Разочарование. Чему нас научит поражение в матче со Словенией?

“О главном”. Совместная программа “Голоса России” и Радио “Радонеж”

В программе “О главном” обсуждаются главные события, произошедшие в духовной, общественной и политической жизни России и мира.

В студии – протоиерей Всеволод Чаплин и Андрей Быстрицкий, председатель радиокомпании «Голос России». Передача от 21 ноября 2009 года.

Быстрицкий: Здравствуйте. Вы слушаете программу «О главном». Сегодня, отец Всеволод, мы поговорим о наиболее важных событиях, как мы видим.

Чаплин: О самом главном, что было в церковной жизни, что было в светской жизни. Но светская жизнь у нас всегда главнее главного, что в ней было интересного.

Быстрицкий: В ней было много интересного. Был футбол сегодня ночью.

Чаплин: И потом ночь разочарования. Люди готовились, по-моему, пить пиво и гулять по улицам, но этого не получилось.

Быстрицкий: Вы знаете, я думаю, что они и пили пиво, и даже гуляли по улицам. Может быть, они не так уж бурно радовались, но, с другой стороны, это спорт. Спорт есть спорт, сегодня ты выигрываешь, завтра проигрываешь.

Чаплин: Конечно, но немножко страдает само понимание россиян как великого народа. Все-таки у нас страна – это примерно 140 миллионов, а в Словении чуть больше одного миллиона. Обидно многим, патриотические чувства многих были, наверное, ущемлены.

Сборная России по футболу

Сборная России по футболу

Быстрицкий: Мне кажется, патриотические чувства очень хороши, но они не должны здесь быть негативистскими. Болеть за свою команду хорошо, это нормально, гордиться – и хорошо, и нормально, но какое-то чувство ущемления от проигрыша своей команды немножко излишне болезненно. Радоваться – верно, а слишком огорчаться ни к чему.

Чаплин: Конечно, так. Но, наверное, сейчас будут требовать чьей-то крови, что я считаю совершенно неправильным. У нас всегда, когда происходит какая-то трагическая или обидная вещь, требуют снять министра, требуют снять тренера, требуют снять директора, в этот раз, кажется, крайностей такого подхода нет, но я и не исключаю, что возникнут, конечно, и газетные статьи, наверное, сегодня уже возникли, возникнет полемика в Интернете, связанная с требованиями всех поснимать и кого-то, может быть, посадить и расстрелять. Это ненормально, по-моему, когда сразу требуют чьей-то крови или чьих-то голов.

Быстрицкий: Это абсолютно ненормально.

Чаплин: Люди ошибаются, да, действительно, в спорте происходят выигрыши и происходят неудачи. Это бывает, из этого нужно делать выводы, из этого нужно стараться извлекать положительный урок, но не всегда все так поступают. Вот обвинить кого-то – это запросто.

Быстрицкий: И все-таки это спорт, это прекрасная история, люди состязаются. Кстати говоря, о численности. Понимаете, какая вещь, в футбол все равно играют на поле одиннадцать игроков. И большая страна или малая – их все равно одиннадцать, играет команда. Если играли бы команды по пропорциональной численности населения страны, еще о чем-то можно было бы говорить. Но в нашем случае мы все-таки имеем такую команду, какая у нас сегодня есть.

Чаплин: А не получается так, что профессиональный спорт просто зависит от количества вкладываемых в него денег, положим, одной компании? Можно игроков воспитать, можно нанять хорошего тренера. Национальная сборная есть национальная сборная, но даже в нее можно привлечь игроков из разных стран, дать им гражданство и обозвать их «словенцами» или «россиянами», и таким образом получается уже не соревнование народов и не соревнование команд, а соревнование «денежных мешков». Это нормально или нет?

Быстрицкий: Вы знаете, тут какая вещь. Мне кажется, что это соревнование «денежных мешков» тут надо понимать его правильно. Вот так просто перекупить игроков, мне кажется, будет недостаточно. Мне кажется, что для того, чтобы футбол был таким профессиональным, крепким и уверенным, должна быть целая система, метода, когда множество людей занимаются спортом, множество людей играют в футбол.

Чаплин: С детства.

Быстрицкий: Да, с детства, любят это дело, получают удовольствие, соревнуются, состязаются. Потому что все-таки главное – не упускать этот олимпийский принцип – не так важно побеждать, сколь важно участвовать. Это означает, вы знаете, бегут два спортсмена. Один из них пробежал сто метров за 9 секунд, а другой пробежал за 8,59 секунды. На одну сотую он выиграл, но оба молодцы. Здесь много случайностей, настроения, ситуации, кто-то простудился, у кого-то дурное состояние души в какой-то момент времени – это сложные вещи. Упрощенно подходить к спорту, мне кажется, глубоко неверно.

Чаплин: Между прочим, проиграли сейчас, но проиграли все-таки в стыковом матче за выход в финальный, в основную часть Чемпионата мира, что еще лет 25-30 назад в условиях, вроде бы, стабильного и богатого советского спорта было недостижимо. Вообще, футбол наш вырос, несмотря на все разговоры о том, что в стране все плохо. Последние достижения очень серьезные, и сейчас мы недовольны тем, что не вышли в основную часть Чемпионата мира, для лучших даже годов советского футбола, я не имею в виду полуслучайные победы, там 50-60-е годы, а вот время, когда футбол у нас был системен, пользовался огромной поддержкой, мы таких побед не достигали. Так что в принципе футбол у нас меняется к лучшему, теннис у нас очень вырос, хоккей сейчас «вылезает из дыры». И в то же самое время у нас все-таки массовая физкультура пока так себе развивается. Вот что получается? Действительно, как вы говорите, возникают массовые движения, в рамках которого с детства люди занимаются футболом, или просто вот точечно, элитные спортивные менеджеры на хорошие деньги хороших компаний воспитывают с детства игроков, но не миллион, а, положим, вот тех самых одиннадцать человек, предположим, 22 человека?

Быстрицкий: Вот смотрите, какая интересная вещь. Когда началась перестройка и все такое прочее, наш спорт радикально изменился. Если помните, когда-то Советский Союз очень хорошо играл в хоккей, ну, и как вы совершенно справедливо говорили, очень неровно играл в футбол. Так вот, в 90-е годы чрезвычайно хило выглядели коллективные виды спорта, и, наоборот, чрезвычайно привлекательно и очень быстро развивались индивидуальные виды спорта, например, теннис. Российские теннисисты и теннисистски, особенно теннисистки, – это просто целая плеяда людей, которые играют по всему миру, имеют блистательные результаты.

Чаплин: И никакой массовой школы особенно не было, была элитная школа. Да, это почти всегда элитный спорт, в Штатах в теннис играют очень многие, у нас я что-то не видел, может быть, я отстал от жизни.

Быстрицкий: У нас много ли кортов? Надо же где-то играть, для этого нужны площадки, ухоженный корт или легкая достижимость этого места и так далее. Это же очень много инфраструктурных вопросов в развитии спорта.

Слушатель: У меня вопрос к отцу Всеволоду. Скажите, пожалуйста, у меня сын очень увлекается футболом, хоккеем и в будущем мечтает попасть в большой спорт. Насколько это православному человеку к лицу? И вообще, нужно ли мне, как матери, правильно поступать, правильно его ориентировать, пока ему двенадцать лет?

Чаплин: Если стремление есть, если оно серьезное, ничего страшного в этом нет, пусть действительно стремление это останется. Самое главное только, чтобы человек знал все плюсы и минусы профессионального спорта. Ему нужно об этом прямо сказать. Конечно, он еще в юном возрасте находится, может быть, не все понимает, но сказать нужно, что профессиональные спортсмены несут очень серьезные увечья обычно, часто бывает так, что после 30-35 лет они оказываются никому не нужны. Надо сказать правду. Надо сказать о том, что спортсмен уважаем людьми, он популярен, если это выдающийся спортсмен, он приносит определенную пользу своей стране, на него ориентируются молодые люди. И в принципе, если это честный спортсмен, если он может сохранить себя от крайностей, которые бывают часто искажены профессиональным спортом, он может быть хорошим примером для подрастающего поколения, но сказать правду этому мальчику уже сейчас нужно.

Быстрицкий: Вы знаете здесь какая штука: дело в том, что все-таки надо понимать различие между спортом как профессиональным видом деятельности и спортом как физкультурой, это все-таки разные вещи.

Чаплин: Конечно, разные.

Быстрицкий: И вообще, осуждать человека за занятие спортом не стоит, надо понимать все риски, которые связаны с этой профессией. Например, чрезвычайная скоротечность большинства спортивных биографий. Люди достигают высших достижений в спорте на протяжении короткой, небольшой части своей жизни. Надо помнить о том, что радость от спортивных успехов преходяща.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Архимандрит Андрей (Конанос): Мы все время передаем детям страх

Отпусти ситуацию и скажи: «Господь, в Которого я верую, поможет сыну»

Икона Знамение – тайна Церкви и христианина

И как человек сознательно носит в себе Бога

Утро нового дня – с Богом на «ты»

Все хорошее мы не получаем просто так, и только вера дается даром

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: