Светлану Агапитову обвиняют в поддержке содомитов и абортов. Детский омбудсмен Санкт-Петербурга отвечает

Источник: Милосердие.ru
В интернете баталии: протоиерей Дмитрий Смирнов призывает убрать Светлану Агапитову из числа кандидатов на должность уполномоченного по правам ребенка, обвиняя во множестве неприглядных дел, а благотворительные организации и приемные родители выступают с просьбой назначить ее на новый срок и хвалят ее работу.

Происходящее трудно назвать предвыборной кампанией в обычном смысле слова, ведь выбор будет делать законодательное собрание Санкт-Петербурга 21 января, а не прохожие или телезрители. Поэтому кандидаты не публикуют «предвыборных программ», не ведут агитации.

Однако дискуссия началась нешуточная, и писем «за и против» Светланы Агапитовой как депутатам заксобрания, так и губернатору Георгию Полтавченко отправлено немало.

Сотрудничество с Церковью: системные сложности?

Санкт-Петербург славен активностью православных. Здесь базируется движение за запрет абортов «Воины жизни», на всю Россию славен депутат законодательного собрания и алтарник храма Виталий Милонов, чьими усилиями в Петербурге запрещена пропаганда гомосексуальных отношений и детские конкурсы красоты.

25 декабря председатель Синодального информационного отдела Владимир Легойда выступил с напоминанием, что «Детский омбудсмен может работать только с опорой на традиционную мораль». Спикер ни в чем не обличал Светлану Агапитову, но упоминал о «протесте православной общественности против методов работы детского омбудсмена Санкт-Петербурга», которого «можно было бы избежать, если бы С.Ю.Агапитова прислушивалась к мнению родительских организаций».

– В России не первый год существует институт уполномоченного по правам ребенка, и Русская Православная Церковь активно сотрудничает с детскими омбудсменами на разных уровнях, – напомнил представитель Церкви. – Не могу сказать, что у этого сотрудничества были какие-то системные сложности, и связано это с тем, что любой детский омбудсмен действует, как правило, в соответствии с представлениями о семейной нравственности, принятыми в России. Эти представления едины для всех традиционных религиозных общин нашей страны, – подчеркнул представитель Церкви.

Светлана Юрьевна Агапитова была назначена на должность детского омбудсмена в 2009 году, а в 2010 году ею и митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром было подписано соглашение о сотрудничестве уполномоченного с Санкт-Петербургской епархией. У Светланы Агапитовой и правда не возникало, сообщил  ее пресс-секретарь Олег Алексеев, сложностей в реализации этого соглашения.

В августе 2013 года уполномоченный по правам ребенка Светлана Агапитова получила благословение за усердные труды от митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира. По словам протоиерея Алексея Исаева, который по поручению духовенства вручил Светлане Агапитовой знак признательности Святой Церкви, деятельность детского правозащитника оценивалась очень высоко.

Сотрудничество с Церковью: конкретные точки

Основные точки сотрудничества детского омбудсмена в Петербурге и Церкви – «Детский хоспис» (его директор – протоиерей Александр Ткаченко) и развитие паллиативной помощи детям, совместные со священниками выезды в детский дом-интернат для детей со множественными нарушениями в развитии № 4 в Павловске, помощь несовершеннолетним заключенным в Колпинской воспитательной колонии.

Православные активисты пишут о Светлане Агапитовой, что все ее участие заключается в позировании журналистам на торжественных открытиях разнообразных церковных проектов, реализованных без ее помощи. Помощник уполномоченного не согласен. «Например, вспомним про звонницу в Колпинской колонии. Это совместное мероприятие, но Светлана Юрьевна помогала колонии найти безвозмездные стройматериалы. Это не взаимодействие?» – уточняет Олег Алексеев.

Еще одна «поляна» взаимодействия уполномоченного и православных – работа по устройству сирот, которой в поселке Вырице Ленинградской области занимается фонд «Православная Детская миссия», создав Центр приемных семей «Умиление».

«С батюшками из православной миссии мы находимся в постоянном контакте и стараемся помогать решать вопросы, возникающие у них в процессе работы. В оперативном порядке мы помогаем приемным семьям, находящимся под их патронатом. Я очень рада, что в лице Русской Православной Церкви нашла надежного помощника и считаю, что от такого взаимодействия дети только выиграют, а их права и безопасность будут защищены не только светскими законами, но и словом Божьим», – говорила в одном из выступлений Светлана Агапитова.

Право усыновления для гомосексуалистов?

В.Р. Легойда. Фото: sinfo-mp.ru

«Православная общественность Санкт-Петербурга, насколько мне известно, не требует от детского омбудсмена города ничего экстраординарного: поддержка традиционной семьи как естественной и самой благоприятной среды для развития ребенка, ограничение чрезмерного вмешательства в семейные дела, отказ от так называемого сексуального просвещения, в особенности в области однополых отношений», – подчеркнул Владимир Легойда.

Точку зрения православной общественности ярче всего выразил московский протоиерей Димитрий Смирнов на Радио «Радонеж». Отец Димитрий пользовался бумагой с тезисами, составленными анонимными людьми, «которые давно занимаются этой темой и которым я полностью доверяю», так охарактеризовал их священник.

Эти доверенные люди, в частности, обвинили Светлану Агапитову в продвижении идеи усыновления детей в однополые «семьи» (отец Димитрий Смирнов зачитал, чтобы было понятно радиослушателям: в кавычках «семьи»), в заигрывании с лидерами ЛГБТ-сообществ, которые в знак благодарности никогда ее не критикуют. Эти высказывания остались только в аудио-версии обращения протоиерея Димитрия Смирнова, из текстовой версии они исчезли.

Мы не будем давать активную ссылку на православном сайте на сайт ЛГБТ-сообщества, однако процитируем оттуда материал еще от июля 2011 года: «Детский омбудсмен Санкт-Петербурга против права геев и лесбиянок на усыновление детей. Чиновница уверена, что гомосексуальные семьи якобы “навязывают” детям, которые в них воспитываются, “нетрадиционные” отношения. “Все-таки у нас есть определенные традиции, в том числе и семейные, и нельзя от них изначально отрекаться”, – заключила Агапитова в духе клерикально-националистической гомофобии».

На сайте официальном уполномоченного эти слова также легко нашлись: она рассуждала о сложности выявления нетрадиционной сексуальной ориентации потенциального усыновителя по комплекту документов, который требуется для органов опеки, и предельно осторожно отмечала, что не уверена в перспективах усыновления детей однополыми семьями.

В другом интервью Светлана Агапитова отмечала: «Может быть, ребенок вырастет нормальной сексуальной ориентации, но велик шанс, что он будет гомосексуалистом, потому что дети часто копируют образ жизни своих родителей. Так что моя позиция – у ребенка должны быть мама и папа». Но и здесь уполномоченный рассуждала о том, что барьеры на пути такого усыновления выставить трудно, ведь и союз мужчины и женщины может распасться из-за страстей одного из супругов, а ребенок впоследствии попадет в сформировавшийся на его месте греховный союз.

В итоге две стороны в дискуссии нашли способ обвинить Светлану Агапитову в поддержке оппонентов.

Однако официально Светлана Агапитова была одним из инициаторов проведения в Архангельске совещания детских уполномоченных Северо-Западного Федерального округа, итогом которого стало обращение к Президенту РФ с просьбой внести дополнения в преамбулу Конституции Российской Федерации. Таким дополнением должны были стать слова о семье как о добровольном союзе между мужчиной и женщиной, направленном на рождение и воспитание детей.

Сексуальное просвещение?

Поддержка идеи сексуального просвещения детей в области однополых отношений, которую упоминал не только отец Димитрий Смирнов, но и Владимир Романович Легойда, вероятно, так же инкриминируется Агапитовой из-за осторожных и толерантных высказываний. Она сообщала, что не знает в Санкт-Петербурге случая, когда школьников бы травили из-за их нетрадиционной сексуальной ориентации. Зато там же Светлана Агапитова сказала: «Мы, например, недавно получили ссылку на сайт, где были выложены учебники: для мальчиков – “Как стать гомосексуалистом” и для девочек – “Как стать лесбиянкой”. И все с картинками – такая гадость… Мы направили обращение в Роскомнадзор о закрытии сайта».

Если же говорить о позиции детского уполномоченного по вопросам сексуального просвещения детей в целом, в частности о раздаче в школе контрацептивов, то пресс-секретарь Светланы Агапитовой сказал: «Вы нигде не найдете высказываний Светланы Юрьевны о раздаче презервативов школьникам, потому что мы их никогда не раздавали, не занимались “секспросветом”, не поддерживали никакие гей-фестивали и усыновления в однополые семьи. Путь эту ложь доказывают те, кто ее распространяет».

В государственной клинике «Ювента» в Санкт-Петербурге и правда можно получить презервативы – но только совершеннолетним студентам по предъявлении студенческого билета. Там также проводятся разнообразные «просветительские» мероприятия.

Аборты без ведома родителей?

Протоиерей Димитрий Смирнов. Фото: k-istine.ru

В том же центре «Ювента» проводятся аборты несовершеннолетним. По словам главврача клиники Павла Кротина, аборт – неприятная, но разрешенная медицинская процедура, и он бы их с радостью не делал, но для этого нужны другие законы. Возможно, врач лукавит на сей счет и на самом деле считает, что девочкам 15-ти лет рано рожать, так что если уж забеременели – лучше пожертвовать ребенком. Но это на его совести, а выборы предстоят уполномоченному по правам ребенка.

Она же мечтает о том времени, когда «Ювента» и подобные «Клиники дружественные молодежи» (КДМ) станут невостребованными.

«Они по-своему тоже против абортов, они также обеспокоены тем, что молодежь надо учить думать об ответственности за семью», – сказала Светлана Агапитова. Она также отметила, что странно возлагать на клиники, куда приходят, когда о целомудрии говорить уже поздновато, ответственность за то, чтобы девушки не начинали половую жизнь до 18 лет. Это не их задача, а всего общества, и прежде всего, родителей, считает Агапитова. К сожалению, доверительные отношения с родителями далеко не у всех подростков.

По свидетельству уполномоченного, когда «Ювента» начинала работать, там совершалось до 2 тысяч абортов в год, а за 2011 год по всему Петербургу несовершеннолетние матери прервали жизнь 367 нерожденных детей.

Уполномоченному по правам ребенка в Санкт-Петербурге был однажды задан вопрос: с какого момента она защищает права ребенка и с какого времени начинается право на жизнь? Светлана Агапитова ответила, что она хотела бы, чтобы права ребенка защищались от момента зачатия, но это ее личная позиция. Однако закон и юридические нормы рассматривают права ребенка лишь с момента рождения, то есть от 0 лет до 18 лет.

Протоиерей Дмитрий Смирнов обвинил Светлану Агапитову в том, что она поддерживает право детей делать аборты без ведома родителей. Вот ее собственное высказывание: «По действующему законодательству, дети старше 15 лет вправе самостоятельно принимать решение о медицинском вмешательстве. И родителей не ставят в известность даже в таких сложных случаях, как аборт или наркомания. Я думаю, этот момент нужно продумать, ведь до 18 лет мамы и папы несут полную ответственность за своих детей. А значит, они вправе знать, что с ними происходит».

Зарубежное и российское усыновление

Вопрос, по которому Светлана Агапитова кардинально сменила свои высказывания за последние годы, – это вопрос о «законе Димы Яковлева». В свое время она прославилась в интернете тем, что была единственным из детских омбудсменов, кто высказался против законопроекта. Мол, без иностранного усыновления пока не обойтись, у детей с инвалидностью часто нет шансов на семью в России, а процент гибнущих от рук усыновителей в России гораздо выше, чем за границей.

Впрочем, уже в 2013 году Светлана Агапитова уверяла в своем блоге, что она не «за» и не «против» закона о запрете усыновления в США, поскольку законодательство запрещает уполномоченному по правам детей политическую деятельность. Она просто считает, что у ребенка должны быть родители, и неважно, на каком языке они говорят. Сколь бы ни было приоритетным усыновление внутри страны, «понятно, что нужно развивать различные формы устройства детей в семьи, поддерживать родителей, взявших ребенка. Но все это – вопрос времени, которое не ждет. Дети растут в учреждениях. Пусть даже в хороших бытовых условиях, с прекрасными педагогами, но без любящих мамы и папы. В прошлогоднем докладе я сама обращала внимание городских властей на высокий процент иностранного усыновления в Петербурге».

