Слово пастыря. Выбор князя Владимира (+Видео)

В очередном выпуске авторской программы «Слово пастыря», вышедшем в эфир 11 июля 2015 года, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл размышляет о духовном и цивилизационном аспектах выбора веры, сделанного на заре истории Руси святым равноапостольным великим князем Владимиром.
Слово пастыря. Выбор князя Владимира (+Видео)

Доброе утро, дорогие телезрители!

В адрес нашей передачи поступило несколько вопросов, на которые уместно ответить в преддверии празднования тысячелетия со дня кончины святого равноапостольного великого князя Владимира. Первый вопрос звучит так: «Ваше Святейшество, в этом году мы будем отмечать тысячелетие преставления святого князя Владимира. В связи с этим хочется подумать о судьбоносном выборе, который он совершил. Правильно ли он поступил, избрав Православие? Не был ли роковым этот выбор, связавший нас не с Западом, а с Византией? По-моему, Чаадаев об этом же думает». Из письма Игоря Витальевича Стукалина, Санкт-Петербург.

Из самого вопроса, Игорь Витальевич, следует, что как главная Вами рассматривается не религиозная, а цивилизационная составляющая выбора князя Владимира. Наверное, потому Вы и Чаадаева вспомнили — меньше всего он думал о религиозной составляющей выбора святого равноапостольного князя. Однако главным был именно религиозный аспект, хотя Вы правы: цивилизационная, культурная составляющая также имела и имеет огромное, судьбоносное значение.

По всей вероятности, князь Владимир и не мог сделать иной выбор. Постараюсь доказать, почему этот выбор был неизбежен.

Князь Владимир, конечно, хорошо осознавал духовную пустоту языческих культов. Кроме того, как политик он прекрасно понимал, что реализовать главную идею его жизни — объединить славянские племена на территориях, которые стали ему подконтрольны, — невозможно без общей мировоззренческой основы. Но языческий культ не мог служить такой основой, как было прекрасно известно князю Владимиру.

А в то время, да и гораздо позже, именно религия была мировоззренческой основой жизни людей. Вспомните «Тараса Бульбу» Гоголя: «А ну-ка перекрестись!» То, как человек накладывал на себя крестное знамение, было, если хотите, паролем «свой-чужой», неким кодом или знаком, который определял принадлежность к той или иной группе. Избирая религиозный фактор в качестве основополагающего для объединения славянских племен, князь Владимир делал то, что должен был сделать, потому что в этом смысле иного выбора у него и не было.

Однако оставался, конечно, выбор в отношении того, какую веру избрать. Кстати, если говорить о христианстве, следует отметить, что в то время еще не произошло окончательное разделение между Востоком и Западом. Но причина, по которой князь Владимир обратился в Византию, а не Рим, тоже очевидна. Византия была центром культурного мира, в то время как Рим прошел через страшный период упадка, связанного с вторжениями варварских племен. Правда, в VIII веке император Карл Великий попытался объединить разрозненные феодальные государства Западной Европы, но это были лишь первые шаги.

Рим, находившийся в разрухе, и сравнить было нельзя с Византией, достигавшей тогда пика своего не только экономического и военного, но и культурного, духовного могущества. Первое тысячелетие — это век святых отцов, философов, богословов, которые обогатили христианскую мысль своими замечательными творениями. И сейчас, читая их тексты, мы сознаем, насколько они актуальны, насколько глубоки, насколько поразительны. Святоотеческий вклад в мировую культуру невозможно переоценить. С этим столкнулся князь Владимир, выбирая, куда идти, у кого просить крещения, — на Восток или на Запад. Мы знаем, что он выбрал Православие, то есть восточное христианство, и он не сделал ошибки.

Другое дело, что в последующие времена христианскому Востоку пришлось претерпеть куда больше испытаний, чем христианскому Западу. Когда Запад был уже более или менее консолидирован и началось культурное развитие Западной Европы, на восточное христианство, на Православие обрушились невзгоды и скорби, в первую очередь связанные с разорением Византии, разрушением Константинополя и многими другими хорошо известными обстоятельствами, о которых мы сейчас говорить не будем.

Несомненно, выбор князя Владимира был боговдохновенным, потому что такие события без Божественного участия не происходят. Но с другой стороны, имел место и прагматизм, в хорошем смысле слова, великого вождя и политика. В результате мы получили то, что получили, и рано выносить окончательные суждения. Рано говорить о том, кто выиграл, а кто проиграл, и тем более предвосхищать будущее и утверждать, кто выиграет, а кто проиграет в этой условной конкуренции восточной и западной цивилизаций. Не хочу углубляться в эту тему, но хочу, чтобы вы подумали, — все, кто меня сегодня слышит, — о том, куда движется мир, куда идут Восток и Запад и какова роль судьбоносного выбора князя Владимира в определении нашего исторического пути.

И еще вопрос, связанный с празднуемым нами юбилеем: «Ваше Святейшество, святой князь Владимир выбрал нашу веру за ее красоту — это был главный критерий, то есть эстетический принцип стал решающим. О чем это говорит, и как это отразилось на нашей дальнейшей судьбе? В нашей Церкви в богослужениях очень много красоты и эффекта пышности. Надо ли это, не отвлекает ли от сути веры? И потом, так много бедных и нуждающихся — может быть, лучше на них потратить эти деньги, а не на благоукрашение храмов и торжеств?» Из письма Людмилы Ивановны Матвеевой, город Хабаровск.

Мы уже говорили о том, что было самым главным в определении судьбы народа, которое имело место в связи с выбором веры князем Владимиром. Но эстетический фактор присутствовал, — по крайней мере, мы не можем игнорировать исторические повествования о том впечатлении, которое произвели на послов князя Владимира Византия и богослужение в храме Святой Софии. Но ведь это тоже связано с цивилизационной темой. Ведь что такое храм Святой Софии? Он до сих пор поражает нас, современных людей, живущих в XXI веке, не только своей красотой, но и инженерным замыслом и техническим воплощением.

Древним римлянам принадлежит очень важное авторство в области архитектуры — они изобрели арку и купол. Так вот, величайший купол, который был создан в древности, — это купол Святой Софии. Конечно, дивный храм, замечательное богослужение, торжество, которое выражало силу и красоту восточнохристианской цивилизации, не могли не произвести впечатления на послов и способствовать решению князя Владимира избрать путь духовного развития в соответствие с традицией христианского Востока.

Ну, а теперь о вопросе, который вы задаете: а вообще нужно ли все это? Нужна ли эта эстетика, нужна ли эта пышность, как Вы говорите, когда у нас столько бедных? Еще Господь говорил ученикам: «всегда будете нищих иметь с собой» (Мф. 26:11). Но если последовательно применять Ваш принцип — что нужно развивать одну сторону социальной жизни, а другую игнорировать, — то мы придем к очень опасным, разрушительным последствиям. Ведь можно сказать: разве нищие ходят в театры? Не надо строить театры! Разве нищие посещают музеи? Надо закрыть все музеи и тем более не строить новые! Но разве нищие посещают торговые центры — те самые, которые сейчас возводятся в самых важных с точки зрения градостроительных планов местах? Их там не бывает, они ходят за покупками куда-то еще. Но ведь торговые центры строятся!

Такого рода сравнения можно проводить до бесконечности. Да, нельзя забывать нищих. Горе тому обществу, которое их забывает! Горе тем, кто не видит чужое горе! Но забота о несчастных, о нуждающихся не должна парализовать развитие иных направлений человеческой жизни, в том числе науки, культуры, искусства, религии. И православное богослужение, впитавшее в себя замечательную византийскую традицию, не мешает сосредоточиться, но, возвышая дух человека — через воздействие на чувства, на зрение, слух, даже обоняние (когда мы вдыхаем фимиам при каждении), — формирует некую атмосферу, в которой легко молиться. Не знаю ни одного верующего, постоянно посещающего храм человека, который бы сказал: «Знаете, мне мешает молиться то, что я вижу в храме».

А если сравнить с другими ветвями христианства, где эта эстетическая сторона демонтирована? Разве мы видим там переполненные храмы? Разве мы видим на фоне их религиозной практики всплеск духовной жизни? Не видим. Поэтому я убежден, что выбор князя Владимира, внешняя сторона православного богослужения, забота о его эстетической составляющей не могут помешать человеку на его пути к Богу.

На этом я прощаюсь с вами. Пусть благословение Божие пребывает со всеми вами. Молитвами святого равноапостольного князя Владимира да благословит Господь тот путь, по которому в результате его судьбоносного выбора идет наш народ.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
Слово пастыря. Кто ополчился на Россию? (+видео)

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отвечает на вопросы телезрителей

Патриарх освятил храм преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле

Новый храм рассчитан на 800 прихожан, его прототипом послужил знаменитый собор Сан-Марко в Венеции

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: