World Press Photo-2017: как новостные издания продают страх

|
Объявлены лауреаты World Press Photo 2017 — самой престижной ежегодной премии для фотожурналистов. Победителем конкурса стал фотограф Бурхан Озбилиджи, сделавший снимок убийцы российского посла Андрея Карлова. Об итогах премии мы говорим с Андреем Рогозиным - профессиональным фотографом и преподавателем, автором образовательных программ и статей по фотографии.
Андрей Рогозин. Фото: vk.com

Андрей Рогозин. Фото: vk.com

– Фотографией года стало фото Бухрана Озбилиджи, заснявшего момент убийства посла РФ в Турции Андрея Карлова. Каковы причины такого выбора на ваш взгляд? Фото действительно отражает проблемы современного мира или подобный выбор не этичен и, как усмотрели некоторые, это антироссийский выпад – поверженная Россия, лежащая на белом полу?

– Я бы не искал подтекста и не считаю, что это какая-то провокация или антироссийский выпад. Так можно и на полотенце, висящее на стуле, посмотреть и вывести из этого целую конспирологическую теорию. Дело, как всегда, не в картинке. Просто подобного рода терактов в обозримом прошлом не случалось. В последний раз что-то похожее было в начале XX века, когда убийство эрцгерцога Франца Фердинанда Гаврилой Принципом стало поводом для начала Первой мировой войны.

Так что выбор первого места премии продиктован тем, что это уникальное событие.

– Дали бы вы сами премию такой фотографии, которую многие уже назвали иконой терроризма?

– Сложно сказать, мое мировосприятие не совпадает с мировосприятием людей, которые сидят в жюри подобного конкурса. Но представим, что об этом событии бы написали хорошую, проблемную статью и присудили бы ей Пулитцеровскую премию. Мы же не будем говорить, что основание этой статьи не этично. Мне кажется, вопрос этики в данном случае не корректен. Это работа, это новость, она связана с, безусловно, важным международным политическим событием. Эта картинка уникальна. Вот за эту уникальность ей и дают первое место. Для меня это механический процесс.

283548

Фотография года: Мевлют Алтынташ после убийства посла РФ в Турции Андрея Карлова. Фото: Burhan Ozbilici / The Associated Press

– Основные темы фотографий-победителей в категории «проблемы современности» не изменились? Столкновения с полицией, война, смерть, бедность… почему столько негатива? Будто весь мир лежит во зле, но это же не так?

– World Press Photo дает премии за материалы в СМИ, которые связанны с культом Танатоса. Если мы сделаем шкалу от любви до смерти – от Эроса до Танатоса – и разложим по ней массовые издания – журналы, газеты, телевизионные каналы, – они распределятся довольно четко. Все Fashion-журналы, вся индустрия, связанная с модой, продает мечту, сказку, и это зона Эроса. А почти все новостные издания продают страх, потому что он действует сильнее – чисто на уровне нейрофизиологических реакций.

Человека гораздо проще испугать, чем обрадовать, страх держится гораздо дольше, это довольно сильный возбудитель и т. д. Газеты всегда гнались за тиражом, а тираж очевидным образом легче сделать на репортаже о том как Годзилла разрушил очередной мегаполис, а не о том как кто-то построил сто домов.

Не конкурс World Press Photo создал культ негативной картинки, но этот конкурс – прекрасная иллюстрация того, что в большинстве своем продают такие авторитетные новостные издания как «Stern», «Spiegel», «New York Times», «Chicago Tribune», «Известия» и т. д. Этот конкурс – очень показательная демонстрация того, что ценит пресса.

– Негатив растет от года к году или всегда так было?

– Нет, не растет. Просто старый World Press Photo отличался меньшей провокативностью изображений. И это объяснимо. Как и в любом долго длящемся детективном сериале, чтобы зрителю было интересно, крутость главного злодея должна расти. Даже если взять рассказы о Шерлоке Холмсе, герой начинает с расследований весьма местечковых убийств, а заканчивается все Мориарти и войной с Германией – уровень оппонента растет, потому что с одним и тем же оппонентом главному герою биться скучно.

Со страхом ровно также, если пугать человека в течение какого-то времени, а ничего страшного не происходит, он перестает бояться. Соответственно, надо пугать чуть более выразительно. Поэтому из года в год инструменты, с помощью которых пугают, становятся все более усиленными и изощренными. Это такой, к сожалению, естественный для сериального мышления способ обращения с реальностью.

«Забытые горы Судана», Эдриен Оганесян (США) Семилетний Адам Абдель получил серьёзные ожоги после того, как рядом с его домом в Бургу (провинция Центральный Дарфур, Судан) разорвалась бомба

«Забытые горы Судана», Эдриен Оганесян (США)
Семилетний Адам Абдель получил серьёзные ожоги после того, как рядом с его домом в Бургу (провинция Центральный Дарфур, Судан) разорвалась бомба

– В этом году тема беженцев представлена очень широко – победитель в номинации «Люди», «Срочные новости», «Новостная фотография». Именно фотография сделала очень много для переосмысления отношения к беженцам, как вы считаете?

– На мой взгляд телевидение сделало гораздо больше. Любой репортаж, длящийся хотя бы 15 минут, в котором эти беженцы живые, в динамике, оказывает воздействие на порядок более сильное, чем замороженные картинки.

Еще великий Роберт Капа – отец-основатель агентства «Magnum» и по большому счету военной журналистики, как только появилось телевидение, сказал, что новостная фотография перестала быть самым важным инструментом. И я с ним согласен.

– А есть фотографии-победители World Press Photo, которые действительно повлияли на какие-то события или на людей?

– Безусловно, и это та самая картинка, которая заняла первое место – момент убийства посла РФ в Турции. Она знаковая. Я не очень активно слежу за новостными лентами, и просмотрев всех победителей, могу сказать, что единственная картинка, которую я узнал, которую я видел – была эта. Чтобы узнать другие фото, надо, наверное регулярно следить за большим количеством новостных изданий. А это фото уникально.

– В числе победителей – четверо россиян (в категории «Повседневная жизнь» Елена Аносова заняла второе место за серию фотографий о жизни небольшого посёлка на реке Нижняя Тунгуска. В категории «События» второе место получил Сергей Пономарёв за фотографии, сделанные в Ираке. Фотограф Валерий Мельников стал победителем в категории «Долгосрочные проекты» за серию снимков, посвящённых событиям на Украине. В категории «Люди» третье место получила Кристина Кормилицына с фотографией, сделанной на Кубе). Как вы оцениваете работы соотечественников?

– Меня очень обрадовала эта новость, я не ожидал, что столько наших в финале. Это говорит о том, что наша фотожурналистика выходит из довольно затянувшегося упадка, появляются новые имена, новые лица, это очень здорово. Причем это не проекция старых паттернов из разряда: вот у нас так снимали в «Огоньке» 40 лет назад, и сейчас, снимая также, мы побеждаем. Нет, это современное видение, это современная школа, вполне актуальная и адекватная.

Лично мне, чисто в визуальном плане, больше всего понравилась фотография Елены Аносовой про медведя-шатуна. В ней меньше всего украшательства и очень хорошо передана атмосфера события. В остальных картинках я много где вижу декоративность, а здесь очень непосредственный взгляд.

Категория «Повседневная жизнь», второе место в номинации «Фотоистория». Шкура медведя-шатуна, напавшего на жителей дома на севере России. Медведь задрал сторожевых собак и проник в дом через окно. Семья забралась на крышу и до утра ждала спасателей Фото: Елена Аносова

Категория «Повседневная жизнь», второе место в номинации «Фотоистория». Шкура медведя-шатуна, напавшего на жителей дома на севере России. Медведь задрал сторожевых собак и проник в дом через окно. Семья забралась на крышу и до утра ждала спасателей
Фото: Елена Аносова

 

– Категория «люди» – о ком она? Кто сегодня герой в объективе? Можете ли составить общий портрет героя и как он трансформируется от года к году?

– В людях сегодня ищут либо символику, либо что-то странное. Первое место заняла история про то как потомки корейских эмигрантов в Мексике отмечают 90-летие одного из них. И что мы видим? Две спины в бассейне и стена. Второе место – «мучные войны», третье – американские регбисты.

Нас привлекают не страхом, а показывая какие люди странные. Обычных людей показывать не интересно, интересно показывать фриков, тех, кого мы не видим или не знаем. Так всегда было, ничего не изменилось. В журналистике ставят во главу угла новизну.

– Категория «Природа» – глоток воздуха. Что и как надо было снимать, чтобы победить? Правда ли, что фотографы месяцами сидят в кустах, на деревьях, в болотах или это необязательно, чтобы сделать шедевр?

– Да, здесь все зависит от работы фотографа. Снимать природу – работа адская. Есть какие-то редчайшие случаи, когда человек случайно делает удачную картинку: случайно остановился ночью в дороге, случайно взял с собой камеру и случайно сделал прекрасный кадр, но по факту это ситуация с миллионом обезьян и пишущей машинкой. А в реальности ничего не произойдет просто так. Это огромная работа, много, иногда тысячи часов, проведенных за наблюдением. Работа посложнее, чем настоящая охота, потому что получить картинку сложнее, чем подстрелить зверя.

Поэтому посвященность этой тематике требует огромного труда, большого набор специфических знаний и очень специфический набор фототехники.

Мне особо понравилось фото, занявшее третье место – совершенно шикарные лани на ночной прогулке.

А в World Press Photo этот вид фотографий попадает, так как во всех изданиях есть картинки выходного дня. Пять дней мы пугаем, а в выходные надо дать отдохнуть. Ведь если все время пугать, пугалка перестает работать. Поэтому в выходные мы показываем смешные картинки, развлекаем, немножко возвращаем чувство реальности и безопасности.

Категория «Природа», третье место в номинации «Фотоистория». Европейские лани на ночной прогулке Фото: Bence Máté

Категория «Природа», третье место в номинации «Фотоистория». Европейские лани на ночной прогулке
Фото: Bence Máté

– Какое фото-победитель произвело особое впечатление на вас? Что бросилось в глаза? Кому бы отдали первую премию и почему?

– Все фотографии очень типичные для последних 10-15 лет, и по стилю, и по технике. Но визуально мне понравилось фото в категории «Повседневная жизнь», первое место в номинации «Фотоистория» – «Парикмахерская в Гаване».

Очень живописная картинка в лучших традициях уличного жанра, с очень выразительными героями, очень красивая по цвету, со сложной композицией, похожая на живописные многофигурные классические работы.

Она рассказывает много интересного о людях, запечатленных на ней. Вот картинка с беженцами, барахтающимися в воде в спасательных жилетах, лично для меня менее информативна. В ней я вижу не человека, а существо, попавшее в ловушку. Мне это не интересно.

А здесь ты начинаешь смотреть на людей и думать: что он ел на завтрак? Где он спит? Как он воспринимает реальность вокруг себя? Что он думает? Что для него ценно? Меня эта картинка зацепила.

Но получить главный приз у нее не было никаких шансов. Степень проблемности в ней не зашкаливает, поэтому и провокации нет.

vvshkl8xj5bg6qixpgjmrg

Категория «Повседневная жизнь», первое место в номинации «Фотоистория». Парикмахерская в Гаване — снимок из серии «Куба на пороге перемен» Фото: Tomas Munita для The New York Times

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Снимок убийцы Андрея Карлова стал победителем World Press Photo 2017

Фотограф Бурхан Озбилиджи стал победителем престижного конкурса

Воцерковить фотографию?

Священник Игорь Палкин о фотоконкурсе фестиваля СМИ «Вера и слово»

Русский фотограф получил премию Пулитцера (фото)

Сергей Пономарев является одним из самых успешных молодых фотожурналистов современности

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!