10
Весь декабрь читатели Правмира отправляли нам свои рассказы о чудесах 2016 года, обыденных, жизненных, абсолютно реальных и в тоже время невероятных. Редакция отобрала 7 историй, и вплоть до Рождества мы публикуем каждый день по одной. Победитель конкурса Чудо-2016 увидит свое эссе на нашем портале 7 января.

Я хочу рассказать вам о нашем маленьком семейном чуде. Действительно маленьком – у Чуда режутся зубы, регулярно текут сопли и есть цель в жизни (засунуть в розетку вилку/ключи/ручку/пальцы, ну хоть что-нибудь).

Мы ждали это Чудо десять лет. Целых десять лет мы собирали в большую деревянную шкатулку справки, в которых было написано, что Чуда нам ждать больше не надо. И мы поверили этим справкам. Поверили очень солидным (и очень дорогим) врачам, выдававшим нам эти справки. Мы перестали ждать Чуда.

А потом мой муж меня удивил. Он сказал, что мы усыновим ребенка. Или удочерим. В крайнем случае – украдем. Из дома малютки. Ночью. Одевшись, как ниндзя из голливудских фильмом. И, как в песне поется, «лучше на пути не стоять…».

Оказалось, что на пути все-таки стоять собираются. Причем целая толпа народа. Возглавляемая сплоченным коллективом сотрудниц органов опеки и попечительства Невского Района Санкт-Петербурга. Тетенькам мы почему-то сразу не понравились. У нас однокомнатная квартира («У ребенка должна быть своя, отдельная комната!….»). Квартира куплена по ипотеке («Мы не уверены в вашей финансовой стабильности!»). Мы хотим именно усыновить ребенка, а не взять под опеку (финансовая поддержки государства – спасибо, справимся. Мы сами вам готовы за него платить. Каждый месяц, вплоть до его совершеннолетия). Мы не хотим абсолютно здорового, голубоглазого ангелочка с идеальным слухом и безукоризненной родословной.

Из последних двух пунктов почему-то был сделан вывод – мы люди безответственные, «эмоционально незрелые», и «странные какие-то, наверное, сектанты».

Далее подтянулись наши родственники. Преимущественно – дальние. Мы, грешным делом, с ними лично едва ли пару раз виделись. Но они почему-то посчитали своим долгом позвонить и в красках рассказать нам, как этот ребенок вырастет и обязательно нас зарежет. Потому что будет наркоманом. Или психом. Или проституткой. Или всем перечисленным одновременно.

Моя мама просто перестала со мной разговаривать. Бросила напоследок в телефон «если мое мнение вам не важно – больше мне не звони». И перестала брать трубку.

…Но вот за три месяца мы собрали все справки (что не судимы, что не психи, что ВИЧ нет и все руки-ноги на месте, что на работе нас характеризуют как самых пушистых на свете зайчиков). Были посланы в определенном направлении колонны родственников, коллег, соседей (и как только узнали!?)…

И как результат — мы получили направление в Школу Приемных Родителей (чему, кстати, жутко были рады). Перед школой мы решили съездить на несколько дней на море. Вдвоем. Как муж выразился «бобылями».

Вы знаете, я никогда не была религиозным человеком. Верующим – наверное, да, но воцерквленным – ни за что, я для этого слишком современная, рациональная и умная. Кандидат технических наук, оставьте себе свои мистические глупости.

В церкви я была, наверное, два раза: когда меня маленькую крестили и когда отпевали моего дедушку.

И там, на море, я зашла в церковь, наверное, в третий раз. Без платка. В белой мини-юбке.

Церквушка сиротливо жалась к смотровой площадке, где останавливались стаи экскурсионных автобусов. И я в нее зашла. Там зацепилась глазами за икону с изображением какого-то строгого седого дядьки. И впервые в жизни искренне стала молиться. Как-то по-детски расплакавшись. Размазывая по всему лицу старательно нанесенный макияж.

Я помню, о чем я молилась. Я просила стать мамой. Не забеременеть, не выносить и родить. А стать мамой, хорошей мамой. Для малыша, с которым я еще не знакома.

За окном отчаянно сигналил злой водитель автобуса. Муж, злясь, рыскал по рядам сувенирных палаток, ища меня где угодно, только не в церкви. А я молилась.

Потом муж спрашивал, что случилось, и кто меня обидел. Мы ехали в аквапарк, в который я так хотела попасть, и который вдруг стал для меня совсем неинтересен.

Мы вернулись в Питер через неделю.

Всю дорогу домой меня отчаянно тошнило, чего раньше за мной не водилось никогда. Потом я вдруг поняла, что мне жутко не нравится запах моих духов, а вот запах стирального порошка – прекрасен. Что самое вкусное в мире блюдо – рижские шпроты, политые клубничным вареньем. Вы, наверное, все уже поняли. А я вот два месяца понять не могла. Потому что у меня была большая шкатулка, а в ней много-много справок, утверждавших что Чуда быть не может. Потому что за десять лет мы устали ждать Чудо. И больше в него не верили…

А чудо, оказывается, сидело у меня под сердцем. Требовало шпрот с вареньем, стирального порошка Tide для белого и спать как минимум 20 часов в сутки. И я уверена – хихикало. Вот прямо как сейчас, подкрадываясь с ключами к розетке в коридоре.

Так что мы в Чудо теперь верим. И в Бога тоже. У нас, современных и рациональных, есть доказательства.

Р.S.: От идеи усыновления мы не отказались. Взяли небольшой тайм-аут, пока старший не пойдет в садик. Но мы обязательно заберем своего младшего/младшую. Нам стыдно, что задержались, что заставляем столько ждать себя того, второго, с которым мы пока не знакомы.

P.P.S.: «Строгий седой дядька» с иконы оказался Николаем Чудотворцем, его икона висит над кроваткой моего Чуда. Чудо, кстати, назвали Олег.

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.