«В центре внимания»: фильм о церковной немоте

Премию «Оскар» в 2016 году получил не только Леонардо Ди Каприо, но и фильм, посвященный журналистскому расследованию известного скандала, вскрывшего многочисленные факты насилия над детьми со стороны католических священников Бостона. Архимандрит Савва (Мажуко), насельник Свято-Никольского мужского монастыря города Гомеля, один из постоянных авторов «Правмира» – о картине «В центре внимания».

Есть такие острые темы и жгучие вопросы, касаясь которых, практически нельзя не пораниться. Мы все болели за Лео Ди Каприо, и ему таки достался «Оскар», но такую же статуэтку получил странный и пугающий фильм «В центре внимания», посвященный журналистскому расследованию известного скандала, вскрывшего многочисленные факты насилия над детьми со стороны католических священников Бостона.

Архимандрит Савва (Мажуко)

Согласитесь – тема деликатная. Но должна ли она каждого христианина, а уж тем более священнослужителя, непременно ставить в роль апологета и обличителя?

Хотя рядовой христианин, прочитав такую аннотацию к фильму, непременно почувствует тут сладковатый привкус заговора: фильм заказной и статуэтку вручили не просто так. Удобное средство расправы с Церковью. Ведь если бы не «Оскар», не собрала бы эта лента такую аудиторию.

Христиане вообще очень мешают «капиталистическому тельцу» перестроить мир по своей прихоти, а если вспомнить, что каждый пятый житель земли – католик, понятно, на кого будет направлено остриё агрессии в борьбе за управляемое будущее.

Первые впечатления от фильма подтвердили законные подозрения: а за что, собственно, вручили награду? «Оскар» за лучший фильм.

Но если из всех фильмов 2015 года именно этот назван лучшим – киноискусство действительно переживает не лучшие времена.

Кино – это художественный текст. Слишком много факторов должно сойтись, чтобы эта намеренно сплетенная ткань ожила, получила свою неповторимую и пленительную одушевленность – сценарий, диалоги, динамика сюжета, глаз оператора, игра актеров, свет, музыка.

У меня сложилось впечатление, что всем в этом фильме было тесно – и режиссеру, и сценаристам, и оператору. Обилие штампов, особенно в диалогах, вызывает и раздражительность, и усталость. Но хуже всего – актерам, неплохим, кстати, актерам, которые, как мне показалось, просто задыхались в этом «шедевре», и хотя играли на самом пределе, всё-таки спасти ситуацию им не удалось, и никто из них не тронул и не запомнился настолько, чтобы при его замене зритель сумел что-то заметить.

Да и как развернешься в такой «тесной» теме: журналисты газеты «Бостон глоуб» в 2001 году под чутким руководством нового главного редактора-еврея (национальная принадлежность персонажа почему-то так часто подчеркивается, что забыть эту деталь уже невозможно) расследуют дело католического священника, обвиненного в растлении детей. По мере погружения в тему выясняется: таких эпизодов сотни, и страдают этим недугом около шести процентов духовенства, что в родном городе наших героев составляет 90 человек.

Кадр из фильма "В центре внимания"

Кадр из фильма “В центре внимания”

Все эти цифры и факты шокируют газетчиков, и они обнаруживают, что кардинал знал об этих ужасах и с помощью местных адвокатов коварно скрывал их от общественности, предпочитая проводить закрытые процессы и откупаться деньгами от жертв насилия. Журналисты не спят ночами, опрашивают пострадавших, сидят в архивах, и, в конце концов, им удается напечатать свое исследование, несмотря на «противодействие всесильного Ватикана».

Кстати, о противодействии. Я с предвкушением ждал эпической картины борьбы Церкви с журналистами. Мне мерещились погони, циничные поджоги, бессовестный шантаж, разбитые окна, кислота в лицо, увольнения непокорных – предъявите хоть что-то из возможных и подразумеваемых «зверств католической мафии»!

Не предъявили, и, в частности, поэтому получился такой нудный фильм – не нашлось в реальной истории для киносценариста «достойного» повода, чтобы развить сюжет. И это, как ни странно, делает честь режиссеру, который снял честный и объективный фильм, не поддавшись известному соблазну вылепить такой узнаваемый портрет «зловещего оскала Ватикана».

С другой стороны, автор картины не стал паразитировать и на трагедии людей и отказался показывать их страдания, используя всю доступную ему «художественную артиллерию». Тема деликатная. Мы имеем дело с судьбами страшно израненных людей – не только детей, но и самих священников, среди которых, как показано в фильме, есть люди, сами ставшие жертвой насилия.

Кадр из фильма "В центре внимания"

Кадр из фильма “В центре внимания”

– Так на чьей же вы стороне? – должны спросить меня. – То вы говорите, что фильм слабый, то называете его честным и объективным. Раскройте карты, говорите прямо!

Художественные достоинства этого фильма сомнительны, что вовсе не делает его антицерковным или вредным. При беспристрастном просмотре мы найдем эту картину и полезной, и правдивой. Правда фильма в том, что он обличает равнодушие общества к этой жуткой проблеме. Безразличие не только людей верующих, но и самих журналистов, которые в конце фильма сознаются, что знали об этих ужасах уже давно, но всё как-то не придавали этому должного внимания. И здесь уже начинаются вопросы для нас, православных верующих: как эта тема касается нас, ведь ни один честный священник не будет отрицать, что и в нашей среде случаются подобные истории?

Проблема есть. Но настоящее достоинство этого фильма в том, что он формулирует тему более остро: как об этой проблеме можно говорить? – вот основной вопрос, на который следует незамедлительно ответить нашей церковной общественности.

Мне могут возразить, что подобной проблемы нет в нашей Церкви, нас это не касается. Давайте сами себе не будем врать. Могу вспомнить с десяток подобных историй, в которых фигурировали люди, которых я лично знаю – и монахи, и женатое духовенство, и епископы. Жизнь убедительно показала, что вопрос «надо ли об этом говорить?» не может быть решен отрицательно. Говорить об этой проблеме надо, а если станете отмалчиваться, заговорят другие.

То, что говорить о подобных вещах трудно даже светским авторам, подтверждает сам фильм, который имеет ограничения 18 +. Значит, детям до восемнадцати просмотр противопоказан. А почему? Ведь тут правду говорят! Не всем под силу выдержать подобные кошмары. И не только детям.

Это осознаёт и один из главных героев фильма, журналист, воспитанный в католической традиции, но с годами утративший веру. Он рассказывает, что хоть и не посещал церковь, но в глубине души всегда мечтал туда вернуться, однако после этих расследований ему будет очень сложно это сделать. Эта фраза помогает нам понять, если угодно, и правду главного отрицательного персонажа картины – кардинала, покрывавшего злодеяния своих подчиненных.

Дело не в лицемерии Церкви, не в заботе о финансах и посещаемости богослужения (хотя подобные мотивы тоже имеют место). Публичное и неограниченное обсуждение подобных эпизодов сильно травмирует души людей впечатлительных, и я бы сказал, что большинство обычных людей не в состоянии пережить подобные откровения без вреда для своей психики. Причина церковной немоты вовсе не в желании князей Церкви скрыть подальше эти неприглядные факты, а в трудности или даже невозможности самой речи об этом вопросе.

Кадр из фильма «В центре внимания»

Кадр из фильма «В центре внимания»

Как быть? Молчать – нельзя, говорить – невозможно. И всё-таки нужно искать осторожные и щадящие формы обсуждения и лечения этой проблемы. В фильме упоминается психиатр, который потратил тридцать лет на изучение этого феномена. Он собрал обширный материал, проанализировал его, обобщил, нашел способы лечения и профилактики. И привлекла его к этой работе именно Церковь, Ватикан заказал эти исследования (правда, не сразу эти труды были оценены).

Церковь позволила себе научный заказ, подошла к вопросу очень серьезно и фундаментально. Есть такие больные люди. Что же их теперь, линчевать? Нет. Их надо изолировать и лечить. А еще – найти причины этих явлений, проследить тенденции. К чести Католической Церкви, она признала наличие проблемы, и ею были предприняты серьезные меры для того, чтобы сделать храмы местом, безопасным для детей. Они не боятся об этом говорить открыто. Теперь не боятся. Благодаря журналистам. Благодаря воздействию извне.

Но если от католиков обратиться к нам, православным: можем ли мы с последней серьезностью признать, что молчание нашей церковной общественности по подобным вопросам вызвано только духовно-психологической сложностью темы? Не следует ли и нам начинать искать современные формы разговора и решения подобных проблем?

Ведь опыт католиков показывает, что отмолчаться не удастся. Политика умалчивания приведет к еще более серьезным последствиям.

Кто откроет этот серьезный и деликатный разговор? Здесь очень важен вопрос первенства. Светские журналисты-разоблачители, идеологи-пропагандисты или мы сами, как зрелые и опытные люди, наученные горьким опытом наших соседей-католиков, сделаем над собой усилие и вместо жестких порицаний и глухого замалчивания позволим себе эту новую, трудную, но своевременную речь?


Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Отец Сергий из Териберки: «У «Левиафана» должна быть вторая часть»

Интервью с настоящим священником из посёлка, упомянутого в фильме Андрея Звягинцева

«Ида» – фильм о Великой субботе?

Все участники разговора признавались, что фильм настолько их ошеломил, что начинать обсуждение сразу было невозможно

«Избави нас от лукавого»: Экзорцизм на грани фола

Этот фильм ужасов об изгнании бесов поругивают критики, но могут использовать проповедники