Протоиерей Федор Бородин: «Миссионер» – нечто среднее между конкистадором, кардиналом или пиратом

|
Портал "Православие и мир" и независимая служба "Среда" начинают цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю - новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем - пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com. Какой должна быть практика огласительных бесед? Кому они нужнее – тем, кто только собирается креститься или тем, кто когда-то крещен, но не просвещен? Опытом своей приходской практики делится протоиерей Федор Бородин, настоятель храма святых бессребреников Косьмы и Дамиана на Маросейке  (Москва)

Опыт

Когда мы пять лет назад ввели три  обязательные огласительные беседы, то увидели, что очень многие  хотят большего. Но ходить год по два-три вечера в неделю, как предлагает, например, Свято-Тихоновский университет, людям очень сложно. Нужен был некий промежуточный вариант. И мы стали проводить два курса расширенных огласительных бесед, первый – с октября по Рождество и второй – после Святок и до Пасхального периода, приблизительно 12 еженедельных вечерних бесед.

Протоиерей Федор Бородин Фото: Анна Гальперина

Протоиерей Федор Бородин.
Фото: Анна Гальперина

Мы назвали наши курсы «Открытие веры». Что можно сказать из опыта нашей пятилетней практики?

У людей  есть огромный интерес, и он пока не уменьшается.  Он связан с тем, что мы, священники, крестили очень много людей, не преподав им катехизацию. В 90-е годы мы были не готовы. К тому же, идея катехизации была очень сильно в глазах всей Церкви, на мой взгляд, дискредитирована практикой отца Георгия Кочеткова. Само слово стало восприниматься негативно.

Но нарушить порядок, введенный Духом Святым, просто так невозможно. Господь сказал: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф.28:19). То есть все равно это научение надо преподать. И вот те люди, которые были в свое время крещены священниками, но  которым не преподано было научение в виде хотя бы краткой разовой катехизации, до сих пор обретаются около Церкви, вне ее врат, и многие из них могли бы войти.  На мой взгляд, это  многомиллионная аудитория. С чего я это взял?

Для кого?

Три первых набора наших огласительных курсов были ровно по 20 человек. И была одна и та же статистика: из них 19 уже крещеных и один некрещеный. То есть из 20 людей, которые готовы прийти и слушать о вере, 19 были крещены без научений.

Это люди, которые пока только входят в храм. Им нужно услышать не о куполах и колоколах, не о культуре, которая рождена православным христианством в нашей стране, а конкретно о самой вере: о грехопадении, о спасении, о втором Адаме – Христе, о тайне Святой Троицы, о том, что есть Церковь, что есть таинство, то есть – рассказ о самом существенном в вере.

Как назвать?

Второе наблюдение – эти люди уже, в той или иной степени, считают себя принадлежащими к Церкви и для них слова «миссионер» и «миссия» имеют отталкивающий смысл, потому что, они хотят обрести то, что аутентично вере их предков. А слово «миссионер» – это что-то среднее между конкистадором, кардиналом, или пиратом, то есть мыслится рожденным в совершенно другой среде, совершенно в другой исторической эпохе, в других условиях и для других людей.

Поэтому, слово «миссионерский» для этой аудитории надо забыть. И помня о том, что миссия в природе Церкви и оставив это слово для внутреннего употреблении, называть это «вероучительными курсами». Причем, мне кажется, что вероучительные курсы могут быть абсолютно при каждом храме. Каждый священник, закончивший семинарию, даже заочно, может подготовиться и рассказать о своей вере за 15 встреч.

Кому вести?

Эти курсы может вести катехизатор, но тогда не происходит окончательного воцерковления людей. Все-таки, существенную часть этих курсов лучше бы проводил священник. Потому что в глазах этой аудитории он является носителем церковности, представителем Церкви, и вхождение в Церковь действительно будет ими осуществлено в исповеди и в других таинствах, – в контакте со священником. Это неизбежно.

Им нужно увидеть и услышать, что священник нормальный, вменяемый человек, что ему можно задавать вопросы, с ним можно не согласиться, он может что-то не знать, что он заинтересован и ведет эти курсы, разумеется, бесплатно. Для того, чтобы потом прийти к нему на исповедь или на богослужение, которое он возглавит в храме. Поэтому, если мы хотим, чтобы существенная часть этой аудитории после курсов воцерковлялась, в них должен обязательно участвовать священник, помимо катехизатора.

Как строится встреча?

У нас само собой получилось, что сама встреча разделена на две части. Сначала читается  лекция, которая не является местом полемики, потому что на ней излагается вероучение Церкви. А дальше  мы переходим в другое помещение, где происходит уже чаепитие за круглым столом, где все друг с другом знакомятся и поэтому всем нацепляют бейджики с именами. Там идет обсуждение, задаются вопросы, может быть какое-то несогласие или тактичный спор.

И там, при таком непринужденном, равном человеческом общении завязываются дружеские связи, которые потом перерастают во внутриприходские.

Вот там крайне необходимо участие мирян –  людей, принадлежавших к общине, которые знают все, что в общине происходит и могут состыковать нового, входящего туда через эти курсы человека с тем, что для него созвучно, близко, понятно в общеприходской жизни, помимо, естественно, участия в таинствах.

Потрясающим завершением этих курсов становится крещение того самого одного некрещеного на всю группу взрослого человека или двух человек.  Происходит сначала разбор и разговор о самом таинстве крещения, о тех великих словах, мыслях, молитвах, которые это таинство составляют.

У нас большинство людей не помнят этого – или крещены во младенчестве, или крещены так, что все важные слова таинства прошли мимо них. Для взрослого человека очень важно помнить и понимать слова этого великого таинства. И отчасти это восполняется присутствием на уже разобранном на оглашении таинстве, которое происходит над братом или сестрой, которые с тобой ходили на эти курсы. И человек совсем по-другому переосмысливает свое место в Церкви.

Очень помогает в этой нашей катехзаторской практике совместная паломническая поездка слушателей курсов, она очень сближает людей. И получается такая мини-община, которая потом вливается в большую общину.

Интересно, что на курсы приходят и те христиане, которые уже участвуют в таинствах в другом приходе, но все равно нуждаются хотя бы в минимальном систематическом научении. Церковь практически ничего не предлагает им.

Мне кажется, что вот такие  курсы  должны быть минимум при каждом благочинии. И я уверен, что на них будет набираться аудитория слушателей, из которых очень многие потом воцерковятся.

Выбор

А еще эти курсы для людей обнажают бескомпромиссность требований Христа к человеку, который хочет войти в Церковь. Пару лет назад к нам на курсы  ходил один хороший человек, мужчина где-то лет 40, который имел желание креститься. А потом оказалось, что он сожительствует с женщиной без брака. И мне ему пришлось предложить выбирать – или жениться, или расстаться с этой женщиной, или отказаться от идеи идти ко крещению. Для него это было мучительно. Он не смог выбрать крещение, к сожалению. Но, по крайней мере, этот человек услышал, какой жизни требует от него Господь, задумался.

Еще один момент – на епархиальном собрание города Москвы два года назад выступал преподаватель из Свято-Тихоновского университета, с миссионерского факультета и с горечью и болью говорил о том, что вот, выпускают специалистов, а некоторых из них, в лучшем случае берут в церковь звонарями и дворниками. Им нет места приложения. Никто толком не знает, что и кому должен говорить приходской миссионер и чем отличается от катехизатора, и как разделить между ними их обязанности. А эти курсы могли бы быть постоянной точкой приложения их умений, опыта и знаний. И, что самое важное, эти курсы могли бы очень большому числу людей открыть красоту церковной жизни. Тем, которые стоят на пороге, готовы шагнуть внутрь, но пока еще боятся.

В знаменитой книге Иоанна Мосха «Луг духовный» есть рассказ о том, как к пустыннику авве Сергию монахи привели для наставлений послушника, который давно жил с братией монашеской жизнью.  А авва Сергий прозрел, что человек этот еще не крещенный. Дальше автор рассказа говорит: «Преподав ему оглашение, мы окрестили его».  То есть человек уже жил в монастыре, выполнял послушания, ходил на богослужения, но не знал, крещен он или нет. Тем не менее, монахи – пустынники ему преподают оглашение и только потом крестят. Из этой истории видно, насколько в древней Церкви понимали важность огласительной подготовки ко крещению.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Православные, без фанатизма!

О тех, заходит в храм два раза в год, верит в гороскопы и плюет через плечо

Не уговаривать креститься, а отговаривать

Огласительные беседы: уговаривать креститься или отговаривать?

Курс лекций, справка, на выход, следующий!

Огласительные беседы: уйти от формальности