Теперь уполномоченная по правам ребенка в Петебурге Светлана Агапитова уверена, что «закон Димы Яковлева» положительно повлиял на динамику усыновлений детей в России.

– Я, честно говоря, против иностранного усыновления. Я считаю, что наши дети должны жить в России, – сказала она на пресс-конференции в Петербурге 13 января 2015 года. – Но для этого нужно прилагать усилия – либо для возвращения ребенка в биологическую семью, либо усыновления в приемную семью на территории России. Что касается «закона Димы Яковлева», то он, безусловно, послужил неким катализатором для того, чтобы число усыновленных детей в России увеличилось. Полемика, которая возникла вокруг принятия закона, привлекла внимание всего общества к проблемам детей-сирот, – заявила Светлана Агапитова.

Агапитова привела цифры: из петербургских 33 детей, которые в связи с вновь принятым законом не смогли отправиться к американским родителям, усыновлено в Россию только трое. Еще семеро находятся в сиротских учреждениях. Из восемнадцати усыновленных детей 15 уехали за границу, хотя и не в США. Судьба еще одной девочки сейчас решается в суде.

Параллельно Светлана Агапитова постоянно говорит и пишет о недостаточности мер поддержки усыновителей и приемных семей в Петербурге. «У нас до сих пор не приняты достаточные меры поддержки для приемных семей и опекунов. Например, вознаграждение на первого приемного ребенка составляет 7,5 тысяч рублей, а на второго и последующих – уже 3,5 тысячи. Такие «половинки детей» получаются. Хотя в других субъектах давно существует норма на каждого принятого в семью ребенка. Пусть оно будет на уровне прожиточного минимума, но на каждого. В правительстве города нам сказали, что денег нет. Кроме того, не удалось принять меры поддержки усыновителям», – говорила Светлана Агапитова в феврале 2014 года.

К декабрю 2014 года она сообщала, что размер единовременного вознаграждения за усыновление ребенка удалось увеличить до ста тысяч рублей.

«Отдельный дивизион»: анализ работы Агапитовой

Попытку анализа работы Светланы Агапитовой на посту уполномоченного по правам ребенка сделал координатор движения «Отдельный дивизион» по Санкт-Петербургу Владислав Нечунаев. Здесь уполномоченному по правам ребенка инкриминируются чуть ли не все подряд детские проблемы нынешней России: и рост задолженности по алиментам в Санкт-Петербурге (словно этим должна заниматься Агапитова, а не суд с его приставами), и невыделение многодетным семьям земельных участков под строительство, и недостаток мест в детских садах, и высокое число детских самоубийств и суицидальных настроений в северной столице.

НКО за Светлану Агапитову

Маргарита Урманчеева. Фото: gov.spb.ru

Параллельно с критикой, которую развернули в интернете протоиерей Димитрий Смирнов и православные активисты, звучат и голоса в защиту Светланы Агапитовой.

Так, несколько представителей НКО подписали обращение к депутатам законодательного собрания Санкт-Петербурга. Они свидетельствуют, что им постоянно доводилось контактировать с уполномоченным по вопросам медицинской помощи детям с редкими заболеваниями, организации образовательного процесса для детей с отклонениями в развитии, летнего отдыха детей-инвалидов и другим, и «Светлане Юрьевне удавалось оказывать реальную помощь как на уровне конкретных детей и семей, так и на системном уровне».

Автор письма – Маргарита Урманчеева, президент ГАООРДИ (Ассоциация общественных организаций Санкт-Петербурга, представляющих интересы родителей детей-инвалидов). Среди других достижений Светланы Агапитовой она называет также «инициирование и поддержание проекта ухода за детьми, оставшимися без попечения родителей, в больницах Санкт-Петербурга, создание Концепции инклюзивного образования детей с ограниченными возможностями здоровья, Положений по созданию условий в детских домах, приближенных к семейным, вошедших в основу постановления правительства РФ № 481, внедрение проекта «Дети ждут!» с целью устройства сирот в семьи российских граждан» и т.д.

С Маргаритой Урманчеевой также согласились и подписали ее обращение к депутатам председатель Совета директоров СПб БОО «Перспективы» Светлана Мамонова, директор АНО «Центр помощи пациентам «Геном» Елена Хвостикова, заместитель председателя Координационного совета НКО по делам детей-инвалидов и других лиц с ограничениями жизнедеятельности Елена Клочко, исполнительный директор Межрегиональной общественной организации в поддержку людей с ментальной инвалидностью и психофизическими нарушениями «Равные возможности» Марьяна Соколова, исполнительный директор РОО помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт» Елена Багарадников, автор и режиссер фильма о детях-сиротах «Блеф, или С Новым годом» Ольга Синяева и другие.

«Мы доверяем Агапитовой Светлане Юрьевне – грамотному специалисту, ответственному профессионалу, матери, исповедующей традиционные православные семейные ценности», – свидетельствуют подписанты письма.

Итоги есть, а программы нет?

Из четырех кандидатов на пост уполномоченного по правам детей в Санкт-Петербурге программа, которую хотя бы устно предъявляют журналистам, есть лишь у одного, и это не Светлана Агапитова.

«Мы считаем некорректным размещать программу отдельным материалом на сайте действующего уполномоченного, ведь у других кандидатов такой площадки нет, – сказал пресс-секретарь Светланы Агапитовой Олег Алексеев. Однако такой программой он предложил считать долгосрочные цели дальнейшей работы, перечисленные в годовом отчете уполномоченного за 2013 год – на то они и «долгосрочные».

Программы у Светланы Агапитовой, можно сказать, и нет, а итоги есть. За пять лет специалисты аппарата рассмотрели около 13 тысяч обращений, дали порядка 20 тысяч консультаций и разъяснений по различным правовым вопросам, участвовали почти в 1800 судебных процессах. Самое главное достижение на федеральном уровне, по мнению Светланы Агапитовой, – поправки в Семейный кодекс РФ (абзац 7 пункта 1 статьи 127 и пункт 3 статьи 146). Они сняли ограничения на устройство ребенка в семью, где среди членов данной семьи (в том числе детей) есть ВИЧ-инфицированные лица либо люди, страдающие гепатитом (В, С). Ранее усыновители (опекуны), однажды принявшие больного малыша, лишались возможности взять на воспитание еще одного ребенка, даже больного с тем же диагнозом.

Среди других реализованных инициатив детского омбудсмена: разработка и продвижение программы постинтернатного сопровождения выпускников сиротских учреждений; создание единого городского трехзначного телефона доверия для детей 004; реализация права на образование воспитанников ДДИ со множественными нарушениями; участие в разработке и продвижении служб примирения в школах; выплаты матерям-сиделкам с тяжело больными детьми (10 000 рублей ежемесячно).

Другие кандидаты на пост уполномоченного

Сергей Виниченко – муниципальный депутат, юрист, бывший детдомовец, занимается общественной работой с сиротами.

Александр Поспелов – президент благотворительного фонда «Наши дети – будущее Отечества», отец десятерых детей. Имеет опыт создания семейных детских домов и строительства коттеджей для приемных семей.

Марина Журавлева – бывший заместитель председателя Комитета по культуре правительства Санкт-Петербурга. «Курировала вопросы дополнительного образования в комитете по культуре, поэтому решать вопросы детей и подростков» вполне готова, сообщила она на пресс-конференции 13 января. Именно на Марину Журавлеву теперь делают ставку в социальных сетях православные активисты. Она, по их свидетельству, ориентируется в теме и имеет программу реализации стоящих перед уполномоченным задач.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Следствие сняло обвинения с греческого митрополита, критиковавшего ЛГБТ

Против иерарха Элладской Православной Церкви проводилось расследование после жалоб ряда правозащитных организаций

Протоиерей Димитрий Смирнов VS омбудсмен Светлана Агапитова: Диалог в письмах (Полный текст)

Протоиерей Дмитрий Смирнов поддерживает многие инициативы Агапитовой, но ряд вещей в ее работе вызывает «серьезную озабоченность…

Протоиерей Димитрий Смирнов отказался от обвинений в адрес детского омбудсмена Светланы Агапитовой

Ознакомившись с материалами о работе Агапитовой, протоиерей Димитрий сообщил, что его неверно информировали, и что он…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!