В Интернете опубликовано коллективное письмо Святейшему Патриарху Кириллу. Авторы и подписавшие письмо призвали Предстоятеля своей Церкви обратиться к представителям государственной власти с просьбой о помиловании участниц группы Pussy Riot. В письме подчеркивается, что авторы и подписавшие — верные чада Русской Православной Церкви, а их письмо представляет собой «внутрицерковное дело».

Комментирует инициатор написания обращения — Александр Кравецкий, кандидат филологических наук, руководитель Центра по изучению церковнославянского языка Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН.

Сама акция панк-группы «Pussy Riot» в храме Христа Спасителя, естественно, никаких симпатий у меня не вызывает, и я не считаю, что устраивать подобные перфомансы — право каждого гражданина. После того как состоялось это выступление, лично для меня стало невозможным дальнейшее участие в протестном движении… Потому что все это мило, но как только движение стало приобретать антицерковный характер, оно потеряло для меня всякий смысл.

Высказывания многих православных о «Pussy Riot», которые появляются сейчас в средствах массовой информации, как правило, достаточно жесткие. Мне хочется, чтобы громче прозвучала другая позиция.

Суть нашего обращения в двух словах такова. Да, мы считаем выступление панк-активисток полным безобразием, которое достойно наказания. Но наказание наказанием, а милосердие милосердием. Понятно, что на свободе я им руки не подам. Но это не мешает мне по мере сил способствовать тому, чтобы они оказались на свободе.

Мне все время хотелось, чтобы такое письмо сделал кто-то другой. Обращение Лидии Мониавы было написано от имени людей доброй воли, то есть, фактически, непонятно, от кого. Эмоционально оно было хорошим и правильным, но сам текст меня не устраивал, хотя я его и подписал тогда. Другое письмо — правозащитное, составленное, кажется, Людмилой Алексеевой, было для меня категорически неприемлемо.

Вот, я все ждал-ждал, чтобы это сделал кто-то еще, но, как говорится, когда книги нет, приходится писать ее самому. Стимулом стало еще и интервью Александра Архангельского, в котором он заметил, что хорошо бы, чтобы православная общественность взяла участниц панк-молебна на поруки.

Я был бы очень рад, если бы священноначалие от лица Церкви призвало суд к милости.

Если нет — так нет. Решать это не мне, но думаю, нельзя молчать о том, что среди людей, окормляемых Московской Патриархией, есть и те, кто призывает к милости.
Подписать письмо можно здесь.

PS. Уже после того, как это интервью было записано, я получил письмо от женщины, желающей поставить свою подпись. Вот что она пишет: «Со мной недавно произошел такой случай: один почтенный журнал поместил мою фотографию у Таганского суда с подписью, где я характеризовалась как «оскорбленная прихожанка», т.к. я стояла с ИКОНОЙ! Понимаете? Икона в руках для общества сейчас — это признак призыва к расправе!! Не знаю как Вам, а мне не по себе от таких ассоциаций. И винить, по-моему, нам тут некого, кроме самих себя)».

Читайте также:

Прот. Владимир Вигилянский о письме в защиту панк-активисток: Поучение и наставление Патриарха в христианской нравственности есть дерзость

Непогрешимость общественности

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: