Протоиерей Всеволод Чаплин: Для возвращения храмов верующим нужно действовать

Программа «Комментарий недели» телеканала «Союз» от 26 июля 2014 года с протоиереем Всеволодом Чаплиным, председателем Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества.
Протоиерей Всеволод Чаплин: Для возвращения храмов верующим нужно действовать

Возлюбленные о Господе братья и сестры, дорогие друзья, здравствуйте.

Некоторое время назад в Москве состоялось очередное заседание Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации. Это орган, который состоит из представителей государственных учреждений, экспертов, известных деятелей в области массовой информации, и в основном принимает решения по практическим вопросам, касающимся жизни религиозных общин и их взаимоотношений с органами государственной власти.

Представители религиозных объединений присутствуют в качестве гостей, не имеют права решающего голоса, но обычно высказываются – и это естественно, это правильно, потому что вопросы, касающиеся жизни и деятельности религиозных общин, конечно, должны рассматриваться, как представляется, с участием представителей тех сообществ, о которых идет речь на заседании комиссии.

Несколько очень непростых тем было поднято – в мирном, конструктивном и серьезном духе. Мне бы хотелось поделиться некоторой информацией и некоторыми размышлениями на эти темы.

Шла речь о реализации закона «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности». Получается, к сожалению, так, что нормы закона, которые предполагают передачу религиозным организациям имущества в течение максимум шести лет после их обращения, не всегда исполняются. Находятся разные предлоги для того, чтобы не передавать здания вовсе или отсрочить их передачу на многие десятилетия вперед.

К сожалению, периодически звучат призывы пересмотреть этот закон, найти какие-то лазейки, которые позволили бы отказаться от взятых в его рамках обязательств. И это опять возвращает нас к дискуссии, которая возникла еще в момент разработки этого закона. Закон был компромиссным, он предполагал очень долгое согласование позиций, и тогда, когда велось обсуждение отдельных его положений, те аргументы, которые сейчас высказываются против его реализации, уже высказывались.

Нам часто говорили еще тогда: “Невозможно передать столь большое количество зданий в течение короткого срока – шести лет. Нет средств на то, чтобы переселять из этих зданий социально значимые учреждения, в частности, музеи, больницы, школы, вузы”. Нам пытались сказать, что нужно в принципе отказываться от идеи возвращения этих зданий, потому что их некому будет содержать, потому что их некому будет восстанавливать.

Была и совершенно другая позиция, о правильности и естественности которой говорили и сегодня говорят многие. Мы знаем, что в странах Центральной и Восточной Европы, включая страны Балтии, церквам были возвращены все объекты как культовой, так и некультовой собственности. Была произведена полная реституция. Не случайно сегодня многие светские здания в Вильнюсе или в Риге принадлежат Православной Церкви, и она сдает их в аренду для того, чтобы иметь возможность поддерживать, восстанавливать, реставрировать культовые и иные здания, необходимые для религиозной деятельности, которые также были переданы по реституции.

Церковь в России, понимая, сколько времени прошло с 1917 года, понимая сложности полной реституции, не пошла сознательно на то, чтобы ее требовать. И поэтому в качестве компромиссной меры была предложена схема, согласно которой здания, имеющие религиозное назначение – не доходные дома, не сельскохозяйственные угодья, не здания, которые не имеют прямого отношения к религиозной деятельности, а именно имущество религиозного назначения – было передано. И при этом государство взяло на себя фактически обязательство обеспечить то, чтобы социально значимые учреждения, занимающие сегодня здания религиозного назначения, были перемещены в новые здания или помещения, причем не худшие по площади и характеру, и не хуже расположенные. К сожалению, это не все понимают.

Было, в частности, сказано в ходе заседания, о котором я сегодня рассказываю, что в рамках исполнения постановления Правительства Росимущество направило 15 уведомлений в федеральные органы исполнительной власти о необходимости предоставления перечня мероприятий по высвобождению имущества религиозного назначения. Ответили только четыре федеральных органа исполнительной власти. Остальные, очевидно, пока считают, что освобождать здания религиозного назначения и заниматься выводом в новые здания или помещения учреждений, связанных с этими министерствами и ведомствами, должен кто-то еще или вообще никто не должен.

В то же время постепенно формируется механизм, связанный с тем, что любое министерство или ведомство, в чьем ведении находится здание, имеющее религиозное назначение, может и должно обращаться в Росимущество и потом – в Министерство финансов с предложениями о том, как добиться переселения того или иного учреждения в новое здание и как получить средства на это. Возможность такая есть, и об этом было ясно сказано в ходе заседания комиссии. И значит,  государственные органы, контролирующие то или иное имущество религиозного назначения, призваны помогать сегодня в том, чтобы религиозные общины получили здания религиозного назначения, а школы, больницы, иные социально значимые объекты, иные государственные учреждения, которые сегодня занимают культовые здания, получили возможность не в худших условиях обрести для себя новый дом.

Конечно, по-человечески понятно, что государственные учреждения, которые контролируют то или иное здание, вовсе не горят желанием самим заниматься выведением из этого здания в новое организации, которая сегодня комфортно располагается в храме, монастыре, воскресной школе или семинарии. Но для того, чтобы упомянутые органы государственной власти все-таки чувствовали свою обязанность это сделать, нужно, чтобы религиозные общины, прежде всего, подавали заявления о передаче имущества религиозного назначения, а потом наблюдали за тем, как исполняется закон, и периодически напоминали о себе и о том, что они ожидают возвращения исторического здания Церкви.

Без того, чтобы религиозная община формально подала заявление о возвращении имущества, машина не закрутится. Без того, чтобы верующие люди напоминали о том, что они ожидают возвращения храма, монастыря, воскресной школы или здания семинарии, к сожалению, эта машина будет крутиться очень и очень медленно. Нужно это ясно понимать и нужно действовать.

Обсуждалась еще и следующая тема: есть здания религиозного назначения, которые являются федеральной собственностью, но в то же время используются муниципальными или региональными социально значимыми учреждениями. Это в первую очередь музеи, школы, иные социально значимые учреждения, иногда речь идет об учреждениях здравоохранения. Возникает вопрос о том, что права на это имущество могут быть переданы из федеральной собственности в собственность региона.

Возникало опасение, и о нем было сказано на заседании комиссии вашим покорным слугой, что при этом как бы будет снята ответственность с государства за то, чтобы здания, о которых идет речь, когда бы то ни было оказались переданы Церкви и была выделена финансовая помощь на то, чтобы учреждения, находящиеся сегодня в этих зданиях, получили для себя новый дом.

Посмотрим более конкретно. О каких ситуациях и о каком количестве зданий идет речь? Пока речь идет о девяти объектах – впрочем, подобные ситуации могут быть выявлены еще в значительном количестве случаев. Семь объектов есть в Ярославской области. Это церковные здания, в которых располагаются достаточно значимые музеи, такие как Ярославский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Ярославский художественный музей, Переславль-Залесский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, и так далее. Переселение этих музеев в новые здания, расположенные в исторических местах, – дело очень и очень дорогое. Понятно, что региональный бюджет вряд ли потянет такие расходы в обозримом будущем, тем более бюджет такого небогатого региона, как Ярославская область.

Подобного рода ситуации могут возникать во многих местах. И в итоге в ходе работы комиссии участники заседания пришли к тому, что нельзя полностью исключать возможность участия федерального бюджета в работах, которые связаны с переселением в новое здание тех региональных учреждений, в том числе учреждений культуры, которые сегодня занимают здания церковные. Было предложено Министерству экономического развития России и Министерству финансов России вместе сделать разъяснение относительно того, как будут решаться вопросы финансового обеспечения и бюджетных инвестиций, в том числе из федерального бюджета, связанных с перемещением в новые здания тех структур, которые сегодня занимают здания, являющиеся храмами и иными объектами церковного имущества.

Кстати, после многих лет откладывания вопроса, немного продвинулся законопроект, который снимает запрет на государственное финансирование из федерального бюджета реставрационных и ремонтных работ на объектах культурного наследия, памятниках истории и культуры, которые переданы в собственность религиозных объединений. Новая редакция закона “Об объектах культурного наследия, памятниках истории и культуры Российской Федерации” прошла второе и третье чтение в Государственной Думе, но отклонена была в Совете Федерации и, очевидно, теперь будут иметь место согласительные процедуры. Тем не менее, сделан большой шаг вперед, потому что, как известно многим, законопроект, о котором идет речь, долгие годы находился между первым и вторым чтениями в Государственной Думе.

Еще одна тема, которая поднималась на заседании, – это реализация преподавания комплексного учебного курса “Основы религиозных культур и светской этики” в четвертых классах общеобразовательных школ. Был сделан достаточно подробный доклад о том, как осуществляется преподавание этого курса. Вот такие были приведены данные: 45,8% учащихся изучают основы светской этики, 31,2% – основы православной культуры, 18,8% – основы мировых религиозных культур, 3,7% – основы исламской культуры, 0,4% – основы буддистской культуры, и около 0,1% изучают основы иудейской культуры или не изучают модули, связанные с этим предметом.

К сожалению, получается так, что в некоторых регионах, в частности, в Республике Татарстан, пытаются лишить учащихся и их родителей возможности выбора между шестью модулями, о которых я только что сказал. Именно возможность выбирать является основой той системы, которая введена во всей нашей стране, без исключения для того или иного региона, согласно закону и постановлению Правительства и в соответствии с той практикой, которая является, наверное, самой лучшей в мире. Будем надеяться, что свободный выбор будет обеспечен, что никто не будет пытаться решить на основе собственной политической или личной воли, что в том или ином регионе люди могут изучать, положим, только основы светской этики или основы всех вместе взятых мировых религиозных культур, но не могут изучать основы православной культуры или основы исламской культуры.

Кстати, прозвучала во время заседания одна интересная мысль: некоторые люди считают, что основы светской этики – это основы этикета, и выбирают данный курс именно по этой причине. Надо сказать, что в самом курсе действительно много говорится об этикете, и поэтому выбор является не совсем странным. Сами разработчики курса светской этики вложили в этот курс многое, касающееся этикета. Возник вопрос: а не стоит ли переименовать этот курс в основы светской нравственности или в основы нравственности для неверующих? Кто знает, может быть, в этом случае будет больше ясности.

Вот несколько слов о тех достаточно сложных, но в то же время обсуждаемых в конструктивном духе вопросах, которые сегодня стоят на повестке дня церковно-государственных отношений, вместе со множеством других вопросов, по которым мы иногда спорим, по которым часто звучат расходящиеся позиции, но которые, в конце концов, должны быть урегулированы и разрешены на основе согласия государственных органов и религиозных организаций, ради блага нашего народа, ради того, чтобы люди могли нестесненно, свободно жить по своей вере и, несмотря на существующие различия в убеждениях, вместе трудиться на общее благо народа.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Протоиерей Максим Козлов: Основа христианства – готовность умереть, а не убить за веру

Насилие следует воспринимать как трагедию и драму жизни общества и человека

Церковь предлагает компромисс по вопросу о передаче музейных зданий

В отдельных случаях экспозиции могут оставаться в исторических постройках

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: