У каждого свой Великорецкий

|

Весь христианский мир почитает святителя Николая вот уже почти семнадцать веков. Не ослабевает народная любовь к Мирликийскому чудотворцу, не меркнет со временем его слава. Ему посвящены тысячи храмов, написано великое множество икон с изображением святителя, в том числе и чудотворные, особо чтимые образы святого. Один из них – чудотворная Великорецкая икона, имеющая и день празднования своего явления, установленный в 1668 году указом преосвященного Александра архиепископа Вятского и Великопермского. На этот день – 6 июня – была составлена и специальная церковная служба, которая после многих лет забвения была возобновлена в 2000 году.

  С тех пор крестный ход продолжает свою жизнь. В нем участвуют тысячи и тысячи верующих. О том, что это не просто поход с рюкзаком за спиной, говорят и многочисленные отклики паломников, отважившихся пройти такой нелегкий путь не один уже раз. Свои впечатления о своем Великорецком   описала Лидия Доброва.

В этом году мне впервые посчастливилось участвовать в Великорецком крестном ходе, который длится всего лишь шесть дней. Выходя из Кирова (Вятка), ход идет в любую погоду три дня до села Великорецкое, где служится праздничная литургия и отдыхают паломники. Потом участники хода идут два дня обратно – в Киров. Если в Великорецком крестном ходе до революции участвовало более 20 тысяч человек, то, по словам Владимира Крупина, написавшего повесть «Крестный ход», в 1993 году участников было около двухсот. Сейчас же здесь собрались около шести тысяч паломников.

Я задавалась все время вопросом: почему люди идут в этот крестный ход? Ведь за пять дней пути нужно пройти 150 км ! Вечером, после двух дней этого сложного марафона и бессонной ночи, я спрашивала у паломниц: ЧТО заставляет их идти сюда и в четвертый, и в пятый раз?! Ведь так болят и устают ноги, что каждый шаг дается с трудом. Ради чего всё это? «Вы завтра, в Великорецком, на празднике, сами поймете, – отвечали они мне. – Вам будет очень хорошо».

Эти слова врезались в память, но все я поняла только на четвертый день, во время литургии, на берегу Великой. Когда ощущала необычайное ликование и восторг, непередаваемую, настоящую Пасхальную радость! А тогда, замерзшая и продрогшая в   одежде, промокшей от лившего полдня дождя, переминаясь с ноги на ногу от боли и усталости, я только интересовалась, ЗАЧЕМ они идут снова?

Ответы были разными. Многие говорили, что после участия в Великорецком у них весь год был удачным. Одна женщина сказала: «Я иду, чтобы ничего не случилось плохого с моей семьей и детьми». Иные надеются, что на работе всё будет хорошо. Но наиболее ярко и полно, на мой взгляд, ответил пожилой паломник в селе Горохово, где был длинный привал, и все купались в святом источнике (говорят, что люди с плохим зрением уходят отсюда, «забыв» здесь свои очки). Паломники отдыхают в селе, располагаясь прямо вокруг храма на туристских ковриках. Здесь всех кормят горячей кашей и поят чаем.

Разговорившись с пожилым мужчиной, отдыхающим рядом с нами, я задала свой сакраментальный вопрос – ПОЧЕМУ люди приходят сюда снова и снова? Многие возвращаются сюда каждый год. Причем не комфортабельными автобусами, а чаще пешком, с тяжелым рюкзаком, который мешает тебе быстро и легко ходить, да и, думаю, молиться. Когда идешь и только думаешь, как бы дойти до очередного привала, где найти силы снова подняться на следующие 2-3 часа пути, как унять боль в ногах и что бы поесть?

И этот пожилой паломник мне ответил:   «Какая-то неизъяснимая сила влечет снова и снова на Великорецкий крестный ход».   «Обычные болезни человека в этом путешествии часто проходят . Например,   у меня радикулит, обычно боли. Но в Великорецком, как бы ни было холодно и сыро, где бы ни пришлось спать, я о нем не вспоминаю», – отметил он.

Я слушала и невольно соглашалась. Ведь о невралгии, которая должна была быстро напомнить о себе под многочасовым ношением рюкзака, я вспомнила только по возвращении в Киров. Имея слабые ноги и нетренированную спину, я легко порхала с рюкзаком! А по 30 или 50 км в обычном походе?! Никогда бы не выдержала. Только это для меня уже чудо. Да что там я, молодая, здоровая – как идут бабушки, как идут маленькие дети?

Но обо всем по порядку.

До поездки было много искушений…

 

Предыстория моего паломничества такова. Два года назад, глядя на собирающихся в Великорецкий Крестный ход друзей, я мысленно крутила пальцем у виска. Неужели   нельзя более полезно потратить свои силы, здоровье и время? К примеру, на какие-то более явные дела милосердия – накормить голодных, съездить в детский дом и т.д.? Что полезного в том, чтобы столько дней идти и идти по дороге?

На второй год на Великорецкий засобиралась подруга. Она переживала, собирая аптечку, советовалась об одежде с теми, кто уже участвовал в крестном ходе. У меня же нашлись тогда объективные, как мне казалось, причины не идти в ход – здоровье и работа. Позже, слушая после их возвращения те же рассказы и рассматривая фотографии, страдала: ну почему я сама не пошла…

На третий год меня подняла и понесла уже какая-то неведомая сила, отодвинув все объективные и необъективные причины в сторону. На работе дали отпуск. Я бросилась по туристическим магазинам, покупая необходимое снаряжение (коврик, рюкзак, резиновые сапоги). И вот я уже еду в метро, к Комсомольской, на Ярославский вокзал, поспевая к самому поезду. Читаю в дороге акафист свт. Николаю, чтобы помог успеть. Ведь если поезд в туннеле остановится даже на несколько минут, крестный ход для меня и на этот раз будет недосягаемым… К счастью, успела! В свой вагон я влетела за 7 минут до отхода поезда. И – расплакалась. От умиления и милости Божией к нам, грешным.

        

В вагоне почти одни паломники. Все с рюкзаками, к которым привязаны коврики. Кто-то читает правило, иные тихо переговариваются. Все в ожидании чего-то. Никогда я не ездила в таком вагоне! Говорят, что почти весь поезд «Москва-Киров» такой, да и не один он в этот день.  

Должна сказать, что у меня было много искушений, начавшихся еще задолго до поездки. Благо, понимала, что к чему –   ведь я собиралась в крестный ход. Но все ж удивлялась – в такой мере ранее искушений не бывало. Еще за два дня до отъезда я серьезно заболела. Это уже знакомо, и в первый день паломничества обычно выздоравливаешь. А еще на меня нападала какая-то сильная боязнь – я очень нервничала, что не смогу всё купить из снаряжения и одежды, ссорилась с друзьями на ровном месте и даже в первый день пути в крестном ходе я не прекращала нервничать по любому поводу.

Порою кажется, что святитель Николай тебя просто несет…

 

И вот мы, группа православных друзей из 12 человек, в Вятке. Из нас только один участвовал в этом крестном ходе   – он и помогал советами.

Как ехать от вокзала – думать долго не надо. Вереница паломников-попутчиков тянется как раз к автобусной остановке. Мы втискиваемся в небольшой автобус. Пассажиры-кировчане смотрят на нас понимающе, улыбаются, задают какие-то   вопросы. По приезде на место люди с рюкзаками со всех сторон подтягиваются к Серафимовскому собору, откуда и начинается крестный ход.

Перед собором – большая площадь. С некоторым страхом осматриваюсь вокруг. Кого здесь только нет!? Женщины с колясками и с детьми самых разных возрастов, пожилые монахини, бабушки. А мужчин больше, чем обычно можно увидеть в храме. Все экипированы по-разному: кто-то по-современному, а кто-то вооружился стареньким брезентовым круглым рюкзаком.

Крестный ход начинается после службы, акафиста и благословения. И тут начинаешь понимать – искушения отступают. Очень чувствуется поддержка духовная. Ты среди людей, они поют акафист, тебя окропляют освященной водой. Порою кажется, что святитель Николай тебя просто несет! Идти легко, хочется бежать, а на душе – детская радость!

Я возлагала большие надежды на Великорецкий в духовном плане, так как моя духовная жизнь до этого была нестабильной: последние несколько лет стала редко причащаться, рассеянно молиться. Кажется, массу навалившихся проблем не решить никогда. Но во время крестного хода думать ни о чем тревожном не хочется, да и не надо. Ты просто впитываешь эту радость, которая видна на лицах многих,   которую невозможно скрыть, а откуда она, и почему – пока непонятно.

Мы доходим до Трифонова монастырь. После водосвятного молебна и купания паломники с мокрыми волосами, счастливые, снова надевают рюкзаки и трогаются в путь. Заходим на большой мост, где кончается Киров. В этот день из города вышло 20 тысяч человек – возможно, многие из них провожали Крестный ход.

Теперь   идем уже по дороге среди полей – красиво вокруг! Пока всё радостно, мы не сильно устали.

Первое искушение – во время поиска ночевки. Колонна заходит в село Бобино, при входе – молебен святителю Николаю. Но молиться трудно, все время думаешь об одном – ГДЕ НОЧЕВАТЬ? Тут я впервые вижу, как люди спят прямо на земле, под открытым небом, даже без спальников. В 21 веке! Удивлению моему нет предела! Я ходила между спящими, укутанными в целлофан и накидки, и не могла поверить своим глазам! Вот это вера…

 

В эту ночь мне повезло – Друзья уступили свое место в спортзале школы, которую в селе на это время отдают паломникам. Места элитные, не все успевают их занять. В огромном зале нет ни одного места, где можно положить коврик, но я всё же его нахожу. Звоню друзьям, но они   уже отключили свои телефоны и спят на улице в спальниках.

 

       Интересно, о чем думается паломнику, когда утром, просыпаясь, он смотрит в хмурое небо, с которого начинает накрапывать дождик? Хотя утром – это мягко сказано, так как в   Великорецком ходе оно наступает в 2 часа ночи, когда начинается молебен, а после все выходят в путь. Ночи здесь светлые, почти белые.

В первую ночь, лежа на полу спортзала, среди незнакомых женщин, с жестким рюкзаком под головой, я долго ворочалась с боку на бок на моем коврике. Да так и не смогла заснуть. Не подействовали ни таблетка Персена, ни самовнушения, что завтра же идти 50 км . Так в 2 часа вместе со всеми встала и пошла в эти сырые сумерки. Одно из чудес Крестного хода: очень легко вставать в 2 или 3 часа ночи. Это удивительно, но факт!

Накануне вечером мы купили пирожков, кефира в местном магазине, однако голод остро не чувствовался. Эта проблема была почему-то не самой главной, хотя, возможно, это мои субъективные впечатления…

 

Нет ничего невозможного в паломничестве

Первые дни пути привыкаешь к своим новым «габаритам».   Ты уже не можешь идти так быстро, как хотелось бы – рюкзак тянет. Стараешься сохранять равновесие, идешь осторожнее. Поворачиваешься аккуратно, стараясь соблюдать дистанцию. Если засмотришься в сторону, а впереди идущий резко затормозит, есть вероятность, что твое лицо окажется аккурат в его рюкзаке.

Второй день пути. Иду и думаю – 50км, а усталости пока никакой. Так рассуждала по своей неопытности, ведь усталость накапливается постепенно.

После обеда пошел дождь, а это в походе – испытание. Посреди поля спрятаться некуда, а дождь не интересует, что у тебя привал и негде укрыться, не на что опереться. Всё вокруг мокрое, и нет крыши над головой. Ты чувствуешь, как медленно и неумолимо промокает твой дождевик. А идти еще несколько часов.

Но у Бога нет ничего невозможного. Такое впечатление, что у святителя Николая каждый паломник под присмотром. О каждом – особенная забота, каждому по способностям и одновременно – по потребностям.   Как писал Георгий Колосов, фотохудожник, многократно бывавший в Великорецком: « Каждый, идущий на Великую в первый раз, независимо от глубины его воцерковленности, получает свою, лично ему предназначенную, дозу знамений и чудес».

Хоть это и маленькое, но чудо: мне приходит мысль укрыться ковриком, и дождь теперь не страшен, остаток пути прохожу в относительно сухой одежде.

Идём лесом. Ноги вязнут в грязи, вокруг – большие лужи. Я почти сухая, но грязь прилипает к сапогам, идти тяжелее. У меня резиновые сапоги, хотя другие идут в кроссовках, в кедах, обмотанных полиэтиленом – не знаю, правда, насколько выгоднее и удобнее эта конструкция. Всем тяжело. Коляски с детьми переносят через лужи на руках, многие идут с посохом, который помогает сохранить равновесие на мокрой дороге. Вот где школа молитвы и терпения! Кто-то поет акафист, батюшки прямо на ходу служат молебен, и идти веселее, намного легче.

Для меня в этом Крестном ходе переломным был вечер второго дня, после пройденных 50 км пути, уже перед самой деревней Монастырское. Ожидая очереди обходить болотистую лужу, я изнемогла и начала роптать. Но тут увидела в лесном просвете золотой-презолотой закат!!! Смотрю как завороженная, понимая, что таких красивых закатов не видела никогда в жизни. Меня бывалые паломники предупреждали, что закаты и восходы здесь наикрасивейшие, но когда ты все видишь своими глазами!

Но вот усталость берет свое, и я взмаливаюсь к святителю Николаю – не могу, говорю, больше. Каждый шаг – это стон, так как от резиновых сапог, от трудного неровного пути по грязи болят ступни… На глаза попадается мой знакомый, быстро шедший прямо по луже. Не дожидаясь очереди её обходить, и я ринулась за ним, быстро достигнув Монастырского.

Похожую историю мне рассказал один наш паломник. Ему 61 год, и в этом крестном ходе ему было идти особенно тяжело: так разболелась спина, что не согнуться и не разогнуться. На третий день пути он взмолился к свт. Николаю и мч. Трифону с просьбой дать сил дойти этот путь до конца и через несколько метров он увидел рядом с дорогой палку. С помощью этого посоха и дошел оставшиеся три дня пути.

Всю дорогу под этим дождем и холодом я была в полной уверенности, что ночевка в теплом доме в селе Монастырском нам обеспечена, что мои друзья позаботились об этом, договорившись с хозяевами, у которых останавливались в прошлом году. К моему ужасу все места в палатках-шатрах уже заняты, а идти искать квартиру нет никаких сил. В изнеможении опустились мы на свои коврики у чьих-то палаток.

Нам выдали так называемый «набор паломника» – сумку с двумя бутылками минералки, двумя булочками, еще что-то. Дали гречневую кашу, кипяток. Сидим в темноте, едим холодную гречку, запивая холодной минералкой, и думаем – где же спать? Неужели под открытым небом? Я дрожу от холода и надеваю на себя из вещей всё, что есть в рюкзаке, но до конца не согреваюсь. И тут происходит чудо. Подходит мужчина и говорит, что в их палатке есть одно свободное место. Друг уступает это место мне, и я поднимаюсь, иду в палатку, сознавая свое счастье. Мне указывают воооот тот дальний угол. С трудом пробираюсь, и не представляю – как спать среди совсем незнакомых людей, в палатке, где с крыши капает, как снимать мокрую и грязную одежду при всех? Но как только я застегиваю свой спальник и закрываю глаза, уже ничего не чувствую до подъёма.

            

В этом селе люди спят прямо на улице

 

2 часа ночи. Все уже собираются. Трудно вылезать из спальника на холод, но еще труднее заставить себя умываться ледяной водой прямо на улице. И вот, милостью Божией, я снова в строю. Кстати, часто в этом селе люди спят прямо на улице, несмотря на погодные условия. В 2007 году был холодный июнь – когда люди проснулись, то увидели, что их спальники покрыты инеем.  

Но в Крестном ходе невозможно быть одиноким, ведь рядом с тобой Господь, Божия Матерь и святитель Николай , который близок к тебе, как никогда. Ты это очень чувствуешь, хоть и понимаешь свое абсолютное недостоинство. Одиночества уже не ощущаешь, т.к. вокруг тебя еще и много добрых людей. Совсем незнакомые, они оказывают тебе помощь, поддерживают тебя, помогают надеть рюкзак, поправят накидку от дождя, которую невозможно надеть самостоятельно, просто протянут тебе горсть с сухофруктами.  

А друзья в этой огромной толпе находятся чудом, причем оказываются рядом в самый нужный момент. В предпоследний день мы прошли сложный Медянский бор, где идешь три часа без остановки, опять же – по лужам, лесом, и потом выходим на поле. Тут привал, все падают рядом с дорогой, кто где оказался. И нужно найти своих. Созваниваемся, оказывается, мы рядом, в двух шагах друг от друга. Это поразительное совпадение – среди шести тысяч человек! Но к таким совпадениям и чудесам в крестном ходе ты привыкаешь. Многое кажется совершенно естественным, какая-то непоколебимая уверенность, что всё будет хорошо, что все сложится благополучно.  

В Монастырском во время поисков ночевки у меня даже начался нервный смех – куда же мы приехали, почему нас никто не предупредил, что такое может быть. Мой друг мне потом рассказывал, что он был в это время абсолютно спокоен: «Я был уверен, что всё будет хорошо. И что даже если нам совсем будет негде ночевать, просто надо мной вырастет гриб, и своей шляпкой укроет меня».

Третий день пути оказался одним из сложнейших. Вроде и идти всего 22 км , а ноги болят и после вчерашнего кросса так трудно передвигаются. Зато погода хорошая, солнышко – идем по дорожке, вокруг зелень, молодые сосенки, елочки. Красота неописуемая.

       Привал. Кусты сирени, заброшенная деревня. Крапивное поле. Девушки мои улеглись прямо среди крапивы. «У вас же аллергия на крапиву?! Другого места не нашлось?» «Где смогли, там и упали». С молитвой идешь дальше.

Девчонки перед поездкой купили себе специальные треккинговые ботинки для пешего туризма. Старались, разнашивая их, но всё же в процессе путешествия обувь заслужила иное название – «треккинговые кандалы». Ноги на третий день очень болели, думаю, у всех. Да и без этого походка паломника своеобразная – идут, переваливаясь, как уточки, с боку на бок…

В Великорецком встретишь людей отовсюду

Что меня еще особенно поразило в этом крестном ходе, так это то, что никто не ругался! Никто никого не теснил, не толкался, не выяснял отношений, что нередко бывает в храмах. Хотя были экстремальные обстоятельства, ведь все уставшие, у многих что-то болит. Даже особенности характера, которые есть почти у каждого, почему-то не проявлялись. Было ощущение, что на всех какой-то покров, делающий всех такими – хорошими, терпеливыми, любящими. Все стараются друг другу помочь, услужить, поддержать. Те, кто везет коляски с детьми, меняются по очереди, везут инвалидов, просто подают руку, помогая перешагнуть через лужу, через дерево. И это все так согревает! Это болото или лес не променяешь ни на какие курорты или развлечения!

На Великорецкий приезжают люди из разных уголков страны и мира. Благодаря фильму «Великорецкий крест» я узнала об американском профессоре. Он рассказывает в фильме о том, как впервые попал на этот крестный ход, и как сначала не понимал (как и я), чему так радуются люди вокруг? Почему сюда приезжают? Он видел эту радость, но сам не мог её прочувствовать. Ощутил её на последний, шестой день, только тогда в полной мере поняв все. И теперь каждый год приезжает сюда снова.

Мне самой довелось здесь встретить людей из разных городов – из Риги, Уфы, Ростова-на Дону, других городов, из стран Скандинавии. Многие едут в одиночку. Кажется, это сложнее, чем с группой друзей, но какая решимость и какая вера у этих людей! Слава Богу! Иногда можно только немного поговорить с ними на привале, перекинуться некоторыми фразами, и это тебя укрепляет. Иногда ты даже слышишь ответы на все время появляющиеся вопросы, внутренние проблемы.

…Когда мы ехали обратно в «паломническом» же поезде,   подъезжая к Москве, радовались, что уже через час мы будем дома. А соседи разворачивают билеты и говорят:

– А наш следующий поезд через 5 часов. Нам еще столько границ проходить.

– А откуда вы?

– Мы из Калининграда. Нас 5 человек. Из разных приходов.   

Мне трудно было решиться поехать из Москвы, прямым поездом без пересадок, а здесь – вон откуда!

Великорецким крестным ходом многие исцелялись

Хочется рассказать и об исцелениях, случившихся в Великорецком крестном ходе. Говорят, что с прошедшими его происходят невероятные вещи – пьющие перестают пить, кто-то исцеляется от онкологических болезней, решает сложные жизненные проблемы.

Мне самой довелось услышать несколько историй. Не могу точно ручаться за их достоверность, но одну из них рассказала моя знакомая по храму, которую я неожиданно встретила уже на вокзале. Родственница одной женщины заболела раком. Она лежала в больнице, где ей сообщили, что ее дни сочтены, но все же паломница отправилась в крестный ход. По возвращении в Москву она бросила вещи в камере хранения и поехала в больницу, ожидая самого худшего. Но оказалось, что больная почти выздоровела, самочувствие стало гораздо лучше!

Другой случай. В 2005году одной женщине тоже поставили онкологический диагноз, назначив операцию на октябрь. Она пошла в июне в Великорецкий крестный ход. А в октябре диагноз не подтвердился.

Еще слышала об одной паломнице, которая сначала пошла в Великорецкий «за своего сына, чтобы его отмолить, во второй год пошла за своего мужа, а в третий – чтобы просто помолиться, ради Господа и Его Крестных мук за нас».

Говорят, что святитель Николай будет предстательствовать на Страшном Суде за тех, что бывал в Великорецком крестном ходе…

Я стараюсь передавать эти слова так, как услышала, боясь что-то сама добавлять или исправлять.

Я нисколько не сомневаюсь в этих всех чудесах, так как и по своим друзьям, побывавшим до меня в ВКХ,   я увидела, как много хорошего произошло у них в жизни после этого. Особенно это прочувствовала, когда была на свадьбе у подруги через полгода после её Великорецкого!

Не ради корысти и славы, а благородства для!

 

Отдельное слово хочется сказать о спасателях, которые сопровождали наш крестный ход. Они были всегда рядом. Ты поднимаешься по дороге в горку, из глины и песка, лесом, по узкой тропочке, и сюда же заползает зеленый УАЗик со спасателями, с медиками и аптечкой. По дороге рядом с нами шли люди в сине-красной форме, с саквояжами с лекарствами, и если по цепочке передавали: «Врача!», они искали, кому нужна помощь. Также были замыкающие, которые шли в конце и искали отставших паломников, подвозили их. Нам обрабатывали мозоли, накладывали повязки.

Оказалось, эти люди – добровольцы! Я-то считала, что они работают здесь, получая деньги за выполнение тяжелой обязанности. После ВКХ услышала в ответ на свое удивление: « Почему-то все думают, что спасатели прикомандированы к ходу и работают? Это не так. Мы – команда единомышленников, идём добровольно, с такой же верой, как и вы, и не получаем за это денег, наоборот – оставили работу, бизнес, учёбу. Медикаменты – спонсорская помощь аптеки, 2 машины – наши личные.   Поисково-спасательный отряд “Пересвет” – абсолютно добровольный, официально зарегистрированный во всех инстанциях, возрастных ограничений нет, кто-то работает, кто-то учится. Всего – порядка 20 человек.
 В свободное время сопровождаем Великорецкий и староверческий крестные ходы (если память не изменяет, то с 2002 года), “Гренландию”. Летом ищем по лесам заблудившихся грибников, зимой – рыбаков, по выходным дежурим по городу, помогаем МЧС. “Не ради корысти и славы, а благородства для”… Существуем на взносы и спонсорскую помощь (не перевелись ещё на Руси добрые люди). У всех есть начальная подготовка по медицине, по работе с альпснаряжением, остальное – по мере сил и возможностей каждого конкретно».

Вот такие люди были рядом с нами.

Поздравляю всех с окончанием этого крестного хода и продолжением его в нашей жизни!  

 

Я очень счастлива, что попала на Великорецкий крестный ход! Пока трудно судить о результатах. Но после него вернулась радостная, окрыленная – жить захотелось!  

Правда, духовная программа крестного хода была плохо выполнена мною. Ни причаститься, ни исповедаться не удалось. На литургию в Великорецком мы опоздали, перепутав время. Но получила очень много. Впечатление чего-то чистого, радостного, детского. Действительно, кажется, что Небо здесь встречается с Землей! Теперь бы не растерять накопленное.

Слава Богу за этот крестный ход!

И хочется сказать словами одного паломника: «Поздравляю всех с окончанием этого крестного хода и продолжением его в нашей жизни!»  

 

***

Рассказывает паломник Владимир:

Дорожные трудности всегда воспринимал как испытание. Неважно, каким по счёту придешь на следующую стоянку, важно – скольким поможешь, скольким подашь руку, улыбнешься. Бог дал возможность стать участником хода, потрудиться – это счастье и   это главное, а не дорога. 
         Вначале пытался бежать в голове хода, тратил много сил и не всегда с результатом. На весь ход сил никогда не хватало. Потом увидел бабушек, которые не бежали, как я, но везде успевали. Моя логика тут дала сбой – разные весовые категории, но я всегда проигрывал. Я не делал главного, когда бежал: не верил, как старушки наши, не любил, как они. Не помогал тем людям, которых обгонял, хотя мог.
         В чьей власти погода, которая может за мгновение превратить прекрасную утоптанную полевую дорогу в полосу препятствий? В чьей власти, изменить температуру настолько, что этот тяжеленный асфальт перед Кировом нынче пролетели как на крыльях? Помню прошлые годы: резиновый воздух над асфальтом, легкие работают как насос, ноги горят. А нынче ждал, когда привал у пагинки закончится. Смирение и еще раз – смирение. Всё по воле Божьей.

***

Я собрала еще впечатления людей, побывавших в Крестном ходе в разные годы. Надеюсь, никто из них не против размещения здесь их отзывов.

 

 


Сергей К., 2006г.


    Вот приехал с Крестного хода. Слава Богу за всё. Те чувства, которые испытал на Крестном ходе, просто не передать словами. Их именно нужно испытать. Правда, я ещё осмысливаю и анализирую всё происшедшее со мной за это время.

Дмитрий, 2006г.


            Впечатлений не пересчитать! Словами трудно передать то, что пережил и прочувствовал на протяжении всего Крестного хода, а также по его окончании!
       В этом году в само село Великорецкое на празднование дня обретения иконы св. Николая приехало еще очень много людей (не сосчитать): и больные, и здоровые, и хромые, и старые, и молодые. Достаточно сказать, что начинают приезжать автобусами накануне вечером!
        Это действительно очень важное событие в жизни православных людей! Все события на протяжении всего Крестного хода, так или иначе, неслучайны.

Максим, 2005г.


        ЭТОТ Крестный ход – невозможно описать словами. Его надо пройти своими ногами и только в конце пути что-то понять. Так что – присоединяйтесь, кто может.

Ольга С., 2005г.


      Я ходила в Великорецкий Крестный ход всего два раза, но ощущения незабываемые, и так хочется снова туда попасть! В Крестном ходу говорят, что ногами мы его идем несколько дней, а душой, не останавливаясь, весь следующий год. Если есть возможность – нужно, не задумываясь, идти, ведь начинаешь по-другому осмысливать все происходящее, по-иному относиться к людям, к себе, ведь ты ступаешь на новую ступень своего духовного развития.

Мария, 2006г.


      Да, Великорецкий Крестный ход – это поистине одно из чудес земли Русской!!
       Ощущения и в пути, и после прохождения просто непередаваемые. Самое для меня необычное это то, что я – человек, не испытывавший никогда серьёзных физических нагрузок, с такой легкостью прошла весь путь… Конечно, жутко болели ноги, были и мозоли,   и спина ныла под рюкзаком… Но так хотелось дойти вместе со всеми, прийти на берег Великой, отстоять Литургию. А потом идти обратно. И, слава Богу, дошла! Впечатлений было много… Вот уже год скоро минет, а я все вспоминаю те дни, надеясь, что Господь допустит еще раз пройти тем Святым путем….

   Вадим


        По Крестному ходу очень сильно скучаю. Хочется пойти больше, чем посетить любую точку планеты.

    Елена


     ВСЕ, кто хочет, не сомневайтесь: ИДИТЕ!!!
Это большой труд, но и великое счастье – пройти Великорецкий. Потом всю жизнь будете вспоминать с благодарностью и радостью этот Путь, это воспоминание будет согревать в трудные моменты и радовать в светлые минуты.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: