Шаварш Карапетян: Человек человеку человек

Шаварш Карапетян: Человек человеку человек

Он всю жизнь спасал людей: сначала, будучи многократным чемпионом мира, выручал команду, потом спас 20 человек из затонувшего троллейбуса, потом выносил людей из огня. Его карьера закончилась резко – слишком много травм было получено при работах по спасению: “Но Господь решил испытать, могу ли я проявить себя еще в чем-то”.

Сейчас некоторые из спасенных им уже умерли от старости, а он больше всего переживает о подушке сидения, которую достал из утонувшего троллейбуса, приняв за человека – эта подушка стоила кому-то жизни.

10 апреля 2012 года в Голицынском зале Первой градской больницы состоялась встреча учащихся Свято-Димитриевской школы с Шаваршем Карапетяном.

Шаварш Карапетян

Шаварш Карапетян

Шаварш Карапетян

11-кратный рекордсмен мира, 17-кратный чемпион мира, 13-кратный чемпион Европы, семикратный чемпион СССР по подводному плаванию.

В 1976 году Шаварш Карапетян первым оказался на месте аварии в Ереванском озере: под воду ушел троллейбус с пассажирами. Карапетян бросился в воду, разбил стекло троллейбуса и на глубине 10 метров, при нулевой видимости, спас 20 пассажиров из 92. «Просто я был ближе всех…» – скажет он потом. После этого Карапетян заболел: воспаление легких, сепсис.

19 февраля 1985 года Шаварш Владимирович оказался на месте другой аварийной ситуации — на пожаре СКК в Ереване. По воле случая, Шаварш Владимирович оказался на месте возгорания одним из первых и принялся спасать людей, помогая пожарным. И снова — множество спасённых людей, и снова травмы — ожоги.

Выздоровев, Карапетян вернулся к тренировкам и установил ещё один мировой рекорд на дистанции 400 метров с аквалангом: 3 минуты 06,2 секунды. Его одиннадцатый и последний мировой рекорд в спортивной биографии. Продолжать спортивную карьеру он уже не мог, травмы сказались на здоровье, и Шаварш Владимирович Карапетян вынужден был оставить большой спорт.

Шум, гам, полный зал детишек. В Свято-Димитриевскую школу приехал обыкновенный герой. Он спас десятки людей от смерти. Но его блестящая карьера закончилась. Жалеет ли он об этом? Бывали ли  сомнения годы спустя? Кем он стал?

 

 О Ереванском озере и карьере

– Этот трагический момент в моей жизни случился неспроста. Мне выпал случай испытать себя не только на спортивных аренах и в бассейнах, а именно в жизни понять, на что я годен. Вот, наверное, в этом смысле спорт является основой человечества.

Спасенные

Уже половины их нет, 35 лет прошло. Некоторые в Америке, есть в Ленинграде человек, есть на территории РФ человек пять. Я поддерживаю отношения с некоторыми из них, но не навязываюсь, потому что люди стараются сразу какой-то подарок мне купить, а многие из них бедные – мне неудобно принимать их подарки.

Путь в спорт

Я занимался гимнастикой. С малых лет я ходил в гимнастический зал, я там тренировался. Но, так как со временем рост у меня оказался больше, чем надо в спортивной гимнастике, то меня перевели в плавание, мне было тогда 13 лет.

Шаварш Карапетян

Шаварш Карапетян

Основа у меня спортивная была – я мог сделать стойку и по периметру всего бассейна ходить на руках.

С тринадцати лет я тренировался в классическом плавании, а потом до семнадцати с половиной лет я был чемпионом России по плаванию. Потом у меня случилась ссора с тренерами, и я ушел в подводный спорт, и через полтора года стал чемпионом  Европы. В 19 лет я уже был чемпионом Европы и рекордсменом мира.

Травмы

У меня очень сильно была порезана нога при ударе в стекло. Есть стекло автомобильное, оно при ударе разбивается на маленькие кусочки, а там было обычное оконное стекло, и когда я его разбил, то очень сильно порезался. Ну и плюс получил двустороннее воспаление легких и заражение крови.

Долг

Что такое долг? Мы всегда живем и все должны друг другу: должны любить, должны помогать, должны научить, должны поднять упавшего, подать руку слабому. Проживая жизнь, мы  друг другу должны. Надо просто быть человеком.

Ереванское озеро

Когда троллейбус слетел с дамбы, такой шум был, как будто снаряд взорвался. Я тогда тут же бросился в воду. Ты прыгаешь и знаешь, что эта стотонная махина пошла под воду. Я сам несколько раз тонул, я знал, что такое утопленник и знал, что это за мучение.

Я знал, как они будут тонуть, я знал, как они будут умирать – это ощущение меня давило. Но когда я уже двоих поднял, у меня появилась уверенность, что их можно спасти – и вот каждые 25 секунд новый человек был наверху. Пять раз вдох-выдох – ушел – поймал, встал на троллейбус, оттолкнулся…

Разбил стекло тремя ударами. Удар в воде можно сделать только одним способом – это ногой. Собираешься в кулачок, а потом резко открываешься. По-другому в воде не получится так сильно ударить. Хорошо, что стекло было обычное. Автомобильное стекло я бы не смог поломать. Там нужен был бы лом, а если лом держишь под водой, то сразу сам тонуть начинаешь.

Я не плавал, я нырял, брал человека, вставал на троллейбус, поднимал, передавал и дальше нырял.

Так – более сорока раз. В Америке в таких ситуациях обычно действуют очень долго, а здесь в течение сорока пяти минут троллейбус был на берегу – такая слаженная была работа. Мой тренер там был, на берегу стоял – он 16 лет работал спасателем. Мой брат был там, мастер спорта международного класса. Прямо рядом с местом трагедии была 4-я больница. Медики уже на берегу помогали. Все необходимое для спасения людей было на берегу.

Десять кранов было, два крана работали, чтобы друг другу не мешать. Через 45 минут троллейбус был на берегу, но все равно 46 человек погибли…

Я лежал в больнице 45 дней. А потом еще месяца два восстанавливался.

Про трос

Командовал полковник милиции. Он взял командование на себя, потому что там каждый занимался своей работой. Он сказал: «Я тебе приказываю зацепить за штанги», – я ответил: «Там сто тонн, вместе с водой, как можно?», – «Я знаю, они с корпусом связаны», – говорит. Я зацепил за штанги, оторвало со штангами вместе. Тогда я ему по-мужски сказал: «Пошел ты на фиг!». Задний мост было не достать, он был в песке. Тогда мы захватили троллейбус по бокам двумя кранами, и этот способ оправдал себя. Тогда я уже не слышал, что мне кричали – я делал то, что считал нужным.

О воспитании

Надо учить, что любить друг друга – это первое и самое главное. Наша ошибка в том, что мы заботимся только о материальном богатстве наших детей. Надо развивать их духовную жизнь, чтобы каждый любил ближнего, каждый любил своего любимого человека, каждый любил свое дитя. Сейчас такое показывают, что родитель может ударить ребенка так, что ребенок умрет. Мне страшно смотреть на такие вещи, страшно подумать, что родитель может такое сделать.

А вы, дорогие школьники, должны быть готовы ко всякому. В красивом теле должен быть обязательно красивый дух, не имеет значение, мальчики вы или девочки – вы должны быть физически подготовлены. Самое главное: я призываю всех научиться плавать. Вы подумайте, что катаклизмы могут быть во всем мире. Вы должны быть готовы себя защитить. Вы должны заниматься спортом, вы должны хорошо учиться. Когда мой сын был маленьким, я ему говорил: «Сынок, ты должен уметь две вещи: хорошо читать и хорошо плавать. Это все, что я хочу!». Если хорошо читает, значит в любой области он достигнет своего. А плавание – это чистое здоровье. Я пловец, поэтому агитирую плавать. Именно плавание, я говорю, «родился человек – должен плавать», несмотря на то, что гимнастика и легкая атлетика являются папой и мамой всех видов спорта.

Про школу

Честно сказать, однажды меня перевели с шестью двойками в следующий класс. Знаете почему? Потому что у меня были отличные физика, математика, геометрия и черчение. На математике мне как-то оценку «шесть» поставили, представляете? А вот по литературе и всему остальному были двойки.

Тренировки

Двенадцать тренировок, бывало и восемнадцать. По три раза в день. Потом у нас бывали экспериментальные тренировки, ночью. После двух часов ночи организм отключается абсолютно, головной мозг отключает весь организм. В это время один шаг приравнивается к пяти шагам.

Если бы троллейбус не упал

В тот год было указание сверху, чтобы меня не взяли на чемпионат мира, несмотря на то, что на тренировке я установил три мировых рекорда. И я поклялся, что приеду в Армению и буду тренироваться так, что никто другой не выиграет ни одну дистанцию – ни Кубок Советского Союза, ни чемпионат Советского Союза, ни чемпионат Европы и ни чемпионат мира.

И именно в тот день Господь Бог меня не пустил в Ганновер, а отправил в Ереван. 16 сентября 1976 года в Ганновере начинался чемпионат мира, и я должен был быть там, но руководство мне этого не разрешило. Тогда я плюнул на все и поехал в Ереван –  равных мне спортсменов быть не должно.

Я выигрывал все дистанции. Иногда бывало, что я не плавал некоторые дистанции, потому что их нужно было уступить команде, чтобы другие тоже получили медали. Мне уже надоели эти первые места, я свое выигрывал и уходил.

Шаварш Карапетян с братьями

Шаварш Карапетян с братьями

Однажды, в Германии, мы проиграли дистанцию четыре по сто. И тренер, чтобы не было видно тренерской ошибки, сказал: «Кто будет плавать последний этап?» А меня нет в этом составе, я плыву свои дистанции. Никто не встал и не сказал: «Я поплыву». Тогда я встаю и говорю: «Я поплыву четвертый этап!» Эстафета очень серьезная, человек, который стоит на старте взрывается, как бомба – и  пошел. Мы проигрывали метр, не больше. И я поплыл, как можно сказать по-русски, попер, и пришел, больше корпуса выигрывая. Мы, конечно, потом стали выигрывать, но вся команда была в мандраже. Меня всегда вот так ставили, если чувствовали, что опасность проигрыша есть.

Россия – это наше, Армения – мое

Я был советским гражданином, мой флаг был красным. Для меня нет понятий Россия, Грузия, Азербайджан, Армения  – для меня это все одна Родина. Советский гимн 75-80 раз звучал в честь меня. Я этим дорожу. Я однажды после тренировки зашел в кино, заснул там и, когда заиграл гимн Советского Союза, я сразу проснулся и встал! Весь зал хлопал! Почему я это говорю? Потому что нас всегда воспитывали, что Россия – это наше, Армения – мое! Мы должны любить и ценить друг друга – это самое главное, это самое ценное.

Пять глубоких вздохов

Для того, чтобы глубоко нырнуть, надо сделать пять глубоких вдохов и выдохов – это минимум. Тогда происходит быстрая вентиляция легких. Я делал так и уходил под воду. Я почти потерял сознание, быстро захватывал человека и выныривал наверх. И когда я нырнул последний раз, я схватил что-то, вынырнул и увидел, что это было сидение троллейбуса. Оно стоило одной жизни. Так тоже бывает…

Я возненавидел воду

После этого я ненавидел воду и не заходил в нее. А страха воды у меня не было, конечно – я был натренированный, мы в день по 50 километров плавали. 20-25 километров – это была наша обычная тренировка. Потом Федерация водного спорта назвала моим именем юношеский чемпионат. И только когда появились дети, я возвратился в бассейн.

Экстремальные ситуации

Бывают разные случаи в жизни. У моего соседа был сын-эпилептик. Однажды у него случился приступ, и он проглотил язык. Мы пришли и спасли его. Что нужно в таких случаях делать? Нужно взять деревянную ложку, положить на язык и дернуть вверх. Обязательно деревянную, потому что когда человек просыпается, он сжимает зубы и может их сломать, если она будет железной.

Самый опасный вид спорта

Вообще, самым опасным видом спорта считается спортивная гимнастика, потому что там при срыве со снаряда могут быть очень плохие последствия. На втором месте идут горнолыжные виды спорта – слалом, санный спорт – сколько погибает людей… Еще батут. Бокс, особенно новые виды бокса без правил.

Человек – это батарейка

Для плавания миллион упражнений существует, и одно из самых главных – это бег. Бег – основа тренировок для всех видов спорта. С годами бег переходит в шаг, но человек всю жизнь должен утром рано выходить на улицу и стараться бегать. Мы – батарейки, которые требуют заряда, а заряд можно получить, как раз шагая или бегая. После пробежки даже выглядишь по-другому – надеваешь галстук, душишься, и уже глаза у тебя красиво горят.

Дети

Мои дети с малых лет занимались любительским фигурным катанием. Но все-таки больше учились, чем занимались спортом. Старшая дочка закончила МГИМО с красным дипломом и сейчас работает в Центральном Банке. Младшая – университет Дружбы народов, работает в «Russia Today». У нее тоже красный диплом. Сын занимается плаванием и завтра будет выступать на чемпионате в Москве. Его случайно избрали, как перспективного пловца. У него не очень высокий разряд, но по физическим данным его взяли в резерв сборной России.

Туфелька для Золушки

По диплому я экономист. Закончил факультет планирования промышленности. Сейчас у меня свое дело – сапожные мастерские для нестандартных ног: от пятидесятого размера до двадцать восьмого. Представляете, туфелька 28 размера? Это как у Золушки.

А в детстве я мечтал быть летчиком – управлять самолетом. Даже поступал в авиационный институт.

Чем я увлекаюсь? У меня любимым занятием всегда была деревообработка. Я хорошо работаю рубанком, стамеской. Могу пол сделать, могу окна сам изготовить.

Знаете, когда я был маленьким, мой отец говорил, что мужчина должен иметь профессию, чтобы содержать жену и детей. Я сделал в жизни все, что хотел, и Бог меня привел туда, куда, видно, надо было. Сейчас у меня так и получается – одна жена и трое детей.

Подготовила Александра Борисова

Фото Михаила Моисеева

Читайте также:

Православие и мир
Что человек может? Шаварш Карапетян

Редакция портала “Православие и мир”

Когда Шаварш выплыл, брат его был уже на берегу. Оценив обстановку внизу, он понял, что спасать людей придется ему одному.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Сотрудник волгоградской колонии вынес человека из взорвавшегося дома

Николай забежал в здание и первым делом перекрыл кран с газом, затем увидел мужчину, оглушенного взрывом

Учитель и перспектива Бога

Она не проповедовала, не была навязчивой, не осуждала, просто приоткрыла нам окошко в горний мир

Москвич спас упавшего в шахту лифта подростка

«В тот момент, когда я вытаскивал парня из воды, в мозгу постоянно стучало: «Только бы был…