Отклик на статью Ирины Лукьяновой Новые жестоковыйные

Марина Андреевна Журинская. Фото Юлии МаковейчукТекст Ирины Лукьяновой хорош как минимум в двух отношениях. Во-первых, он правдив и точен, — я бы сказала, хирургически точен. Во-вторых, можно с радостью удостовериться в том, что здравомыслящие люди обнаруживаются в довольно приличных количествах и вполне могут рассматриваться не как затерявшиеся одиночки, а как существенная группа. А в третьем отношении текст создает смысловое пространство, в котором легко ориентироваться и хочется существовать.

Пример такого «существования» — то, что я смогла сложить два и два. Полученную четверку даже захотелось показать.

И. Лукьянова не рассматривает действительно удручающее количество абортов как некий изолированный факт. Как-то у нас все больше говорят о недопустимости абортов, а не о причинах. Нет-нет, я не собираюсь утверждать, что нужно, понявши, простить. Я просто хочу сказать, что ежели понять, то можно прикинуть. что здесь делать-то, — не бегать же по улицам с криками и плакатами, в самом-то деле.

Очень часто в качестве главной причины называется гедонизм. Спору нет, это весьма существенный фактор в обществе потребления. Но я что-то не слышала ничего сколько-нибудь серьезного в качестве противопоставления, кроме того, что это все зараза проклятого и коварного зарубежа. А вот голоса, утверждающие, что народ в Церкви уже отнюдь не бедный, а посему неча, раздаются довольно внятно. Но для детей нужны даже не столько деньги, сколько место в доме. И не надо говорить, что есть помощь, есть программы для молодых семей. Они, конечно, есть, но с большими ограничениями. Простой пример: для того, чтобы молодая семья получила поддержку московского правительства, у обоих ее членов должен быть некий стаж московской проп… пардон, регистрации. А то, что когда будет стаж, семья уже не будет молодой, никого не волнует. Да и поддержка-то не очень соответствует реальным нуждам. И если сравнить пресловутый материнский капитал с ценами на жилье (уже не только в Москве), то лучше не сравнивать. И вот, православная семья живет в квартире (квартире!) площадью 18 кв. метров, и у них пятеро детей. Комментировать?

Да-да, я читала, что младенческая смертность — явление отрадное, ибо увеличивает число праведных душ в раю, но больше я этого читать не хочу.

И вот когда Ирина Лукьянова простыми словами говорит о зашкаливающей ненависти, можно понять: многие глупые девчонки просто-напросто боятся рожать вне брака, потому что боятся не материальных трудностей, а того шквала злобы и презрения, который на них обрушится (да и на дитя, кстати).

Так вот. Пока что церковная борьба с абортами сводится к разъяснению греховности убийства ребенка во чреве матери. Это правильно, но недостаточно. Кое-где старательно организуется какая-никакая материальная помощь, и это хорошо. Бывает, что предлагается и помощь моральная, даже вплоть до умягчительных разговоров с родителями грешницы, и это прекрасно. Но нельзя же приставить к ней на несколько лет охрану, чтоб оберегала от обижающих вокруг!

А ведь нужно совсем немножко. Я знала женщину, которая была счастлива оттого, что ее 16-летняя дочка, забеременев, не стала делать тайный аборт, а призналась маме. И мама простила и пожалела, и поговорила с виновником торжества (он был постарше) и с его родителями, и поженили грешников, и родился сыночек. В роддоме только вот ее сильно обижали…

Так что без горячей проповеди о недопустимости ненависти и об умножении добра «борьба» с абортами обречена на неуспех. Кто-нибудь сомневается?

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: