Анна Сонькина

Анна Сонькина

Врач-педиатр (РГМУ), стипендиат Pediatric PainMaster-Class Института паллиативной педиатрии Миннеаполиса, США (2011), выпускница диплома паллиативной медицины (Diploma in Palliative Medicine) Кардиффского Университета, Великобритания (2012), участник интенсивного курса по биоэтике «Suffering, Death and Palliative Care» университета Erasmus Mundus, Голландия (2011). Медсестра Первого Московского Хосписа (2003–2006), врач-консультант по паллиативной помощи фонда «Подари Жизнь» (2008–2011), научный сотрудник отделения паллиативной помощи детям НПЦ Медпомощи детям (2011), в настоящее время — врач-консультант по паллиативной помощи православной службы «Милосердие»

Мама, а я умру?
Помню одну маму, которая лежала в больнице с ребенком лет семи. Она поймала меня в коридоре: 'Сын спросил меня про похороны! Спросил что будет, когда он умрет!' Услышав вопрос, она не нашлась что ответить.
Мифы о детской боли
Удивительно, но многим кажется, что маленькие дети вообще не способны не испытывать боли. Многие считают, что дети способны привыкнуть к боли. Это тоже неправда. Важно понимать, что боль у детей, как и у взрослых, — очень тяжелое состояние.
Муковисцидоз: право на лечение и отказ от него
Паллиативная помощь по своей сути - про память смертную. Она о том, чтобы помнить, что смерть неизбежна, и что нужно постепенно к ней готовиться.
Доступ родных к умирающим: искать не виноватых, а консенсус
Поэтому нет однозначного ответа: сделать что-то – и настанет счастье. Предстоит большая работа. Здорово, что эта тема всплывает периодически, и есть у людей возможность задуматься. Нужно работать дальше.
Вопросы о смерти – это вопросы о жизни
Не может человек обрекать другого на страдания. Но при этом мы должны уважать выбор человека, если он сам себе их страдания выбирает, и такие случаи бывают: иногда люди отказываются от обезболивания и выбирают боль. Но кто готов обречь на боль другого?
Анна Сонькина: Как жить с диагнозом (+Видео)
В реакции людей на диагноз часто приходится видеть неуверенность, некую оглядку на грани стыда: «А правильно ли я реагирую? Какие чувства положено испытывать в таких случаях?» Особенно это видно в ситуации, когда родители узнают диагноз своего ребенка.
Если бы в нашей стране была возможна паллиативная помощь…
Когда позвонила мама, она не знала, как представиться: 'Ну в общем… Вы у нас были… у нас девочка…' Конечно, сразу вспоминаю я по голосу, девочка неполных двух лет. Диагноз — острый лейкоз
Жить до конца
В России детям негде умирать. Вымолвить такое — непосильно, осознавать — нестерпимо, тема изначально табуирована, но это факт. У неизлечимых детей должно быть место, где они смогут умереть, не испытывая мучительных болей, на которые они обречены, если останутся дома.