Протоиерей Алексий Уминский: Личность перестала быть ценностью

Сегодня российское общество находится в затяжном и глубоком кризисе. Кто-то видит проблему в отсутствии национальной идеи, другие — в социальном расслоении, третьи – в советском наследии. Писатели, политики и общественные деятели пытаются поставить диагноз и назначить лечение, но пока это больше похоже на “ощупывание слона слепцами”. А если посмотреть в христианской перспективе? Отвечают священники Русской Православной Церкви.

Протоиерей Алексий Уминский, духовник православной Свято-Владимирской гимназии::

Фото Анны Гальпериной

Фото Анны Гальпериной

В России жизненно необходимо сущностно разрешить проблему отношения к личности. Можно построить благополучную экономическую систему, крепкое государство и так далее, но без решения этой проблемы двигаться куда бы то ни было не имеет смысла.

За последнее столетие человеческая личность перестала быть ценностью в глазах нашего общества.

Поэтому человеческая личность перестала быть ценностью и для представителей власти. Поэтому человеческая личность – не ценность для тех, кто осуществляет набор солдат в армию. Поэтому человеческая личность – не ценность для сотрудников полиции.

Человеческая личность – не ценность для судей и прокуроров. Для тех, кто сидит в ЖЭКах и выписывает счета на оплату квартиры. Для сотрудников управ, муниципалитетов и других структур.

У нас человеческая личность перестала быть не просто величайшей ценностью, она утратила вообще какую-либо ценность.

Государство работает не для человека, а для населения. А население становится заложниками — потому что в этом населении нет людей. Конкретный человек не вызывает у чиновника, полицейского, судьи, депутата — кого угодно — ничего, кроме раздражения или является потенциальным источником взятки.

Подобная трансформация затрагивает и наше, внутрицерковное сообщество. Люди, приходящие в Церковь, недоумевают и обижаются: к ним могут отнестись без уважения только потому, что они без платочка и без юбочки. Вот эти платочки и юбочки могут оказаться ценнее всего остального даже в Церкви, хотя в Церкви должна быть важна не масса приходящих, а каждый конкретный человек.

Уважение к личности, достоинству, правам человека — это уважение к бессмертной душе человеческой, перед которой весь мир ничего не стоит.

Мне кажется, что и для страны это жизненно необходимо — чтобы не распасться на части, не превратиться в маленькие княжества, не допустить гражданских противостояний, чтобы и Кавказ остался российским, чтобы избежать межрелигиозного напряжения, чтобы протесты были услышаны и чтобы сами протестующие понимали, чего они хотят в своих протестах.

Протесты — это механизм демократического общества. Они возникают там, где представители власти не руководствуются законом Божьим и евангельскими ценностями.

А при современном устройстве (это касается не только России, но и любой другой страны) встает вопрос: на что ориентируется тот высший чиновник, которого называют президентом? В государстве современного типа трудно себе представить, чтобы подобный чиновник строил свои отношения с обществом, исходя из евангельских принципов — из евангельского отношения к себе самому, к миру, к человеку и так далее.

Об этом можно только пожалеть. Эти принципы в качестве основания власти утеряны. Если бы у власти был настоящий христианин, понимающий личность, достоинство, мир и человека с точки зрения Евангелия, мы бы понимали, что может удерживать в узде главу страны.

В житии святой равноапостольной царицы Елены есть замечательный эпизод. Когда она обрела Честной Крест Господень, вместе с ним были обретены гвозди. Из одного из этих гвоздей царица Елена сделала уздечку и подарила ее своему сыну, императору Константину, будущему святому равноапостольному — в знак того, что должно быть сдерживающим фактором его власти. Уздою для него самого должно быть Распятие Христово.

Святитель Амвросий Медиоланский, которому достался этот гвоздь (он и ныне пребывает в Милане) в одной из проповедей по поводу этого эпизода сказал о царице Елене: «О, что за чудный конюх эта женщина!»

Сегодня этой узды Христовой ни на кого из правителей у нас нет. Подобной уздой служит сам народ. Это еще античное высказывание: Vox populi – vox Dei («Глас народа — глас Божий» – лат.).

Фото: ML-fotoart, photosight.ru

Фото: ML-fotoart, photosight.ru

Конечно, правда протестов до конца не очевидна и с евангельской правдой во всем сопоставима быть не может. Но тем не менее — как только власть выходит за рамки того правления, которое признается истинным, народное недовольство становится той уздой, которое не дает власти окончательно погрузиться в цинизм.

В принципе, любая светская власть тяготеет к цинизму. Если носитель власти не святой, он так или иначе будет подвержен всем искушениям власти: в частности, будет воспринимать народ либо массой, посредством которой он достигает своих целей, либо как что-то, что ему мешает. Поэтому протестные настроения необходимы в качестве сдерживающего фактора. Главное, что в них проявляет себя понимание: нельзя жить во лжи.

Если власть умная, чуткая и совестливая — она будет обращать внимание на протестные движения и корректировать свои действия в соответствии с ними. Это совершенно не значит, что власть должна идти на поводу у любого протеста, но ей необходимо услышать основной посыл: власть должна быть нравственной.

Ничего более протестующие требовать не могут. Протестующие не имеют права требовать революции (это будет страшно), смены правителей (это будет нелепо), но честности выборов — да, нравственности власти — да, справедливых судов, борьбы с коррупцией и преступностью в целом — обязательно.

Поэтому власть должна создать площадку, на которой она и оппозиция через своих представителей могли бы выслушивать друг друга и анализировать: что из требований оппозиции выполнимо, а что — нет, какие претензии справедливы, что можно сделать уже сейчас.

Это очевидно: власть должна разговаривать со своим народом и не только на Поклонной горе с теми, кто ее поддерживает шутками и прибаутками, но и с теми, кто ходит с писателями и художниками с белыми ленточками. Среди последних — много самых разных людей, в том числе и лично мне совершенно не близких. Они выдвигают много таких лозунгов, которых я никогда не приму. Но много и таких вещей, о которых честный человек просто не может не думать.

Вообще сегодня самое опасное для общества — глухота, нежелание друг друга слышать и друг с другом разговаривать. И последние полгода нас должны научить тому, что не надо бояться говорить правду.

И вообще бояться не надо. Бояться надо только Бога. И еще идти против совести.

Записала Мария Сеньчукова

Читайте также:

Священник Дмитрий Свердлов о трех бедах России

Священник Константин Кобелев: Тюрьма – как модель общества

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Ты любишь, а тебя нет – как принять безответность

Игумен Нектарий (Морозов) – о том, почему никогда нельзя добиваться любви человека

Молодежь говорила: «А вы нам платить будете?»

Как построить демократию в карельской деревне

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: