Спасти коррекционное образование может только чудо?

|
Все, кто имеет хоть какое-то отношение к коррекционному образованию, в настоящее время замерли в ожидании: что день грядущий нам готовит? Пройдет ли смерч стороной? Ну, уменьшили финансирование на 60%, не закрыли же еще – и на том спасибо?

Почему так резко сократилось финансирование? Еще в 2011 году на содержание одного ребенка в образовательном учреждении выделялась дифференцированная сумма и она зависела от типа и вида учебного заведения (например, была разница в финансировании школы общеобразовательной и коррекционной, школы надомного обучения, гимназии и лицея – всего было выделено 15 типов учреждений).

В этом году дифференцированный подход окончательно упразднен. А коррекционные и реабилитационные услуги, которые требуются для обучения особых детей, вообще не оплачиваются.

Именно поэтому коррекционные школы вынуждают идти на объединение: в одиночку им просто не выжить. Слияния с другими школами не избежать: все коррекционные школы Москвы в настоящий момент либо уже объединены, либо находятся в процессе объединения с общеобразовательными школами и садами. Что это изменит в жизни и образовательном процессе особых учеников и их учителей?

К сожалению, в настоящий момент директора и учителя школ, которые находятся под ударом слияния или уже насильно объединяются, не желают идти на контакт со СМИ. Поэтому приходится вылавливать крупицы информации из рассказов родителей, других участников этого замкнутого мира. Расскажу немного именно о тех школах, которые мне лучше всего известны – о школах для слабослышащих и глухих детей.

Пока больше всего пострадала бывшая лаборатория НИИД – коррекционная школа-интернат I вида №37, где в свое время работали известнейшие сурдопедагоги Рау, Слезина. Ее объединили с престижной гимназией 1529 имени Грибоедова, занимающей в рейтинге школ не последнее место. В результате 37-я школа потеряла статус школы-интерната: с глухими детьми совсем не занимаются слуховой работой, родители вынуждены забирать их сразу после обеда, что очень сложно для тех родителей, которые живут далеко.

Специализированное коррекционное учреждение школу-детский сад 1–2 вида №1635 объединили с общеобразовательной школой №1485. Родителей на собрании убеждали, что ничего для их детей после объединения не изменится. Однако у школы вскоре отобрали статус коррекционного учреждения, классы объединили, увеличив количество детей в классе, у коррекционной школы отобрали 3 класса, сократили количество часов дефектологической работы.

Школа финансируется из бюджета образовательного комплекса по остаточному принципу: на этот год решили финансировать ночные группы слабослышащих детей в школе (поскольку родители возмущались и писали письма в департамент образования и пр. учреждения), а что будет на следующий год? А в будущем?

Юго-Восточное управление образования поставило родителей перед фактом слияния 197 вечерней школы для детей с недостатками слуха и речи с школой №185. В дальнейшем учителей всех сократили, а ребята остались без сурдопедагогов. Теперь в Москве нет вечерней школы для глухих и слабослышащих, где такие дети могли бы получить полное среднее образование.

При всем уважении к директорам массовых школ, вполне очевидно, что никто в комплексах объединённых образовательных учреждений не будет считаться со специфическими образовательными потребностями особых детей, поскольку это экономически невыгодно.

Могу привести живой пример (естественно, не указывая номер школы и ФИО директора). Директор одной из гимназии, узнав, что рядом находится коррекционная школа, сразу начала продумывать выгоды от возможного объединения. «У коррекционников 2 отдельных корпуса: зачем им так много? Переведем их в один, а второй будем использовать для своих нужд: там могут ночевать те учащиеся, которым далеко ехать домой…»

Со стороны чиновников тоже все просто: оптимизация коррекционного образования для них это прежде всего сокращение расходов и предоставление массовым школам новых зданий, которых некоторым из них катастрофически не хватает. Вот выдержка из соответствующего документа: «В целях оптимизации сети и рационального использования зданий общеобразовательных учреждений системы рассматривается вопрос о реорганизации трех вечерних сменных общеобразовательных школ путем присоединения к ГОУ ВСШ № 185».

В общем, те, кто реально страдают от объединения – это собственно дети-инвалиды и их родители (и косвенно – обычные дети и их родители). Нас никто не спрашивает: хотим ли мы, чтобы наш особый ребенок учился в «массе», может ли он там обучаться, нас просто ставят перед фактом. И совершенно непонятно, зачем нужно разрушать ту систему коррекционного образования, которая создавалась десятилетиями, зачем разбрасываться специалистами, которые наработали большой опыт реабилитации и социализации наших особых детей?

Чиновники постоянно говорят нам о необходимости инклюзии. На словах такой вариант образования выглядит прекрасно: обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей.

Но что происходит на деле? После закрытия коррекционных школ дети-инвалиды распихиваются по классам массовых школ (без необходимой им поддержки специальных педагогов, логопедов, дефектологов), где прозябают на задних партах, игнорируемые учителями и учениками, потому что они понятия не имеют, что с ними делать и как им помочь. И в конце концов такой ребенок выпихивается на надомное обучение, что ведет к его полной социальной изоляции.

Не надо забывать, что коррекционная школа – это целый мир для особого ребенка, с огромным трудом создаваемая полноценная образовательная среда. В коррекционных школах не только дают академические знания: с детьми работают весь день напролет. Если ребенок во второй половине дня в школе, то он не просто сидит в классе: ему помогают делать домашние задания, поощряют к полезной деятельности, каким-то развивающим занятиям.

Специалисты все время ведут со слабослышащим ребенком слуховую работу, многократно повторяют одни и те же слова и фразы, чтобы они отложились в памяти. Без помощи специально обученных дефектологов, сурдопедагогов ребенок просто не справится с программой. Но при такой квалифицированной помощи, грамотном индивидуальном подходе коррекционная школа «вытягивает» ребенка с ОВЗ (ограниченными возможностями здоровья), помогает ему “дозреть”, поступить в колледж или даже вуз, получить необходимую профессию…

Проблема не только в том, что с разрушением коррекционного образования все расходы на такую специализированную помощь окончательно перекладываются на плечи родителей детей-инвалидов, у которых и так немало дополнительных расходов. Но и в том, что особые дети еще больше, чем обычные, нуждаются в социализации, в общении с себе подобными.

Где нашим детям, после растворения коррекционных учреждений в массовых образовательных комплексах, найти возможность общения с такими же детьми?

И третий, очень важный момент: та самая образовательная среда. Я точно знаю, что не смогу создать своему ребенку необходимые условия для получения образования у себя дома, просто потому, что я мама, а не педагог. Мой ребенок с таким трудом делает домашние задания, и мне нетрудно представить, что начнется, если пытаться проводить с ним уроки дома!

Мне сейчас очень хочется как в детстве: закрыть глаза, крепко-крепко. И чтобы после того, как я их открою, все осталось по-прежнему: не было бы этих невероятных образовательных реформ, осталась бы на месте система коррекционного образования, все специалисты продолжали бы помогать нашим детям найти свое место в жизни.

Я очень хочу, чтобы этот реформенный смерч прошел мимо наших особых детей: им и так непросто приходится. Мы постараемся сделать для этого все, что от нас зависит. Но пока у меня такое ощущение, что поможет только сильная молитва – нужно настоящее чудо.

Для статистики – всё красиво

Комментирует член совета родителей детей-инвалидов при Департаменте социальной защиты населения города Москвы Татьяна Усенко:

Ситуация, складывающаяся с объединением учреждений, выглядит следующим образом: образовательные учреждения объединяются в образовательные комплексы, и в результате, если идет поглощение более мелкого учреждения более крупным, меняется устав образовательной организации, меняются внутренние положения, которые регулировали деятельность малой школы, например, школы надобного обучения или коррекционной школы.

Зачастую директора крупных учреждений, комплексов либо по незнанию, либо по нехватке опыта, не вникают в те особенности, которые касаются дополнительного образования и коррекционной работы, потому что работа с инвалидами носит системный характер, она не может разовой, единичной.

Нельзя пригласить педагога на серию дополнительных мероприятий, провести в течение года один курс, который больше не повторится. Эта работа должны быть в системе. Я говорю о том, что мы получаем на практике.

Мы подписали петицию, потом состоялась встреча в департаменте образования города Москвы с руководителем Департамента – Исааком Иосифовичем Калиной. На встрече Исаак Калина сказал, что проблема касается менеджмента, непосредственно неправильного управления руководителями учебных учреждений. Третьей стороны – преподавателей на встрече не было, поэтому о ситуации мы знаем исключительно из уст чиновников.

Ситуация носит не только такой порочный менеджементский смысл, дело в том числе в и в каких-то огрехах системы законодательства. Потому что, как говорил Черчилль: «Там, где существует десять тысяч предписаний, не может быть никакого уважения к закону». Чем больше актов законодательных и нормативных, чем больше наполнена система какими-то специальными положениями утяжеляющими работу этой системы, тем сложнее разобраться, в том числе и руководителям учебных учреждений.

Конечно, мы не отрицаем того, что неэффективный менеджмент присутствует в образовании. Родители не представляют интересы директоров своих школ, не защищают их позиции. Нам нужно чтобы дети получали всеобъемлющее, максимально полное и насыщенное образование.

Итак, если идёт поглощение то маленькая школа надомного обучения фактически рискует потерять все особенности, связанные с коррекционной и дополнительной работой.

На встрече в Департаменте образования нас пытались успокоить, что система функционирует хорошо, что если какие-то ошибки существуют, то только конкретные, и о них необходимо сообщить либо на горячую линию департамента, либо на дополнительный общественный ресурс, который мы предложили создать, потому что не все родители хотят обнародовать свои данные, в связи с тем, что опасаются негативных последствий со стороны педагогического коллектива. Увы, такие ситуации встречаются.

Нам было заявлено, что школам неоднократно предлагалось войти в пилотный проект, который даёт дополнительные финансовые и организационные возможности но некоторые школы не воспользовались предложением. Но одно дело сказать, что школы просто не захотели, другое дело – разобраться, почему этого не произошло.

Успехи в учебе у детей с инвалидностью, особенно, если это касается ментальных особенностей, ментальных проблем со здоровьем (аутисты, расстройства аутичесеского спектра) и детей с неврологическими нарушениями, не могут полностью соответствовать технологиям тестирования, требованием учебной программы.

Конечно же, такие дети не блещут высокими результатами экзаменов, не блещут участием в олимпиадах, не смотря на то, что баллы получаемые детьми за любые испытания удваиваются и утраиваются, тем не менее эти дети редко принимают участие в подобных мероприятиях, в олимпиадах и, соответственно, показывают довольно скромные результаты на испытаниях, потому что инвалидность инвалидности рознь.

Было бы здорово, если бы эта система была настолько прозрачна, что каждый мог бы понять, разобраться в ней и тогда не было бы нашей растерянности, нашего поиска. Всё было бы предельно ясно и четко для всех.

Да, для статистики всё красиво: у нас получается инклюзивное образование. Ребёнок ходит, галочка поставлена, школа довольна, что она интегрирована, но какой результат мы увидим на выходе?

Внезапно начать видеть ребенок не может

Комментирует логопед ГОУ СОШ 240 Марина Макарова:

Соединять деток школ 1 и 2 вида с обычными детьми неправильно. Таким детям необходимы особые условия взаимодействия с учителем и особая дефектологическая программа образования.

Согласно Конституции РФ и Закону об образовании, каждый имеет право на обучение, независимо от диагноза. Государство гарантирует общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования (статьи 7 и 43 Конституции РФ). Положения Конституции РФ разъясняются в Федеральном законе от 10 июля 1992 г. №3266-1 «Об образовании», в соответствии с п.3 ст.2 которого одним из принципов государственной политики в области образования является общедоступность образования, а также адаптивность системы образования к уровням и особенностям развития и подготовки обучающихся.

Поэтому в корне неверно соединять учащихся школ 1–2 вида с детьми общеобразовательных учреждений. Никакой положительной динамики в обучении в данном случае наблюдаться не может, потому что слабослышащие, глухие и глухонемые дети, находясь среди обычных школьников внезапно не начнут слышать\видеть\говорить.

Если происходит присоединение коррекционных классов или школ к общеобразовательным, необходимо обеспечить учащихся тем же набором специалистов (дефектолог, сурдопедагог, тифлопедагог), или создать несколько классов коррекционного плана.

Чем дети хуже служащих учреждений?

Открытое письмо родителей учеников ГБОУ СКОШ интерната II вида №30 имени К.А. Микаэльяна Ольге Голодец:

Мы, родители детей с нарушениями слуха, обучающихся в ГБОУ СКОШ – интернате II вида №30 имени К.А. Микаэльяна, выражаем серьезную озабоченность дальнейшей судьбой школы, которой в 2014 году исполнилось 75 лет с момента создания.

Озабоченность вызвана проводимой в настоящее время Департаментом образования г.Москвы политикой реорганизации образовательных организаций.

Вполне возможно, что проводимые мероприятия оправданы с экономической точки зрения, но с точки зрения качества и эффективности образования мы усматриваем ущемление законных прав и интересов детей – инвалидов по слуху и отсутствие у них равных возможностей в получении полноценного образования.

На данный момент в школе обучается 236 учеников, из них 215 детей являются инвалидами по слуху.

Все наши дети обладают особенностью, характерной для людей с нарушением слуха – это слухо-зрительным восприятием информации. Поэтому для 90% учащихся нашей школы понимание, а следовательно, усвоение учебного материала возможно только при особенном подходе (четко артикулированная речь педагога, небыстрый темп его речи, небольшие размеры помещения (акустика), наличие в нем специальной звукоусиливающей аппаратуры..

Все это ребенок может получить обучаясь только в специально оборудованном классе, только с педагогом, который соблюдает требования, предъяляемые к обучению ребенка с ограниченными возможностями здоровья. Поэтому, так важно сохранение индивидуального подхода к процессу обучения наших детей. Развитие инклюзивного образования в соответствии с Конвенцией ООН о правах инвалидов не означает полный отказ от системы специального (коррекционного) образования. Указанная позиция отражена в письме Министерства образования и науки Российской Федерации от 07.06.2013 г. № ИР-535/07.

С 01.01.2014 г. ГБОУ СКОШ – интернат II вида №30 имени. К.А. Микаэльяна был переведен на подушевое финансирование коммунальных услуг. Бюджетом было выделено 8000 руб. на 1 человека в год, а это почти в 10 раз меньше реальных коммунальных потребностей школы (тепло, свет, вода и т.д.), что привело уже по состоянию на 1 апреля 2014 г. к задолженности данного образовательного учреждения по коммунальным услугам.

В конце августа 2014 г. данная проблема была решена. Дополнительно были перечислены средства, которые позволили закрыть тему оплаты коммунальных услуг до конца 2014 г. Но, на настоящий момент уже существует план финансирования нашей школы на 2015 год, где подушевое финансирование коммунальных услуг также сохранено, что, безусловно, приведет к возникновению очередной задолженности уже через 3-4 месяца 2015 года. Приказом Департамента образования г. Москвы от 23.01.2012 N 24 «Об утверждении Порядка расчета нормативов финансового обеспечения оказания (выполнения) государственных услуг (работ) и расчетно-нормативных расходов на содержание имущества государственных учреждений, находящихся в ведении Департамента образования города Москвы» при расчете объема расчетно-нормативных расходов на содержание имущества учреждения используется формула приведения расчетов исходя из площади объектов недвижимости.

Но в образовании расчет ведется только по количеству детей, хотя по всей Москве коммунальные услуги в учреждениях оплачиваются из расчета площади. Подобную ситуацию иначе, как экономическим давлением, объяснить трудно. Чем дети хуже служащих учреждений?

Также в новом учебном году отменены повышающие коэффициенты, что, практически, полностью уравнивает наших детей, нуждающихся, кроме основного учебного процесса, в целом комплексе реабилитационных мероприятий, со здоровыми массовыми детьми (с 402000 руб. на ребенка в год до 225000 руб. на ребенка в год). Нашим детям кроме учителей-предметников необходимы реабилитаторы, ведь дети проходят целые программы реабилитации, многие из которых разработаны педагогами ГБОУ СКОШ – интерната II вида №30 имени К.А. Микаэльяна и являются уникальными, поскольку нашли применение в области обучения неслыщаших детей в других странах мира.

Реабилитаторы учат наших детей произношению тех звуков, которые они не слышат, они учат детей речи, тренируют остатки слуха, способствуют пониманию структуры речи. Это все невозможно без сохранения нашего Центра реабилитации. Наше учебное образовательное учреждений является школой-интернатом, ведь в ней организовано круглосуточное пятидневное пребывание детей (на сентябрь 2014 года круглосуточно в интернате 87 детей), так как дети приезжают с разных районов Москвы. Сохранение интерната в дальнейшем – это залог реабилитации и коррекции детей-инвалидов, социализации и адаптации их в обществе, так как вторая половина дня в интернате – это посещение театров и музеев, большая экскурсионная работа, организованная воспитателями интерната.

В соответствии со ст. 79 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», образование обучающихся с ограниченными возможностями здоровья может быть организовано как совместно с другими обучающимися, так и в отдельных классах, группах или в отдельных организациях, осуществляющих образовательную деятельность. Отдельные организации, осуществляющие образовательную деятельность по адаптированным основным общеобразовательным программам, создаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации для глухих, слабослышащих, позднооглохших, слепых, слабовидящих, с тяжелыми нарушениями речи, с нарушениями опорно-двигательного аппарата, с задержкой психического развития, с умственной отсталостью, с расстройствами аутистического спектра, со сложными дефектами и других обучающихся с ограниченными возможностями здоровья.

Также обращаем Ваше внимание на то, что в соответствии с п. 4 ст. 99 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», для малокомплектных и (или) сельских образовательных организаций, реализующих основные общеобразовательные программы, закон предусматривает, что нормативные затраты оказания государственных (муниципальных) услуг в сфере образования должны учитывать затраты на осуществление образовательной деятельности, не зависящие от количества обучающихся.

Органы государственной власти субъектов РФ относят образовательные организации к малокомплектным образовательным организациям исходя из их удаленности от иных образовательных организаций, реализующих основные общеобразовательные программы, транспортной доступности и (или) численности обучающихся.

Сегодня в Москве активно идет процесс реорганизации коррекционных школ для детей с нарушением слуха. Итог этого процесса таков: на сентябрь 2014 года в столице осталась одна наша, полноценно функционирующая лицензированная и аккредитованная общеобразовательная коррекционная школа, дающая полное среднее образование.

Вызывает озабоченность и следующая статистика по коррекционным школам города Москвы: в процессе слияния в ГБОУ СКОШИ №52 укрупнили классы до 16 человек, в результате упала нагрузка у 15 педагогов, что привело к их увольнению; ГБОУ СКОШИ №37 прекратила свое существование, в ней сократили часы дефектологии, дефектологи занимаются на мизере дополнительного образования; в ГБОУ СКОШИ №65 уволено 6 слабослышащих учителей; ГБОУ СКОШИ №10 не продлили аккредитацию и данные образовательные учреждения находятся в процессе реорганизации, Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа I-II видов № 1406 «Центр на Павелецкой» реорганизована полностью, ждем последствий такой реорганизации.

ГБОУ СКОШИ №101 присоединилась к гимназии №2077 и единственная сохранила специальное (коррекционное) обучение для глухих детей. Хочется отметить позицию в этом вопросе директора гимназии Сивцовой Ирины Валентиновны, которая не стала заниматься экономией финансов за счет детей инвалидов и правильно подошла к проблеме обучения детей с особенностями в развитии.

Обращаем внимание на то, что на заседании Рабочей группы по вопросам развития доступного и качественного дошкольного и общего образования для детей-инвалидов Комиссии при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов, прошедшем 31 июля 2014 года поднимался вопрос о закрытии специальных (коррекционных) образовательных учреждений.

По результатам совещания Минобрнауки России было дано поручение сообщить о предполагаемых мерах по прекращению практики необоснованного закрытия специальных (коррекционных) образовательных учреждений (протокол заседания рабочей группы от 31.07.2014 г. № 1).

Исходя из вышеизложенного, учитывая историю школы и внимание общественных организаций инвалидов, родителей и выпускников школы к происходящим в системе образования г. Москвы изменениям, мы просим Вас сохранить уникальное, с богатым опытом, историей и традициями, и, на данный момент, единственное оставшееся учебное учреждение, способное полноценно реабилитировать ребёнка с нарушением слуха, в качестве отдельной образовательной организации.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Коррекционные школы вошли в госпрограмму «Доступная среда»

«Инклюзия — одно из приоритетных для меня направлений», - сказала министр образования РФ.

Психолог: В классе появился ребенок с особенностями – что делать?

«Заботясь об особенных людях, вы прежде всего заботитесь о себе»

Специалисту по социальному сиротству не разрешили взять в семью «особого» ребенка

Складывается ощущение, что сотрудники опеки искали к чему бы придраться