Русская иерархия XVI века

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 37, 2003
Русская иерархия XVI века

История русской иерархии еще не написана, биографические справочники еще не созданы, хотя, несомненно, различные публикации в этой области имеются и ее необходимо развивать далее. Это большое поле научной деятельности, причем не для одного исследователя. Как некоторый вклад в решение этих задач церковно-исторической науки ниже предлагаются два очерка о двух иерархах, рукоположенных святителем Макарием (†1563; пам. 30 дек.).

Епископ Трифон был постриженником обители преподобного Иосифа Волоцкого, а владыка Афанасий — Кирилло-Белозерской. В их жизненных путях есть много общего; один сменил другого на Суздальской кафедре, а позднее — на Полоцкой. Но следует отметить, что смены архиерейских кафедр в Древней Руси нехарактерны, как и призвание к служению иерархов, пребывающих на покое. Время их архиерейства приходится на конец первосвятительства Митрополита Макария и первые годы после него, когда в стране началась опричнина, острее стали сказываться тяготы Ливонской войны.

Епископ Суздальский Трифон,
впоследствии архиепископ Полоцкий

После кончины епископа Суздальского Ионы (Собины; 1544–1548) его преемником был избран настоятель Симонова монастыря архимандрит Трифон (Ступишин)1. Имя его матери — инокиня Антонида2, отца — инок Вассиан (Ступишин); он подвизался вместе со своим сыном в обители преподобного Иосифа Волоцкого (†1515; пам. 9 сент.). Епископ Рязанский Леонид в послании царю Феодору Иоанновичу (1584–1598) называет иерархов-постриженников Волоколамской обители; среди них — Полоцкий архиепископ Трифон3.

До своего архиерейства он был недолгое время настоятелем Никольского монастыря (1542–1544)4, основанного преподобным Мефодием Песношским (†1392; пам. 14 июня). Самая ранняя известная грамота Митрополита Макария была дана им при игумене Трифоне Песношскому монастырю о пошлинах с приписных к обители сельских храмов5. После недолгого пребывания на Песноши он был переведен в Симонову обитель (1544–1549)6.

В эти годы Иоанн IV, первоначально как великий князь, а затем как царь, дал Симонову монастырю при архимандрите Симоне ряд различных льготных грамот: в 1544 году7, в 1545 году8, в 1546 году9, в 1547 году он запрещает грамотой дворцовым крестьянам рубить монастырские рощи10. Две грамоты дал царь в 1548 году11. В 1545 году он дает поручение решить спорный вопрос, возникший между Симоновым монастырем и Печерским нижегородским12. В 1546 году князь Иоанн IV продлил на три года (1546–1549 гг.) льготы Симонову монастырю при архимандрите Трифоне, согласно жалованной грамоте, данной им ранее архимандриту Савве (1543–1544)13.

Кроме великого князя грамоты давали обители и другие лица. В ноябре 1546 года князь Владимир Андреевич Старицкий дает указную грамоту приказчику в Верее о дани с Симонова монастыря14 и жалованную грамоту о льготах с монастырских владений в Московском уезде15. Актовый материал сохранил сведения о некоторых монастырских приобретениях в это время. В 1548–1549 годах был приобретен двор на Белоозере16, было куплено также село в Рузском уезде17 и другое было дано вкладом18. Более подробно вопрос о льготах обители рассматривает Л. И. Ивина, которая отмечает, что “в области иммунитета вторая половина 40-х гг. XVI в. ознаменовалась для Симонова монастыря главным образом поощрением его торговли и перевоза товаров без пошлин”19.

Время Митрополита Макария характеризуется интенсивной соборной жизнью. Участие в работе Соборов будущего иерарха началось со времени настоятельства в Симоновом монастыре. 24 февраля 1549 года в Москве проходил Собор, осудивший бывшего Чудовского архимандрита “Исака Собаку”20. Этим же временем датируется второй Макарьевский Собор, канонизовавший русских святых, в работе которого мог принимать участие Симоновский архимандрит Трифон21. В декабре 1547 года Митрополит Макарий, ходатайствуя пред царем, подписал с Собором духовенства крестоцеловальную запись И. И. Турунтая-Прон­ского на верность царю и неотъезд его в Литву, Польшу22. Среди духовенства в записи назван и Симоновский архимандрит Трифон. Вкладные записи свидетельствуют о монашеских постригах при архимандрите Симоне. “При нем в монастырь были пострижены Василий Брехов (Васьян) и Федор Рябчиков”23.

После пятилетнего пребывания в Симоновой обители он был поставлен в Суздальские епископы, а настоятелем на Симонове стал его брат архимандрит Алексий (Ступишин; 1550–1555)24. Епископская хиротония нового иерарха была совершена 10 марта 1549 года в первую неделю Великого Поста25. Этим временем датируется второй Макарьевский Собор, канонизировавший русских святых, на котором был канонизован преподобный Евфимий Суздальский26. 17 марта из игуменов Троице-Сергиева монастыря был поставлен Ростовский архиепископ Никандр27. В его хиротонии, несомненно, участвовал новопосталенный Суздальский владыка.

Суздальский владыка участвовал в заседаниях Стоглавого Собора в 1551 году28, а затем в последовавших соборных приговорах об ограничении церковных владений, о церковных пошлинах в Великом Новгороде29. 15 декабря 1550 года он дал жалованную грамоту Спасо-Евфимьеву монастырю при архимандрите Савве30. В своей епархии епископ Трифон также рукополагал клириков или назначал их к месту служения, о чем свидетельствует актовый материал31. Его управление Суздальской епархией продолжалось недолго. В 1551 году епископ Трифон, оставив кафедру, пребывал в Иосифо-Волоколамском монастыре, где в ту пору проживал также на покое Новгородский архиепископ Феодосий (1542–1551; †1563). За несколько дней до 26 февраля 1563 года, когда скончался архиепископ Феодосий, “прииде к нему епископ бывшии Суздальскии Трифон по реклу Ступишин, и мнози от старец и братиа благословениа и прощениа от него просчяще он же всех благослови и прости”32. В Волоколамской обители епископ Трифон пробыл на покое около 12 лет.

В 1563 году произошло важное событие — покорение Полоцка русскими войсками, что отразилось на дальнейшей судьбе владыки Трифона. В Никоновской летописи говорится о том, как в 1563 году “месяца апреля в 4 день царь и великий князь Иван Василиевичь всеа Русии, по совету отца своего и богомолца Макария Митрополита всеа Русии и богомолцов его архиепископов и епископов и всего освещеннаго Собора, учинил в своей отчине граде Полотцску у Софеи Премудрости Божии архиепископью. И поставлен бысть Митрополитом Макарием архиепископ Трифон, прежде бывший епископ Суздальский; и постриженник той Трифон Ступишен Иосифа игумена Волотцскаго, добродетели же его ради был архимандрит на Симонове и потом епископ в Суздале, епископию же Суздалскую остави за свою немощь; царь же и великий князь понуди его быти в Полтеск архиепископом, а местом учинил его под Ростовскою архиепископиею”33. Это был второй подобный важный Собор времени святителя Макария, после учреждения Казанской епархии в 1555 году, который засвидетельствовал появление новой епархии в Московской Митрополии, определив ее старшинство в диптихе епархий того времени34. На этом Соборе, несомненно, решался вопрос о содержании епархии. В царском архиве позднее хранились “Списки обиходу архиепископа Казанского и архиепископа Полотцкого, что им давано в подмогу на их обиход”35. Как отмечает А. А. Зимин, “подмога Полоцкому епископу давалась по образцу казанской, чем и объясняется нахождение обоих списков в одном ящике начала 60-х годов”36.

На новом месте ему пришлось заботиться об укреплении Православия в возрождавшейся епархии в составе Московской Митрополии. Сложность объясняется также следующим обстоятельством. “Польские короли, как и Московские князья, понимали, что церковная зависимость областей скрепляет их единство. В то время, как Грозный и Московский Митрополит поспешили назначить в завоеванный край своего архиерея на место плененного владыки Арсения, литовцы, когда Полоцк еще оставался за Москвой, поставили своего избранника Варсонофия Волоха, удержав за ним титул архиепископа Полоцкого, Витебского и Мстиславского”37.

После кончины Митрополита Макария архиепископ Трифон участвовал в работе Собора о белом клобуке в 1564 году38 и в интронизации Митрополита Афанасия39. На Полоцкой кафедре он пробыл три года и скончался в 1566 году во время мора. В Псковской летописи содержатся сведения о его кончине осенью 1565 года: “Тое же осени был мор в Полоцку, много людей вымерло, и архиепископ Трифон преставися Полоцкой, и был мор до Николина дни до осенняго, да престал”40. Таким образом, скончался он при Митрополите Афанасии (1564–1566). Существует мнение, что погребен он был в Иосифо-Волоколамском монастыре41, однако это неверно. 20 сентября в обители творился корм по “архиепископе Трифоне Ступишине Полотском, а дачи по нем и по родителех 500 рублев <…> А гроб в Полотцку, а здесе а гроб отца его и братьи за олтарем”42. 20 сентября — это, очевидно, день кончины иерарха. В монастыре также творился корм и в день его именин — 1 февраля, когда Церковь чтит память мученика Трифона (†250; пам. 1 февр.): “корм по архиепископе Трифоне Ступишине Полотском <…> а дачи Трифонова писана сентября 20”43.

О владыке Трифоне можно говорить как о замечательном книжнике. В собрании Волоколамского монастыря сохранилось его 11 рукописных книг44. Один рукописный сборник епископа Трифона начинается житием мученика Трифона, очевидно, его небесного покровителя45. “А привез те книги ис Полоцка после архиепископа Трифона по государьской грамоте монастырской слушка Истома Мосеяв”46. Память о нем творилась и в Троице-Сергиевом монастыре: в день его кончины братии обители давался корм47. Историк Н. Карамзин говорит о епископе Трифоне, что он был муж “добродетельный”, постриженник обители преподобного Иосифа Волоцкого48.

Епископ Суздальский Афанасий,
впоследствии архиепископ Полоцкий

Епископ Афанасий происходил из стародубских князей Палецких49. Родился он, можно предполагать, вначале XVI века50. Это был постриженник Кирилло-Белозерской обители, основанной преподобным Кириллом (†1427; пам. 9 июня). Пройдя монашеский искус послушания, он был затем около 12 лет настоятелем в этой прославленной обители (1539–1551). Его предшественником был игумен Досифей (1533–1539), ставший Ростовским архиепископом (1539–1542). Очевидно, он и воз­вел инока Афанасия в сан игумена, сделав его своим преемником.

Сохранились некоторые сведения о деятельности игумена Афанасия в годы его настоятельства. При нем государь давал монастырю жалованные грамоты51, или подтверждал прежние52, другие лица давали различные вклады53, монастырем делались приобретения угодий54, обмен своих владений55, их продажа56, или же таковые брались “в оброк”57. Когда скончался один из князей Кемских, он завещал своим родственникам, оценив свои имения, “да цену роздати по манастырем и по церквам Божьим по его душе и по всему роду”58. При решении данного вопроса “все четыре вотчичи били челом государю своему игумену Офонасью Кирилова монастыря”, чтобы он прибыл в “вотчинку в Кемоозеро”, решив, “что нам государь наш игумен Офонасий приговорит и старцы, и нам их слушать”59.

При игумене Афанасии производилось межевание монастырских земель и владений Ростовского архиепископа Алексия (1543–1548)60. Актовый материал свидетельствует об общении игумена Афанасия с другими иерархами того времени. Епископ Вологодский Алексий (1525–1543) 5 октября 1539 года дал жалованную грамоту, освобождающую монастырь от церковных даней61. Тремя месяцами ранее Ростовский архиепископ Досифей (1539–1542) дал игумену Афанасию жалованную грамоту со своей стороны, освобождающую от дани приписные монастырские храмы62. В другой своей грамоте он сделал игумену Афанасию указания об уплате венечной подати за венчание вступающих в брак63. Известна жалованная грамота Вологодского епископа Киприана (1547–1558), данная им игумену Афанасию64. Поскольку при исполнении различных монастырских послушаний мог наноситься ущерб, то “приговорил игумен Афанасий со всеми соборными старцы о слугах”, оговорив меры возмещения наносимых ими монастырю убытков65.

О различных вкладах в обитель, сделанных при игумене Афанасии, содержит сведения Кормовая монастырская книга. Под 31 декабря записан вклад “по Митрополите Макарие <…> при игумене Афанасии, денег 150 рублев”66. При нем же сделал вклад в Кирилло-Белозерский монастырь макарьевский книжник В. М. Тучков, автор жития преподобного Михаила Клопского. Кроме икон он дал также 12 четьих Миней67.

Деятельный игумен заботился о духовном просвещении братии, о пополнении монастырской библиотеки. По благословению игумена Афанасия инок Серапион, ученик старца Гурия (Тушина), переписал для монастыря в 1540 –1541 годах Псалтырь; инок Иона — рукописный сборник (1543–1544 гг.); инок Тит — Толковые Евангелия от Иоанна (1548–1549 гг.) и от Луки (1549); диакон Иоанн — сентябрьскую половину Пролога (1549)68.

В конце 1546 года великий князь Иоанн IV совершил богомольную поездку в Великий Новгород и “был в те поры в Кирилове монастыре, и с своею братею <…> да и молебны в манастыре в церкви каменой в болшей отслушали в Кирилове, при игумене Афонасьи”69. В 1549 году под председательством Митрополита Макария в Москве проходил Собор, осудивший бывшего чудовского архимандрита Исаака (Собаку). Среди участников Собора назван Кирилловский игумен Афанасий70. Знакомство государя и Митрополита Макария с кирилловским игуменом могло повлиять на последующее его возведение в архиерейское достоинство.

В 1551 году в Москве проходил Стоглавый Собор, в работе которого, несомненно, участвовал Кирилловский игумен Афанасий. А после Собора, 17 мая, была произведена ревизия всех государственных льгот монастырям. Царь Иоанн IV, выслушав грамоту “Успенья Пречистыя Кирилова монастыря пожаловал игумена Офонасья с братьею, или кто по нем иный игумен будет, велел им сю грамоту подписати на свое царево и великого князя имя”71. Очевидно, после Стоглавого Собора кирилловский игумен назад не вернулся, так как через месяц была совершена его архиерейская хиротония. Монастырский летописец обители преподобного Кирилла называет игумена Афанасия девятнадцатым настоятелем монастыря после преподобного Кирилла Белоезерского и указывает последующие этапы его служения в Церкви: “19. Афонасей — 12 лет, епископ был в Суждале и архиепископ в Полотцке”72.

Вслед за сообщением о поставлении 14 июня 1551 года Новгородского архиепископа Серапиона73 Никоновская летопись говорит о хиротонии еще одного нового Владыки: “Того же месяца июня 18, в четверток четвертыя недели Петрова поста, поставлен бысть епископ в Суздаль Афонасий, бывый игумен Кирилова монастыря”74. Он сменил на кафедре владыку Трифона (Ступишина; 1549–1551), ушедшего на покой. Таким образом, отбыв в Москву на Собор в сане игумена, Кирилловский настоятель был поставлен затем во главе древней Суздальской епархии.

Первое деяние нового Владыки относится к 15 июля 1551 года, когда по завершении работы Стоглава был принят Соборный приговор о просфорной пошлине в Великом Новгороде. Четвертым в ряду подписавшихся иерархов Церкви назван Суздальский епископ Афанасий75.

Время святителя Макария характерно канонизацией русских святых, которым писались службы, жития, похвальные слова76. В эти годы в суздальском Спасо-Ев­фимь­евом монастыре подвизался духовный писатель инок Григорий, писавший жития, похвальные слова и службы местным святым. Он также составил службу и похвальное слово “новым чюдотворцам”, как тогда называли русских святых77. Характеризуя взаимоотношения Митрополита Макария и инока Григория, В. Колобанов пишет: «По-видимому, суздальские князья Шуйские, близкие к Митрополиту Макарию, и отыскали Григория для составления “Служ­бы всем святым”. Этому мог способствовать и епископ Суздальский Афанасий Палецкий, в мире князь Палецкий, свойственник Ивана IV по жене его брата Георгия Васильевича Иульянии»78. В житии преподобной Евфросинии Суздальской инок Григорий описывает чудеса, совершавшиеся от ее святых мощей, “в тыяжде дни правящу престол великия церкве Пресвятыя Богородица во граде Суждале епископу Афанасию”79.

Сохранились и некоторые другие сведения о его епархиальной деятельности. 25 марта, на праздник Благовещения ему была “явлена” духовная грамота И. Т. Несвитаева, который сделал вклад в Спасо-Евфимьев монастырь. “И господин епископ Афонасий Суждальский и Торуский, выслушав сию изоустную грамоту, да к ней свою руку приложил да и печать свою к ней велел приложити”80. В 1559 году он дал ставленную грамоту иеродиакону Игнатию из Кирилло-Белозерского монастыря, которого епископ Афанасий рукоположил “по благословению брата нашего Никандра, архиепископа Ростовского и Ерославского”81.

Великий князь Василий III дал в свое время жалованную грамоту Суздальскому епископу Геннадию (1517–1531), которая позднее была подтверждена царем Иоанном Грозным епископу Афанасию. В 1576 году на праздник Благовещения она сгорела и государь возобновил грамоту на имя святителя Варлаама82.

Середина XVI века на Руси — время интенсивной соборной жизни. В 1553 году были осуждены еретики М. Башкин и другие, которые были затем разосланы по различным монастырям83. В грамоте, посланной в Соловецкий монастырь, куда был отправлен бывший Троицкий игумен Артемий, названы архиереи-участники Собора и среди них епископ Суздальский и Тарусский84. А. Курбский в своей “Истории о великом князе Московском” пишет, что при этом был осужден настоятель суздальского Спасо-Евфимьева монастыря архимандрит Феодорит (†17 августа 1571), который А. Курбскому “исповедник <…> был”85. Автор-перебежчик подчеркивает негативную роль Суздальского владыки в его осуждении, хотя и не называет иерарха по имени. Архимандрита Феодорита “отослаша <…> в монастырь Кирилов, в нем же тои епископ Суздальскии прежде игуменом был, да тем и ученицы его отомстят ему прежнюю ненависть епископа”86. Одновременно с осуждением ереси проходили соборные разбирательства сомнений посольского дьяка И. М. Висковатого о новонаписанных иконах87. В соборных материалах не названы имена иерархов-участников Собора, но нужно думать, что их состав в обоих случаях был тождественен. В таком случае епископ Афанасий участвовал и в соборном деянии, когда И. М. Висковатому была дана трехлетняя епитимия за посеянное в народе смущение по поводу икон.

Важным событием середины XVI века было покорение Казани, а 3 февраля 1555 года в Москве был поставлен первый Казанский святитель — архиепископ Гурий. Его избранию предшествовал Собор “о многоразличных чинех”, на котором было принято решение об открытии новой епархии в Русской Церкви. В этом торжестве, поставлении Казанского архиепископа, участвовали “опричь подьяков” 76 человек и среди них — Суздальский епископ Афанасий88.

В 1561 году Соборным определением Троицкому монастырю было определено первенствующее место в Русской Церкви, а его настоятель был возведен в достоинство архимандрита. После имени архиепископа Ростовского Никандра в грамоте, подписанной на праздник Богоявления, назван епископ Суздальский Афанасий89. Вместе с другими иерархами во главе с Митрополитом Макарием он ручался в июле 1561 года за князя В. М. Глинского, а в апреле 1562 году — за И. Д. Бельского90. Так русская иерархия печаловалась о впавших в государеву немилость.

31 декабря 1563 года скончался Митрополит Макарий, рукополагавший епископа Афанасия. 1 января 1564 года Владыка принимает участие в погребении святителя Макария91. Еще пока вдовствовала Первосвятительская кафедра, в Москве 9 февраля 1564 года проходил важный Собор, который принял решение о ношении новым Предстоятелем Русской Церкви белого клобука и скреплении грамот воском красного цвета92. 5 марта была совершена интронизация Митрополита Афанасия (1564–1566), среди участников которой был тезоименитый ему Суздальский и Тарусский владыка93. Вскоре после интронизации нового Предстоятеля, после тринадцати лет своего архиерейства, владыка Афанасий возвратился в Кирилло-Белозерский монастырь, где находился на покое. Поэтому в 1566 году, когда проходил земский Собор о продолжении Ливонской войны, среди иерархов уже назван епископ Суздальский и Тарусский Елевферий (1564–1567)94.

Около двух лет Афанасий проживал на покое, не управляя Суздальскою епархиею. За это время произошли немалые события в жизни Церкви и государства. В стране началась опричнина, а Московским Митрополитом стал святитель Филипп. Новый Суздальский владыка Елевферий участвует 25 июля 1566 года в интронизации святителя Филиппа, причем летопись оговаривает, что “Полоцково архиепископа в то время в животе не стало”95.

А 11 августа святителем Филиппом был призван к служению находившийся на покое и “поставлен бысть в архиепископы в Полтеск Суждальскои владыка Афонасеи Филипом Митрополитом всеа Русии и всем еже освященным Собором”96. Неназванный в летописи Полоцкий архиепископ, которого “в животе не стало”, это архиепископ Трифон (Ступишин). Таким образом, и на Полоцкой кафедре, как и на Суздальской, епископ Афанасий был его преемником и оба архиерея до Полоцка были на покое. С назначением на Полоцкую кафедру владыка Афанасий стал архиепископом. После присоединения в 1563 году Полоцка к Москве данная епархия по старшинству была поставлена после Новгородской, Казанской и Ростовской.

Следует отметить, что это не было перемещением архиерея с кафедры на кафедру, что в Древней Руси было довольно редко, но было призванием к архипастырскому служению иерарха, пребывавшего на покое97. До конца 1566 года новый Владыка, очевидно, к месту своего служения не отбыл, поскольку 10 декабря 1566 года “священа бысть церковь, предел у Благовещения на сенех, Вход во Иерусалим, а свящал ее Филипп Митрополит, а с ним Афонасей архиепископ Полотцский и епископы и архимандриты и игумены и весь освященый собор”98. О его служении в самой западной, порубежной епархии Русской Церкви того времени ничего неизвестно99. Можно говорить, что оно было непродолжительным. С 17 мая 1568 года он был уже на покое в обители своего пострижения100, с которой был тесно связан.

В Кирилло-Белозерский монастырь он постоянно давал вклады: “Псалтырь в десть, писменая, владыки Афонасия Суздалскаго”101 , “Риза камка бела…”102, а так же “Стихарь бархат дымчят <…> Дал в монастырь владыка Афонасей Суздальской”103. Следующий вклад относится к полоцкому периоду: “Потыр золот, а в нем весу три гривенки восмь золотник. Дал архиепископ Афонасей Полоцкой”104. По его благословению переписывались различные книги, ему принадлежала рукопись “на еретики новгородские”, то есть, очевидно, “Просветитель” преподобного Иосифа Волоцкого. В составленной в XVII веке по благословению Патриарха Никона “Описи книгам в степенных монастырях” среди рукописей, находившихся в Кирилло-Белозерской обители, названа “Книга на еретики Ноугородские <…> писменая владыки Афанасия, в полдесть”105. Появление в обители преподобного Кирилла Белоезерского рукописи, содержащей труд преподобного Иосифа Волоцкого, может быть связано с именем архиепископа Афанасия, который был постриженником этого монастыря. В конце XVI века в архиве Кирилло-Белозерского монастыря имелись какие-то его письменные материалы — “писмо Полотцково владыки Афонасья всякое”106. В кормовой монастырской книге назван также диакон Вассиан, “владыки Афанасия племянник”107. Очевидно, именно он по благословению бывшего епископа Суздальского написал книгу жития Григория Омиритского. По нем, будучи Полоцким архиепископом, владыка дал в Кирилло-Белозерский монастырь “Еванге­лие в десть стоимостью 15 рублей”108. Он дал в обитель также книги творений святителя Григория Богослова и затем — святителя Дионисия Ареопагита109.

Последние годы своей жизни, вторично удалившись на покой в обитель преподобного Кирилла, архиепископ Афанасий молитвенно готовился к переходу в иной мир. Дата его кончины неизвестна, а о месте его погребения вместе с Казанским владыкой (1581–1583), бывшем Кирилловским игуменом (1572–1581), читаем: “Полоцкой архиепискуп Афонасей, да Казанской архиепискуп Козма лежат у большие церкви Успения Пречистые Богородицы в паперте у полунощных дверей”110. Имя владыки Афанасия было внесено в монастырский поминальный Синодик111.

Список сокращений

ААЭ

Акты, собранные в библиотеках и архивах Россий­­ской империи Археографическою экспеди­циею АН.

АИ

Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею.

АФЗХ

Акты феодального землепользования и хозяйства XIV–XVI веков.

ДАИ

Дополнения к Актам историческим. СПб., 1846–1875. 12 т.

ЖМП

Журнал Московской Патриархии.

КЦДР

Книжные центры Древней Руси.

ОЛДП

Общество любителей древней письменности

ПСРЛ

Полное собрание русских летописей.

РИБ

Русская историческая библиотека.

СГГД

Собрание государственных грамот и договоров. СПб., 1828.

ТОДРЛ

Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы (Пушкинский дом).

ЧОИДР

Чтения в Обществе истории и древностей российских.

1См. о нем: Титов А. А. Суздальская иерархия. Материалы для истории Русской Церкви. Вып. 4. М., 1892. С. 55–56. № 24.

2КЦДР: Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности / Отв. ред. Д. С. Лихачев. Л., 1991. С. 125.

3АИ. Т. 1. СПб., 1841. С. 411.

4Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской Церкви. СПб., 1877. Стб. 216; Калайдович К. Ф. Историческое описание мужского общежительного монастыря святого Чудотворца Николая, что на Пешноше. Изд. 3. М., 1880. С. 102.

5ААЭ. Т. 1: (1294–1598). СПб., 1836. С. 176–177; Архимандрит Макарий. Жизнь и труды святителя Макария, Митрополита Московского. М., 2002. С. 360–361.

6Строев П. М. Списки иерархов и настоятелей… Стб. 216.

7АФЗХ: Акты московского Симонова монастыря (1506–1613) / Составитель Л. И. Ивина. Л., 1983. С. 92–93. № 79.

8Там же. С. 93. № 80.

9Там же. С. 95. № 82; С. 95–97. № 83.

10Там же. С. 99–100. № 86; ААЭ.Т. 1.С. 205–206. № 216.

11АФЗХ: Акты московского Симонова монастыря… С. 101–103. № 89–91.

12Там же. С. 94. № 81. В 1548 году царь дает аналогичное указание нижегородским воеводам и ключникам, охраняя рыболовные интересы монастыря (Там же. С. 100–101. № 88).

13Там же. С. 88–89. № 75. См. также: Архимандрит Макарий. Епископ Сарский Савва (1544–1554) // История и культура Ростовской земли. 1999. Ростов, 2000. С. 39–43.

14АФЗХ: Акты московского Симонова монастыря… С. 97. № 84.

15Там же. С. 97–99. № 85.

16Там же. С. 104. № 92.

17Там же. С. 104–106. № 93–94.

18Там же. С. 106–107. № 95.

19Ивина Л. И. Крупная вотчина Северо-Восточной Руси конца XIV — первой половины XVI в. Л., 1979. С. 160.

20Судные списки Максима Грека и Исака Собаки / Изд. подготовил Н. Н. По­кровский. М., 1971. С. 139. Об этом Соборе см. Архимандрит Макарий (Вере­тенников). Церковный Собор 1549 года // Альфа и Омега. 1998. № 2(16). С. 141–145.

21Нами этот Собор датирован 10 марта 1549 года (Архимандрит Макарий. Жизнь и труды святителя Макария, Митрополита Московского и всея Руси. С. 109). В этот день была архиерейская хиротония епископа Трифона.

22СГГД. М., 1813. Ч. 1. С. 454–457. № 165; Шумилов В. Н. Государственное древлехранилище хартий и рукописей. М., 1971. С. 100. № 202.

23Ивина Л. И. Крупная вотчина… С. 164.

24Это был брат владыки Трифона, который также, очевидно, был постриженником Волоколамского монастыря. 26 февраля в обители был корм “по анхимандрите Алексее Симановском Ступишине” (DasSpeisungsbuchvonVolokolamsk[Кормовая книга Иосифо-Волоколамского монастыря]. Eine Quelle zur Sozialgeschichte russischer Kloster im 16. Jahrhundert. Koln; Weimar; Wien,1998. S. 125). Погребен был “Олексеи анхимандрит за церковью за олтарем, гроб его подле отца его, инока Васияна, и родителеи” (Там же. S. 129). Об их отце известно из Кормовой книги следующее: 10 июля корм “по иноке Васиане Ступишине по Трифонове отце владыки Полотцкаго <…> А гроб его за церковью за олтарем и з детьми его” (Там же. S. 259).

25ПСРЛ. Т. 13: Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью. Ч. 1. СПб., 1904. С. 157; Ч. 2. СПб., 1906. С. 459.

26Архимандрит Макарий. Макарьевские Соборы 1547 и 1549 годов и их значение // Русская художественная культура XV–XVI веков. М., 1998. С. 8–9.

27ПСРЛ. Т. 13. Ч. 2. С. 459. См. о нем: Архимандрит Макарий. Ростовский архиепископ Никандр // Русь. Литературно-исторический журнал. Ростов, 1996. № 5. С. 28–32; Он же. Ростовский архиепископ Никандр (1549–1566) // Материалы Казанской юбилейной историко-богословской конференции “История и человек в богословии и церковной науке”. 4 (17)–6 (19) октября 1995 года. Казань, 1996. С. 19–29.

28Российское законодательство Х–ХХ веков. Т. 2. М., 1985. С. 258.

29Там же. С. 376–379; Ундольский В. М. Наказные уставные грамоты Митрополита Макария в Новгород // Временник Императорского Московского общества истории и древностей. М., 1852. Кн. 14. Смесь. С. 15–16.

30РИБ. Т. 32. С. 309–311. № 177; Акты Суздальского Спасо-Евфимьева монастыря: 1506–1608 гг. М., 1998. С. 148–149. № 78.

31Приведем текст архиерейской грамоты из редкой ныне публикации: “Бо­жиею милостию се яз смиренный Трифон, владыка богоспасаемых градов Суждаля и Торусы, благословил есми служити диякона Михайла Иванова сына к церкви к Николе Чюдотворцу в свою епискупью, во Ополскую десятину, в село Городище, по его ставленой грамоте, что в дияконы поставлен преждебывшим братом нашим епископом Ферапонтом Суждальским и Торуским и ставленая у него есть. И он священнодияконская да действует во святей Божии церкви по нашему благословению. Писано в Суждале лета 7050 седмаго июля 3 день”. — Акты юридические, или собрание форм старинного делопроизводства. СПб., 1838. С. 414. № 390.

32Кунцевич Г. Феодосий, архиепископ Новгородский (1491–1563). СПб., 1898. С. 11; Архимандрит Макарий (Веретенников). Новгородский архиепископ Феодосий (1542–1563; †1563) // Альфа и Омега. 2000. № 3(25). С. 206.

33ПСРЛ. Т. 13. Ч. 2. С. 366. См. также: Митрополит Московский Макарий (Булгаков). История Русской Церкви: В 12 т. СПб., 1887. Т. 6. Кн. 1: История Русской Церкви в период ее разделения на две Митрополии. 2-е изд. Т. 6. С. 355.

34О Соборах времени святителя Макария см. Архимандрит Макарий. Соборы Русской Церкви в период первосвятительского служения Митрополита Макария // Макариевские чтения. Соборы Русской Церкви. Материалы IX Российской научной конференции, посвященной памяти святителя Макария. Можайск, 2002. Вып. 10. С. 9–33.

35Государственный архив России XVI столетия. Опыт реконструкции / Подготовка текста и комментарии А. А. Зимина. М., 1978. Ч. 3. С. 498.

36Там же. С. 499.

37Покровский И. Русские епархии в XVI–XVII вв., их открытие, состав и пределы. Т. 1: (XVI–XVII вв.). Казань, 1897. С. 401.

38АИ. Т. 1. СПб., 1841. С. 332, 333; ПСРЛ. Т. 13. Ч. 2. С. 378, 379.

39ПСРЛ. Т. 13. Ч. 2. С. 381; Митрополит Московский Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. Кн. 4. Ч. 1. М., 1996. С. 160.

40ПСРЛ. Т. 3. СПб., 1848. С. 317.

41Епископ Дмитровский Леонид. Выписка из “Обихода” Волоколамского Иосифова монастьыря, конца XVI века, о дачах в него для поминовения по умершим // ЧОИДР. 1863. Кн. 4: Смесь. С. 2; Титов А. А. Суздальская иерархия… С. 56. Следует отметить, что настоятель Симонова монастыря архимандритАлексий (Ступишин; 1550–1555) в отличие от своего брата-иерарха был погребенв Волоколамском монастыре (Епископ Дмитровский Леонид. Выписка из “Оби­хода”… С. 6). Здесь же был погребен их отец-инок Вассиан Ступишин (Там же. С. 8). В Волоколамском монастыре подвизалось еще два Ступишина — старец Феодорит (см.: КЦДР: Иосифо-Волоколамский монастырь как центр книжности. С. 26) и Иоасаф (Там же. С. 39).

42Das Speisung sbuch vonVolokolamsk… S. 35. Об этом же говорится и в другом месте Кормовой книги Волоколамского монастыря. 20 января корм был “по иноке Антониде Ступишине по Трифонове матери, а дачи <…> по Антониде сын ее, владыка Трифон, дал по всех роде своем 500 рублев и по себе” (Там же. S. 109).

43Das Speisungsbuch von Volokolamsk… S. 113.

44Рукописные собрания Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ле­ни­на: Указатель. Т. 1. Вып. 2. М., 1986. С. 145.

45КЦДР: Иосифо-Волоколамский монастырь… С. 397.

46Там же. С. 41.

47Протоиерей А. Горский, Невоструев К. И. Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки. Отд. 3: Книги богослужебные. Ч. 1. М., 1869. С. 399.

48Карамзин Н. М. История государства Российского. Кн. 3. Т. 9. М., 1989. С. 29.

49См. о них: Лобанов-Ростовский А. Б. Русская родословная книга. Т. 2. СПб., 1895. С. 58–60.

50Возможно, что при крещении он был назван в честь Антония Великого, поскольку в день его памяти 17 января в Кирилло-Белозерском монастыре творился корм братии по архиепископе Афанасии (Сахаров И. П. Кормовая книга Кирилло-Белозерского монастыря // Записки Отделения русской и славянской археологии. Т. 1. Источники русской археологии. СПб., 1851. С. 67).

51В 1549 году царь Иоанн Грозный подтвердил при нем грамоту Иоанна III, освобождавшую монастырь от суда наместников и волостелей (ААЭ. Т. 1. С. 94–95). Другие царские жалованные грамоты см.: Описание документов XIV–XVII вв. в копийных книгах Кирилло-Белозерского монастыря в отделе рукописей Российской Национальной Библиотеки. СПб., 1994. С. 142. № 832; С. 176. № 1037; С. 178. № 1047; РИБ. Т. 32: Архив П. М. Строева. Т. 1. Пг., 1915. Стб. 271–273. № 157; Стб. 273. № 158; Стб. 287. № 165; Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 года. СПб., 1998. С. 199.

52РИБ. Т. 32. Стб. 77. № 56; Стб. 220. № 128; Акты социально-эконо­мической истории Северо-Восточной Руси конца XIV — начала XVI в. М., 1958. Т. 2. С. 187. № 278.

53Описание документов XIV–XVII вв. в копийных книгах Кирилло-Бело­зерского монастыря… С. 53. № 272; С. 84. № 482. Данный вклад был сделан Ананией Родионовым. В связи с другим вкладом Анании Родионова царь дал игумену Афанасию жалованную, обельную, несудимую грамоту (Там же. С. 100. № 574). О других вкладах см.: Там же. С. 101. № 579; С. 119. № 691; С. 144. № 840; С. 175. № 1028; С. 176. № 1036; С. 186. № 1097; РИБ. Т. 32. Стб. 258. № 144.

54Описание документов… С. 78. № 446; С. 79. № 448.

55Там же. С. 116. № 673. Данный обмен был сделан через государева рязанского дворецкого В. М. Тучкова. Через него же в 1543 году было сделано распоряжение “на Сяму о ежегодной даче ржи Кириллову монастырю” (РИБ. Т. 32. Стб. 263. № 150). Аналогичное распоряжение было сделано в 1545 году (Там же. С. 328. № 1917). Об обмене монастырских владений при игумене Афанасии см.: Там же. С. 120. № 699.

56РИБ. Т. 32. Стб. 253. № 140.

57Там же. Стб. 264. № 151.

58Там же. Стб. 342. № 188.

59Там же. Стб. 343. № 188.

60Там же. Стб. 265–267. № 152.

61ДАИ. Т. 1. № 109; Каталог древнерусских грамот, хранящихся в отделе рукописей Государственной Публичной Библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде. Изд. 2. СПб., 1992. Вып. 1 и 2. С. 55. № 125.

62РИБ. Т. 32. Стб. 247. № 138. Другая жалованная грамота Ростовского архиепископа датирована 1542 годом (Там же. Стб. 261. № 148).

63Там же. Стб. 260. № 147; ААЭ. Т. 1. С. 174. № 195.

64РИБ. Т. 32. Стб. 289–290. № 167. См. о нем: Архимандрит Макарий. Вологодский епископ Киприан // Русь. Литературно-исторический журнал. Ростов, 1998. № 4. С. 51–64.

65Книга келарская росходная поминком и по службам дают запасу // Временник Императорского Московского общества истории и древностей российских. М., 1855. Кн. 22. Смесь. С. 14. Настоятель Кирилло-Белозерского монастыря с этим именем был еще в XVII веке, но он был в сане архимандрита — “Афанасий Кононицын с 1 июня 1648; архим. с 8 июля 1649, по 1651” (Стро­ев П. М. Списки иерархов и настоятелей… Стб. 56). Поэтому данное известие целесообразнее отнести к игумену XVI века.

66Сахаров И. П. Кормовая книга Кирилло-Белозерского монастыря… С. 65. Позднее, при игумене Феоктисте, в 1558–1559 годах дал вклад в Кирилло-Бе­ло­зерский монастырь А. А. Квашнин, “во иноцех Адриан” (Там же. С. 86), который является составителем владычного летописного свода святителя Макария.

67Там же. С. 73. О других вкладах при игумене Афанасии см.: Там же. С. 54, 55, 58, 60, 64, 69, 73, 82, 87.

68Никольский Н. К. Рукописная книжность древнерусских библиотек (XI–XVII вв.): Материалы для словаря владельцев рукописей, писцов, переводчиков, справщиков и книгохранителей. СПб., 1914. Вып. 1: А–Б. (ОЛДП. Т. СХХXII). С. 91.

69ПСРЛ. Т. 3. СПб., 1841. С. 151–152.

70Судные списки Максима Грека и Исака Собаки / Изд. подготовил Н. Н. По­кровский. М., 1971. С. 139. Об этом Соборе см. Архимандрит Макарий. Жизнь и труды святителя Макария, Митрополита Московского. С. 113–116.

71ААЭ. Т. 1. С. 149. № 177.

72Ульяновский В. И. Летописец Кирилло-Белозерского монастыря 1604–1617 гг. // КЦДР: XVII век. Разные аспекты исследования. СПб., 1994. С. 136.

73См. о нем: Архимандрит Макарий (Веретенников). Из истории русской иерархии второй половины XVI века // Альфа и Омега. 2002. № 2(32). С. 135–144.

74ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 165. О епископе Афанасии см. Титов А. А. Суздальская иерархия… С. 56–58.

75ААЭ. Т. 1. С. 222. № 229; Ундольский В. М. Наказные уставные грамоты Митрополита Макария в Новгород. С. 16–17.

76Архимандрит Макарий. Макарьевские Соборы 1547 и 1549 годов и их значение // Русская художественная культура XV–XVI веков. М., 1998. С. 5–22.

77Архимандрит Макарий (Веретенников). Эпоха новых чудотворцев (Похваль­ное слово новым русским святым инока Григория Суздальского) // Альфа и Омега. 1997. № 2(13). С. 128–144.

78Колобанов В. А. Владимиро-Суздальская литература ХIV–XVI веков: Спецкурс по древнерусской литературе. Вып. 1. Владимир, 1975. С. 102.

79Георгиевский В. Суздальский Ризоположенский женский монастырь. Историко-археологическое описание. Владимир, 1900. С. 56; Клосс Б. М. Избранные труды. Т. 2: Очерки по истории русской агиографии XIV–XVI веков. М., 2001. С. 403.

80Акты Суздальского Спасо-Евфимьева монастыря: 1506–1608 гг. М., 1998. С. 159. № 88.

81РИБ. Т. 32. Стб. 429–430. № 207.

82АИ. Т. 1. С. 366; Архимандрит Макарий. Епископ Суздальский и Тарусский Варлаам // ЖМП. 2002. № 7. С. 47.

83ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 232–233.

84ААЭ. Т. 1. С. 250. № 239.

85РИБ. Т. 31: Сочинения князя Курбского. СПб., 1914. Стб. 345.

86Там же. Стб. 338–339. Как отмечает один автор, “ряд данных жития Феодорита Курбского подтверждается другими источниками (Гладкий А. И. К вопросу о подлинности “Истории о великом князе Московском” А. М. Курбского (житие Феодорита) // ТОДРЛ. Т. 36. Л., 1981. С. 241).

87Архимандрит Макарий. Московский Митрополит Макарий и его время. Сборник статей. М., 1996. С. 202–274.

88ПСРЛ. Т. 13. Ч. 1. С. 250.

89Архимандрит Макарий. Всероссийский Митрополит Макарий и обитель преподобного Сергия, игумена Радонежского // Троицкий сборник. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002. С. 362.

90Собрание государственных грамот и договоров. М., 1813. Ч. 1. С. 470–473. № 172; С. 484–487. № 177.

91ПСРЛ. Т. 13. Ч. 2. С. 374; ПСРЛ. Т. 29. М., 1965. С. 327.

92ПСРЛ. Т. 13. Ч. 2. С. 378; ПСРЛ. Т. 29. С. 330, 331. АИ. Т. 1. С. 332–333.

93ПСРЛ. Т. 13. Ч. 2. С. 381; ПСРЛ. Т. 29. С. 332.

94ПСРЛ. Т. 29. С. 350.

95Там же. С. 351.

96Там же. Т. 29. С. 351. См. также: Зимин А. А. Опричнина. М., 2001. С. 160.

97Успенский Б. А. Царь и Патриарх: Харизма власти в России (Византийская модель и ее русское осмысление). М., 1998. С. 344–345.

98ПСРЛ. Т. 13. Ч. 2. С. 405; ПСРЛ. Т. 29. С. 353.

99О некоторых проблемах Полоцкой епархии, недолго пробывшей в ведении Московского Митрополита, см. Покровский И. Русские епархии в XVI–XVII вв., их открытие, состав и пределы… С. 400–401.

100Никольский Н. К. Рукописная книжность древнерусских библиотек (XI–XVII вв.). С. 91; Митрополит Московский Макарий (Булгаков). История Русской Церкви. М., 1996. Кн. 4. Ч. 2. С. 355.

101Опись строений и имущества Кирилло-Белозерского монастыря 1601 года. СПб., 1998. С. 125. В составленной в XVII веке по благословению Патриарха Никона “Описи книгам в степенных монастырях” среди рукописей, находившихся в Кирилло-Белозерской обители, названа “Книга на еретики Ноугородские <…> писменая владыки Афанасия, в полдесть” (Опись книгам, в степенных монастырях находившимся, составленная в XVII веке // ЧОИДР. М., 1848. № 6. С. 21). Очевидно, ее появление в обители преподобного Кирилла Белоезерского связано с епископом Афанасием.

102Опись строений… С. 139.

103Там же. С. 145.

104Там же. С. 155.

105Опись книгам, в степенных монастырях находившимся… С. 21. См. также: Никольский Н. К. Рукописная книжность древнерусских библиотек (XI–XVII вв.). С. 91.

106Маштафаров А. В. Опись архива Кирилло-Белозерского монастыря 1591 года // Русский дипломатарий. М., 2001. Вып. 7. С. 366.

107Сахаров И. П. Кормовая книга Кирилло-Белозерского монастыря… С. 86. В Кирилло-Белозерском монастыре погребены также и другие представители рода Палецких: князь В. Д. Палецкий, его отец Д. Ф. Палецкий, “инок Дионисей” (Никольский Н. Кирилло-Белозерский монастырь и его устройство до второй четверти XVII века (1397–1625). Т. 1. Вып. 1. СПб., 1897. Прил. С. XLVI). Позднее по повелению Иоанна Грозного в монастыре был пострижен Б. Д. Палецкий с именем Боголеп (Там же. С. LI). В кормовой книге названы также инокиня Марфа, жена Д. Ф. Палецкого (Сахаров И. П. Кормовая книга Кирилло-Белозерского монастыря… С. 63), А. Д. Палецкий (Там же. С. 54), Ф. Д. Палецкий (Там же. С. 68), Давид Палецкий (Там же. С. 81). Корм об иноке Дионисии и его брате князе Давиде Палецком творился в Иосифо-Волоколамском монастыре 11 сентября (Das Speisungsbuch von Volokolamsk… S. 29, 31).

108Никольский Н. К. Рукописная книжность древнерусских библиотек (XI–XVII вв.)… С. 91.

109Там же.

110Никольский Н. Кирилло-Белозерский монастырь… С. LVI. Позднее местный автор XVIII века писал: “Преосвященный Афанасий архиепископ Суждальский бе в лето 7060, при нем быша чудеса от гроба преподобныя благоверныя княжны Евфросинии Суждальския чудотворицы, о чесом в житии ея писменном сущем во обители Пресвятыя Богородицы, честнаго Ея ризы положения, идеже подвизася. — Преставися в Суждале и положен в соборной церкви в предолтарии у южных врат”. — Федоров А. Историческое собрание о богоспасаемом граде Суждале // Временник Московского общества истории и древностей Российских. Кн. 22. Материалы. М., 1855. С. 31. Однако указание о его погребении в Суздале было в свое время уже оспорено (См. Титов А. А. Суздальская иерархия… С. 57–58).

111Никольский Н. Кирилло-Белозерский монастырь… С. LXX.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Проповеди. Воскресенье перед Рождеством…

Опубликовано в альманахе “Альфа и Омега”, № 50, 2007

В сети появился электронный архив журнала «Альфа и Омега»

«Альфа и Омега» некоммерческий культурно-просветительский журнал, посвященный богословским вопросам православия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!