Точно ли автором Пятикнижия был Моисей?

|
Как же быть православным? Я бы предложил, прежде всего, не накладывать на себя уз неудобоносимых и не принимать упорство протестантских фундаменталистов за святоотеческое Предание.

Обычно православный читатель Библии не задумывается над такими вопросами, как авторство или датировка отдельных книг. Первые пять книг Библии, Пятикнижие Моисеево? Конечно, его написал пророк Моисей, ведь оно так и называется, ведь именно так учат Писание и Предание. А кто не согласен – тот нечестивый атеист.

Андрей Десницкий

Андрей Десницкий

А потом этот православный читатель может столкнуться с аргументами другой стороны. Он их или отвергнет с порога, начиная прямо с выводов, и до аргументов уже не доберется, либо… рассмотрит и с некоторыми согласится. Что же, значит, Писание и Предание недостоверны? Такой вывод некоторые и делают.

Стоп, давайте разберемся. Предание – вещь сложная и многоплановая, в ней можно найти множество самых разных утверждений (например, о плоской Земле и вращающемся вокруг нее Солнце или о браках гиен с муренами), но только некоторые из них имеют действительно вероучительное значение. Вопрос об авторстве библейских книг к их числу явно не относится.

А как же наименование «Пятикнижие Моисеево»? Разве оно не указывает на автора? Совершенно необязательно. Так Псалтирь у нас носит имя царя Давида, но Давид совершенно точно не писал 136-го псалма «на реках Вавилонских» просто потому, что умер задолго до вавилонского плена. Вряд ли Иона, Руфь и Иов сами написали книги, носящие их имена. И уж совершенно точно пророк Самуил не писал двух книг, носящих в еврейской традиции его имя (в нашей – 1-я и 2-я Царств) уже просто потому, что он умер к середине первой книги.

Отчасти проясняет ситуацию книга Притчей Соломоновых. Она так и называется в оригинале – казалось бы, ее целиком и полностью написал царь Соломон? Нет! Во-первых, в конце этой книги приведены изречения еще двух царей, Агура и Лемуила. Но даже не это главное, 25-я глава начинается со слов: «И это притчи Соломона, которые собрали мужи Езекии, царя Иудейского». То есть притчи произнес царь Соломон, но в книгу они вошли только при царе Езекии, двумя столетиями позднее! Все это время они существовали в виде устного предания. Книга Притчей восходит к Соломону, Соломон – ее главный герой, но ее в дошедшем до нас виде, от начала до конца, Соломон явно не писал.

А что же с Пятикнижием? Несомненно, Моисей – главный герой четырех из пяти книг, а первая, Бытие – по сути, предыстория Исхода под водительством Моисея. Во-первых, сам текст этих книг нигде не указывает на авторство Моисея. Нигде не сказано: «Я, Моисей, пошел туда-то, сделал то-то, а потом записал всё это». Напротив, о Моисее говорится исключительно в третьем лице.

Фото: beytministries.com

Фото: beytministries.com

Но есть ли в тексте аргументы против Моисеева авторства? Есть, и самое интересное, что потребовались буквально столетия (!), чтобы они были признаны благочестивой иудейской и христианской публикой, да и то далеко не всеми. Подробнее об этой истории можно прочитать в книге Р.Э. Фридмана «Кто написал Библию?», а мы здесь отметим только принципиальные моменты.

В XI веке в исламской (тогда) Испании еврейский врач Исаак ибн Яшуш указал, что в 36-й главе Бытия перечислены цари Эдома, жившие после Моисея. Отсюда вывод: как минимум, эти имена были добавлены к книге после его смерти. В следующем столетии его соотечественник Авраам ибн Эзра, считавший, что книгу Исаака следует сжечь, обратил внимание на другие подобные строки, где описаны места, в которых Моисей не бывал, где используются выражения явно из другого времени, да и вообще о Моисее говорится в третьем лице. Итог ибн Эзра подвел так: «если ты понимаешь, то ты узнаешь истину». Но сам он называть свои выводы вслух не стал.

В XV веке уже в христианском мире авильский епископ Тостат отметил, что повествование о смерти Моисея в конце Второзакония писал явно не Моисей. Сразу замечу, что на это часто можно слышать возражения: он пророк и мог всё заранее предвидеть. Если даже так, зачем ему было оформлять свое предвидение как повествование об уже произошедшем событии?

На этой стадии принято было считать, что к изначальному Моисееву тексту были добавлены некоторые дополнительные эпизоды. Или, во всяком случае, так было принято говорить.

Но дальше – больше. В XVII веке британец Томас Хоббс и француз Исаак де Пейрер обратили внимание на множество других, менее очевидных проблем. Например, выражение «до сего дня» (Быт. 26:33, 35:20 и др.). Они описывают Землю Израиля или Палестину, какой она была уже во времена самих израильтян, и объясняют происхождение некоторых названий и памятника Рахили. Мог ли так говорить о ней Моисей, никогда не бывавшей в этой земле?

А Второзаконие вообще начинается так: «Сии суть слова, которые говорил Моисей всем израильтянам за Иорданом». За Иорданом, по ту сторону реки – это где? Контекст не оставляет никаких сомнений: на восточном берегу, еще до того, как израильтяне переправились через реку. Но «за Иорданом» может говорить в таком случае только тот, кто сам живет на запад от реки! Так, если кто-то напишет, что Европа находится «по ту сторону Атлантики», мы поймем, что автор живет в Америке и он никак не мог написать этого прежде ее открытия. Так и начало Второзакония не могло быть написано до пересечения израильтянами Иордана.

Наконец, всё это суммировал знаменитый философ Барух/Бенедикт Спиноза (Нидерланды, XVII век). Вот еще один пример, который он разбирал подробно: «И не было более у Израиля пророка такого, как Моисей, которого Господь знал лицем к лицу» (Втор 34:10). Дело даже не в том, что Моисею так было бы писать о себе нескромно – автор этих строк явно знал дальнейшую историю Израиля, ему было с кем сравнивать Моисея.

За вольнодумство Спиноза был отлучен от синагоги, но и христианские авторы (католики и протестанты в равной мере) ополчились на его выводы. Отстоять Моисеево авторство всего Пятикнижия было уже нереально, так что логика, например, его критика Ришара Симона состояла в следующем: Моисей написал собственноручно всё, кроме того, что он явно не мог написать. Но и это показалось тогдашним католикам недопустимой уступкой вольномыслию – книга Симона была тоже запрещена.

Но брешь, так или иначе, была пробита: оказывается, Моисею может принадлежать только ядро этих книг, а остальное было дописано его последователями. Оставаясь в рамках здравого смысла, уже было невозможно утверждать однозначно: всё написал Моисей. Можно, правда, не включать рассудок, и многие так и делают, но это не всем подходит.

А как же быть православным? Я бы предложил, прежде всего, не накладывать на себя уз неудобоносимых и не принимать упорство протестантских фундаменталистов за святоотеческое Предание. Для них авторитет Писания зиждется на буквальном понимании Откровения: Бог продиктовал эти строки великому пророку Моисею, и потому мы можем им доверять. Но ведь для них, с другой стороны, не существует Предания.

В подлинном православном понимании всё выглядит несколько иначе. Писание – это центральная и главная часть Предания, но граница между ними вовсе не является непроходимой. Вспомним, что даже Евангелия не были записаны сразу после Воскресения Христа и существовали несколько десятилетий (!) в виде устных рассказов очевидцев. Только когда их стало слишком мало, а слушателей – слишком много, пришлось всё это записать для всеобщего доступа.

Примерно таким же образом постепенно складывались Псалтирь и книга Притчей, и отчего бы не допустить, что и Пятикнижие возникло не сразу, одномоментно, а в ходе своеобразной «кристаллизации» устных преданий и, возможно, некоторых письменных текстов (таких, как Десять Заповедей, которые, впрочем, тоже дошли в двух не совсем одинаковых вариантах – Исх. 20 и Втор. 5). Писание в такой модели именно что возникает из Предания как самая важная и существенная его часть.

А вот как описывает этот процесс знаменитая «документальная гипотеза». и что из нее может следовать, мы поговорим в другой раз.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Типикон в эпоху праотцев

Диакон Павел Сержантов о главной богослужебной книге в Ветхом Завете

Библия с калькулятором

Цифры только выглядят одинаковыми во все времена – уверяет Андрей Десницкий

Документальная гипотеза для Пятикнижия

Почему специалисты говорят о нескольких авторах Пятикнижия? Противоречит ли это Православию?