного всероссийского светского мероприятия, а не было православным событием местного значения. Всеобщий интерес к работе аниме-дома, зафиксированный СМИ, показал, сколь перспективно это направление. Эта выставка могла быть расценена как отличный миссионерский проект, но тут же множество людей, далеких от всей этой проблематики заявило: «Это плохо, потому что это нам не нравится».

Признаюсь в нескольких вещах. Я не была этим летом на Селигере, не принимала участие в работе аниме-дома имени святого Николая Японского и, к сожалению, не общалась ни с кем из участников молодежного форума. Как рядовой потребитель информационного контента я получила тот же визуальный message, что и все: ряд изображений православных святых в стиле аниме рядом с оригиналами, с которых делались эти своеобразные копии.

Остается только восхититься смелостью ребят, отважившихся на этот проект, ведь с самого начала понятно, что в их сторону полетит шквал камней. Причем сразу с двух сторон:  от разгневанных православных, априори считающих всю аниме-вселенную инфантильным извращением, до анимешников, видящих в этой акции происки «вездесущей агентуры РПЦ».

a5f7054cb6fb

Каких только слов не сказано в адрес ребят, изобразивших блаженную Ксению Петербургскую современной симпатичной девушкой. Повторять их не хочется по одной простой причине: люди, использующие такую лексику в разговоре, ставят диагноз не селигерским художникам, а самим себе. Если вы видите этот мир таким, если это изображение вызывает у вас в первую очередь такие чувства, если блаженная Ксения, нарисованная в аниме-стиле, напоминает вам блудницу, то дальнейший конструктивный разговор невозможен до тех пор, пока сознание ваше не прояснится и из глаз не выпадет весь накопившийся бурелом.

Критика всех этих картин с точки зрения православных канонов была бы возможна, если бы авторы этих изображений заставляли всех называть их работы иконами и требовали бы к ним соответствующего отношения. Но этого ведь не произошло, о чем же тогда весь сыр-бор?

Возникает следующий вопрос: если бы эти картины были выполнены в другом стиле, в другой технике, вызвали бы они столько же споров? Скорее всего, нет. Значит проблема только в одном слове – аниме?

Не хотелось бы в рамках этого небольшого комментария начинать заново долгую и непростую дискуссию об аниме. Мне приходилось уже делать это в других публикациях и, очевидно, придется неоднократно  возвращаться к этой теме в самом ближайшем будущем. Возможно одна из причин неприятия селигерской аниме-инициативы – в недостаточной теоретической обоснованности подобных проектов. Несмотря на то, что популярность аниме в нашей стране только возрастает, средние познания наших соотечественников об аниме не выходят за рамки обычных стереотипов: «мультики», «роботы», «порнография».

Как промежуточную точку диалога предлагаю признать следующее: аниме, японская анимация – это особый визуальный способ изображения мира. Аниме-стилистика может быть использована для создания любой продукции: развлекательных и образовательных телесериалов, высококачественных полнометражных художественных картин, компьютерных игр, рекламы и т.д.

Аниме-индустрия в Японии имеет историю, исчисляющуюся десятилетиями. За эти годы расцвели и достигли высот не только технические уровень и мастерство режиссеров, художников, музыкантов, актеров озвучки (сейю), но и накоплена большая теоретическая база: на Западе количество публикаций и монографий, посвященных аниме, растет с каждым годом.

Важно понять, что, в отличие от массовой западной продукции, аниме – это не мультфильмы для детей. Существует широкая и разветвленная классификация, охватывающая разные сегменты целевой зрительской аудитории. Есть аниме и для подростков, и для совершенно взрослых людей. Ни графику, ни сюжеты последних никак не назовешь «глупыми» и «инфантильными».

6323cd536f0c

Одним и тем же карандашом можно нарисовать и красивый пейзаж, и помойку. Аниме-сериал может быть и космической оперой и обычной школьной мелодрамой. В этой поливариативности скрыты большие возможности для творчества, но, в то же время надо помнить, что аниме, как продукт японской культуры, несет в себе ряд конкретных целей и задач, поскольку ориентирован преимущественно на национальную специфику. Без сомнения можно говорить что аниме пропагандирует японские традиционные ценности и японский стиль жизни.

Тем не менее, аниме – очень пластичная и перспективная область визуального искусства. В феврале 2008 года в рамках Всемирного Русского Народного Собора на «круглом столе», посвященном теме «Современное кино России и образ будущего», в частности обсуждались именно возможности привлечения опыта аниме для создания российских проектов.

Важно, отметили тогда участники обсуждения, «что главный герой практически любого аниме-сериала проходит четко очерченные этапы внутреннего взросления, а в фантастических эпопеях, кроме того, принимает самое непосредственное участие в создании будущего. Именно этот опыт и может стать полезным для будущего российского кинематографа, который сейчас испытывает сильную нехватку картин, обращенных непосредственно к молодежи и предлагающих положительные модели поведения для тех, кто еще только ищет свой путь в жизни».

В феврале 2008 мы только обсуждали такую возможность, в августе 2009 мы говорим уже о состоявшемся проекте. Можно сколь угодно морщиться и негодовать по этому поводу, но вряд ли стоит прогнозировать падение интереса к аниме в России.

Более того, селигерский случай выявил то, что и раньше уже было известно, но широко не афишировалось: среди православных клириков и мирян найдется немало людей, любящих и ценящих аниме. Это не означает безоговорочного принятия всего мира аниме: такое просто невозможно. Но сколь увлекательно в огромном и широком море аниме отыскать жемчужины, достойные упоминания в православном контексте.

Раз уж разговор об аниме затрагивает православных все больше, то почему бы не учесть и интересы «православных анимешников»?

Второй вопрос – может ли аниме стилистика использоваться в миссионерской православной проповеди. Существуют две точки зрения на эту проблему. Согласно первой, входя в Церковь, человек оставляет за ее порогом все привязанности прошлой жизни. Согласно второй, любое человеческое умение, творческий дар могут быть использованы для прославления нашего Создателя и Творца. Где-то в золотой точке эти два пути пересекаются и дополняют друг друга…

Возвращаясь к теме аниме, легко заметить, что аниме-индустрия с большим интересом  относится к визуальной составляющей христианского искусства и даже частенько эксплуатирует христианскую тематику и символику. Почему же не использовать эти же методы с противоположной целью?

В конечном итоге, весь наш мир, с его прекрасными произведениями искусства ожидает Суд, гибель и преображение. Неизвестно, уцелеет ли даже то, что сегодня кажется нам безусловной святыней. Идеальное состояние христианина – жизнь в Боге, отвержение мира. Но на пути к этой вышине мы проходим разные ступени развития. Если кому-то для его духовного развития сейчас надо рисовать святых в стиле аниме, то что же в этом плохого? Ведь совершенно ясно, что никакое творение в стиле аниме не заменит иконы, и не может даже претендовать на это. Но, копируя сейчас старые образцы, чтобы создать свое, может быть человек и придет к пониманию того духа, который двигал кисть иконописцев прошлого.

Кстати, насколько несовместимы комикс и Священное Писание? Да, многим это покажется странным и непривычным, но разве в клеймах житийных икон не используется тот же принцип: история, рассказанная в картинках?

Можно и нужно делать православные графические романы, излагать жития святых и священную историю визуальным языком. Мне, например, однажды встретилась греческая книга, в которой история одного святого рассказывалась с помощью несколько переработанных на компьютере классически фресок, размещенных на страницах книги в хронологическом порядке.

Я сейчас только вскользь касаюсь этой темы, надеясь когда-нибудь еще вернуться к ней и услышать по этому вопросу мнение других заинтересованных людей.

Итак, портреты святых, нарисованные на Селигере, выглядят наивно и непривычно, с этой трактовкой можно и соглашаться, и спорить, но не следует превращать эту тему в избиение младенцев, осмелившихся сделать что-то по-своему.

Теги:
Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Научная работа искусствоведов восстанавливает реальную картину художественной ситуации

Со второй половины XVI века имя Андрея Рублева приобрело почти нарицательное значение

Как исследовали иконы “Звенигородского чина”

И страшно ли исследователям икон переписывать историю русского искусства

“Меня не убедили исследования Третьяковской галереи”

Священники-иконописцы разошлись во мнениях по поводу "Звенигородского чина"

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!