Развод: трагедия освобождения?

Как показывает статистика, количество разводов в нашей стране неуклонно растет. 40% разводов приходится на первые 4 года совместной жизни, наибольшее количество браков распадается у людей в возрасте 18 – 35 лет, каждый второй брак в России заканчивается разводом – за этими сухими цифрами стоят неудавшиеся человеческие судьбы, брошенные дети. К сожалению, эта беда касается и православных людей – венчание не всегда оказывается залогом счастливой семейной жизни.

О проблеме разводов мы решили поговорить с протоиереем Владимиром ВОРОБЬЕВЫМ, настоятелем храма святителя Николая Чудотворца в Кузнецах, ректором Свято-Тихоновского Православного университета.

Развод – свидетельство о смерти

– Как Вы думаете, развод – это трагедия или праздник свободы? Благо или зло?

Фото Юлии Маковейчук

Фото Юлии Маковейчук

– Конечно, развод христианской (да и любой) семьи – это никакой не праздник свободы, а беда и… духовная смерть обоих супругов, ведь семья является единым организмом. А когда умирает любой организм, это всегда трагедия.

Но часто случается, что брак уже фактически распался, убитый грехами супругов. И его насильственное соединение просто невозможно, даже опасно. Для таких пар развод действительно является освобождением.

– Это мало у кого вызывает сомнение. Но, не так давно, беседуя в школе со старшеклассниками, я услышал неожиданный вопрос, на который хотелось бы услышать именно Ваш ответ: мама и папа у мальчика – венчанная пара. Но, к сожалению, через некоторое время папа начал сильно выпивать. Как Вы думаете, стоит ли разводиться этим людям? Или мама все же сможет спасти папу, вытащить его из алкогольной ямы?

– В данной ситуации надо разбираться подробно. Однако, судя по всему, спасти этого несчастного человека может лишь Господь и собственная супруга. В данном вопросе есть особая глубина. Ведь в мире действует Промысл Божий, который зачастую направляет зло во благо.

Существует расхожая поговорка: «Не согрешишь – не покаешься», и она, поверьте, появилась не случайно. Безусловно, это вовсе не означает, что для покаяния надо специально грешить.

Я думаю, глубинный смысл этой фразы в том, что грех часто так травмирует, так тревожит душу, что человек оказывается более близким к покаянию, чем в евангельской притче, где благополучный фарисей с окамененным сердцем, который, согласно Евангелию, молился так: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!» (Евангелие от Луки, глава 18 стихи 11-13).

Поэтому я полагаю, не нужно путать те обстоятельства, которые привели ко греху, с его сутью, не смешивать повод с причиной.

Например, ответьте мне однозначно на вопрос, является ли убийство грехом? Первый порыв ответить: «Естественно, да!» Хорошо, задам второй вопрос: «А если вы убили бандита, защищая от него женщину с ребенком«? Ответ уже не так очевиден… Естественно, с точки зрения Православной Церкви, грехом и злом является любое убийство, но, я думаю, суд Божий будет зависеть от мотивации убийцы… Одно дело – ограбить инкассаторский броневик ради наживы, а другое – защищать на войне женщин и детей. Или мы, следуя философии Льва Николаевича Толстого, должны не сопротивляться злу и греху насилием, даже если насилию подвергается твоя мать, супруга, сестра?..

Так и в случае развода: само по себе расторжение брака – это зло.

Но очень часто оно является, например, следствием измены одного из супругов. Поэтому Сам Господь говорит, что единственный повод для развода – это измена (см. Евангелие от Матфея, глава 19, стих 9). Или если муж приходит домой пьяный и избивает жену, кто же может сказать ей: «Терпи, потому что ты венчанная»? Какой же это брак? Развод здесь никакое не благо и не убийство семьи, а просто констатация давней или недавней ее смерти.

Счастливы по-своему?

– Кстати, Вы упомянули Толстого, у которого есть известная фраза, что все счастливые семьи – счастливы одинаково, а все несчастные – несчастны по-разному. Можно ли все же подвести общий знаменатель под причинами разводов?

– Действительно, в самом начале романа «Анна Каренина» Толстой написал такие слова, но, я думаю, это обычный литературный прием. На самом деле, и счастливые семьи могут быть счастливы совершенно по-разному. Я думаю, общим знаменателем развода является отсутствие любви.

Когда иссякает любовь, начинается процесс умирания семьи. Это может происходить, опять же, по-разному: ужасные отношения между супругами, измена или непотребное поведение одного из них. Например, муж начинает пьянствовать и, тем самым, делает их жизнь пыткой, хотя его, мужчину, никто не обижает. Или, наоборот, непотребно ведет себя жена. Вариантов масса, но всегда есть оскудение, уход, потеря любви.

– А как, по Вашему мнению, удержать любовь, не допустить ее оскудения?

– Апостол Иоанн в письмах к первым христианам – своим ученикам написал такие слова: «Бог есть любовь» (1 Послание апостола Иоанна глава 4, стих 8). Поэтому подлинная любовь имеет Божественную Природу, и ею человек живет лишь по дару Божьему. В русском языке словом «любовь» называют самые разные проявления взаимоотношения полов. Ведь, согласитесь, можно любить мороженое, а можно – жену.

Но в греческом языке, на котором и написано Евангелие, есть несколько слов, обозначающих любовь. Господь и апостолы, говоря об отношениях в браке, употребляют наименование «агапе». Источником такой любви является Бог.

Да, влюбленность, половое влечение – естественно, однако оно быстро проходит. Это нормальные, но временные чувства. Они похожи на красивый и яркий цветок, который существует лишь для того, чтобы дальше появился плод. Посмотрите, как красиво цветут яблони, но кушаем-то мы не эту красоту, а яблоки. В семейной жизни таким съедобным плодом является любовь. Ее даже нельзя назвать чувством. Подлинная любовь – это устроение сердца, благодатный Божий дар. Она бескорыстна, она отдает себя другому, поэтому у нее жертвенная, крестная природа.

Посмотрите на пример святых: такие люди любили всех, весь мир – и добрых, и злых. Человек, имеющий настоящую любовь, может пожертвовать всем, даже собой, ради совершенно незнакомца. С ее помощью супруги становятся единым духовным организмом. Дар такой любви они получают в Таинстве Брака или Венчания.

– Возможно, я задам наивный вопрос, однако, он интересует многих людей. Дело в том, что у меня есть много знакомых, которые после Венчания разводятся буквально через год или два. Получается, в Таинстве Брака Господь не дает гарантии долгой и счастливой семейной жизни в любви и согласии? Но почему?

– Господь вообще никаких гарантий не дает, потому что Он дал человеку свободу воли, а подобный «страховой полис» свыше лишил бы нас ее.

Любое Таинство, в том числе и Венчание, дает благодать, которую человек принимает сознательно и свободно. Таинство Брака соединяет людей воедино, в один духовный организм – семью. Причем, этот дар обладает свойством вечности. Но человек по своей свободной воле может взять и разрушить то, что получил. И тогда можно лишь констатировать, что брака нет.

Ту благодать, тот дар, который супруги получают в Таинстве Брака, можно сравнить со свечкой, с маленьким огоньком, который можно потушить и растоптать, а можно беречь, пока из него не разгорится костер. Поэтому само по себе Венчание ничего не гарантирует, так же как и Таинство Крещения не гарантирует причисления к лику святых. Просто Господь дал нам такую возможность, такой дар – родиться в новую жизнь, стать если не святыми, то добрыми и благородными людьми.

Посмотрите на физическое рождение: сам по себе этот радостный факт вовсе не означает, что человек не будет болеть и безбедно жить. Для того чтобы он вырос, младенца нужно питать, беречь, заботиться, а если вдруг заболеет – лечить. Так и благодать, полученную в любом Таинстве, нужно «вырастить».

«Насильно мил не будешь»

– Отец Владимир, а если подойти к этому вопросу с другой стороны: почему многие семьи, не венчаясь, не имея этого огонька, более того, иногда даже без штампа в паспорте живут в «гражданском браке» до конца своих дней и любят друг друга?

– Такие семьи, безусловно, есть, и мне, как священнику, часто приходилось с ними общаться. Но в чем особенность таких семей? Массово они стали появляться в XX веке, когда при советской власти люди потеряли веру в Бога. Однако подсознательно супруги жили по-христиански и сохраняли традиции христианской нравственности, доставшиеся им от верующих родителей, которые жили в дореволюционное время, в другую эпоху. Несмотря на то, что в советские времена такие браки не венчались (да и при желании совершить Таинство, в то время это было крайне затруднительно), они жили полноценной семейной жизнью, супруги были верны друг другу, хорошо воспитывали своих детей.

Такие пары можно лишь похвалить, и Церковь не называет их блудниками, а признает их союз законным браком. Но одновременно Церковь проецирует его в вечность, и ставит вопрос: «А какова же будет судьба данной семьи за пределами земной жизни?» И отвечает: «Да, есть прекрасные, любящие друг друга люди, но ведь они не верят в Бога, в жизнь после смерти. Так можем ли мы надеяться, что после своей кончины они попадут в рай, в который они сами не верят?» Вряд ли. Есть замечательная поговорка: «Насильно мил не будешь», и Господь никого не тащит насильно в рай. Если люди добровольно отказались от Бога здесь, почему Господь там станет пренебрегать их свободным выбором и требовать от них веры?

Именно поэтому, несмотря на добрую и высоконравственную жизнь супругов на земле, такой брак, такая любовь не входит в вечность. Здесь она и остается, возможно, только лишь в памяти родственников и друзей. Пока люди были живы – брак существовал, а после смерти прекратился, потому что они сами не могли и не хотели дать своему союзу вечное измерение. Только лишь в этом отличие благополучного «гражданского брака» от такого же, но освященного Церковью.

– Но, Вы говорили, что если супруги верующие и брак освящен Церковью, это вовсе не означает, что их союз будет вечным…

– Чтобы лучше понять смысл христианского брака, почему подлинная любовь между верующими супругами пребывает вовек, лучше обратиться к истории Церкви. Сегодня Венчание многие воспринимают просто как красивое и пышное представление. Однако в первые века истории Церкви оно совершалось совсем по-другому. Люди, вступающие в брак, получив благословение епископа или священника, объявляли о своем решении перед верующими на Литургии, причащались, а в это время церковная община молилась за них. То есть с первого же момента браку давалось евхаристическое измерение.

– А что значит «евхаристическое измерение»?

– Евхаристия – вершина богослужения и его самая главная часть. А в самом начале Евхаристии (Литургии) священник произносит такие слова: «Благословенно Царство Отца и Сына, и Святого Духа ныне и присно и во веки веков». Что они означают? Царство Божие, казалось бы, такое далекое и недосягаемое, спустилась сюда, на землю. И в момент самого причащения Тела и Крови Христа священник говорит, что это причастие человек принимает «в жизнь вечную».

То есть уже здесь, на земле, люди становятся «гражданами» вечного Царства Божьего. И супруги, причащающиеся на Литургии, не исключение: их брак получает вечное измерение – отныне они всегда будут вместе, даже после смерти. Действительно, если они всей душой и сердцем, всеми желаниями и помыслами устремлены к Богу и хотят вечно быть вместе, неужели Господь их там разведет?!

Когда уже не праздник…

– А если венчанный человек женится или выходит замуж второй или третий раз?

– Он разрушает единство, теряет ту благодать, которую дал ему Господь. Церковь никогда не приветствовала разводы и повторные браки, а если и разрешала, то лишь из человеческой немощи, по слову апостола Павла: «Если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Послание к Коринфянам 7 глава, стих 9).

Однако это нисхождение всегда сопровождала епитимья – отлучение от Причастия минимум на год. Посмотрите чинопоследование второго или третьего венчания. Это уже не праздник, а сплошные покаянные молитвы… Ведь человек нарушил свои обещания. Во время Таинства Брака он просил и получил от Бога дар, но попрал его, изменил. Эта измена заключается в недостатке веры и любви. Именно поэтому, венчаясь второй или третий раз, человек не радуется, а кается.

– Кто, по Вашему мнению, чаще виноват в разводе: мужчина или женщина?

– Конечно, как правило, развод – это вина двоих, хотя не редко и одного. Например, муж изменяет жене. Она его любит, пытается построить семью, а он живет на две семьи. В ком причина? Думаю, в мужчине. И здесь женщина должна либо смиряться, согласиться жить на две семьи, либо, как делают большинство, разводиться. Бывает, наоборот, муж хороший семьянин, а женщина – «разгуляй». Так что однозначно ответить на этот вопрос нельзя.

С одной стороны, мужчин в России намного меньше, чем женщин, но последние, наверное, больше дорожат семейной жизнью. С другой стороны, одной из основных причин потери стабильности семейной жизни является эмансипация женщин, понятая как формальное уравнивание их прав. Поэтому, женщины перестали понимать по-христиански свою роль в семье и стремятся только к юридическому равенству с мужчинами.

– Христос указал лишь одну причину для развода – измену. Почему же, чем дальше развивалась и росла Церковь, тем этих причин становилось всё больше? Сейчас, по-моему, их уже несколько десятков…

– Православная Церковь относится к разводам, конечно, отрицательно, но по факту, в пастырской практике она довольно-таки легко сегодня принимает то, что существует: никаких серьезных прещений (наказаний) на тех, кто разводится, не накладывается.

Случаи повторного Венчания и вступления в брак встречаются довольно часто. Нельзя сказать, что Церковь потакает этому, но, во всяком случае, прежней евангельской строгости нет.

Я думаю, причиной этого является XX век, когда в условиях гонений Церковь не могла адекватно реагировать на происходящие изменения в сознании общества: те, кто еще недавно учился в духовных семинариях, начали стрелять в иконы… Церковной реакции на это в условиях гонений, по понятной причине быть не могло. А сегодня, после того, как в XX веке люди уже defacto привыкли к существующему положению, очень трудно возвратиться к каноническим нормам. Я считаю, в нашей Церкви этот вопрос до сих пор по-настоящему не ставился и не разбирался.

– В загсе есть юридическая процедура росписи и развода. А в Церкви – Таинство Венчания. А если люди разводятся, происходит ли в храме процедура развенчания? Если нет, почему?

– В Церкви не существует процедуры «развенчания».

Церковные Таинства созидают жизнь, но среди них нет ни одного, призванного разрушить ее. И в храме происходит не процедура росписи, а именно Таинство, и это не Таинство Венчания, а Таинство Брака. Роспись, заверяемая государственным служащим загса – это договор, который можно расторгнуть в любое время. А природа Таинства совершенно иная. Поэтому никакого «таинства развенчания» не существует.

Студенческий альманах православного миссионера «Призвание» № 8, 2011.

Читайте также:

С любимыми не разводитесь…

Семья на грани гибели

Пережить развод, или Мое большое маленькое чудо

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Не ограничивай Бога своими мечтами

Архимандрит Андрей (Конанос) о том, как мы бегаем по узкому кругу и боимся чего-то большего

Ну ты и мать!

Есть множество причин, чтобы запретить себе думать о няне

Мужчины не понимают, что они делают

Протоиерей Александр Ильяшенко об отношениях до брака и мужчинах-естествоиспытателях