Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня

Протоиерей Димитрий Дудко

Протоиерей Димитрий Дудко

Священник Дмитрий Дудко родился 24 февраля 1922 года в деревне Зарбуда Брянской области в семье крестьянина. В 1937 году, когда Дмитрию было всего 15 лет, власти арестовывают его отца за отказ вступить в колхоз. Мать остается с тремя маленькими детьми фактически без средств к существованию и возможности получить их. Кое-как перебиваясь, семья доживает до 1941 года и сразу попадает «из огня да в полымя» — в фашистскую оккупацию, длившуюся почти два года. В 1943 году, после отхода немцев, Дмитрия призывают в Красную Армию и слабого, необученного сразу направляют на фронт. Через год, после ранения и тяжелого воспаления в связи с болезнью тифом, его комиссуют из армии.

В 1945 году Дмитрий поступает в Московскую духовную семинарию, по окончании которой в 1947 году его переводят в Московскую духовную академию. Однако уже через полгода, 20 января 1948 года, его арестовывают и осуждают по статье 58-10 УК РСФСР (антисоветская агитация и пропаганда) к десяти годам лагерей с последующими пятью годами поражения в правах. Лишь через восемь с половиной лет, в 1956 году, его освобождают из заключения и с большими проволочками восстанавливают слушателем академии, которую он заканчивает в 1960 году. После окончания его рукополагают в священники и назначают служить в московский храм Петра и Павла, который, однако, в 1963 году был взорван, явив собой очередную жертву новой волны оголтелых гонений на религию со стороны якобы «обновленной» власти под водительством Хрущева. Отца Димитрия переводят в храм Святителя Николая, что на Преображенском кладбище.

В 1973 году о. Димитрию вообще запрещают служить «за нарушение церковной дисциплины», ибо он, перешагнув рамки дозволенного, «затеял беседы с народом». Но спустя четыре месяца запрещение было снято, и он был направлен священником в Орехово-Зуевский район Московской области в храм Великомученика Никиты. Спустя некоторое время о. Димитрий попадает в автомобильную катастрофу, в результате чего у него оказываются перебитыми в коленях обе ноги, задето легкое. Приговор врач гласил: на ноги больше не встанет, в лучшем случае — костыли, о службе больше нечего и думать. Тем не менее после «чудесного» (по его словам) излечения уже через пять месяцев о. Димитрий приступает к службе в храме СмоленскоТребневской иконы Божией Матери в с. Гребнево Московской области. Через пять лет, 15 января 1980 года, его опять арестовывают и уже по «обновленной» 70 ст. УК РСФСР обвиняют в антисоветской деятельности. То был пик брежневско-андроповского витка спиралевидного развития развитого социализма, объявленного застоем — ни больше ни меньше. Одно в этом «классическом» опреде лении не вызывает сомнения: не было застоя в изощренности издевательств и пыток над душами людей, не застоялся страх в сознании десятков миллионов людей. При аресте у о. Димитрия канула в небытие годами собранная большая личная библиотека. Среди конфискованного — последняя рукопись работы «Каким языком говорить с современным миром», так и не возвращенная до сих пор… Полтора месяца о. Димитрий не разговаривал со следователями вообще, пять месяцев просидел в следственном изоляторе КГБ, и лишь через год и пять месяцев дело было прекращено и закрыто.

Так или иначе, но в сентябре 1980 года о. Димитрий начал служить в храме Владимирской Иконы Божией Матери в селе Виноградове Московской области. Спустя четыре года, перед Всемирным фестивалем молодежи и студентов, скитаниям его суждено было продолжиться: то ли боясь возможных «контактов» с иностранцами, то ли обучась превентивным «прозрениям» грядущих желаний «светских» властей, церковные власти отправили его сельским священником в село Черкизово (4 часа езды), где он и служил по сей день.

Деятельность о. Димитрия очень многогранна: он и священник, и духовник очень большого числа духовных чад, и организатор постоянных христианских чтений и собеседований, обществ трезвости, и вдумчивый проповедник и писатель. Значительный духовный опыт, огромный опыт общения с людьми о. Димитрий запечатлел во множестве изданных и неизданных работ. Имя его очень известно на Западе: восемь его книг издано там и переведено на многие языки. Сами названия этих книг говорят о многом: «О нашем уповании. Беседы», «Верю, Господи», «Воскресные собеседования», «Вовремя и не вовремя», «Враг внутри», «Премудростью вонмем», «Потерянная драхма», «Литургия на Русской Земле».

Мариино стояние
Помощь Божия — это не то, что Бог за нас будет делать, как утверждает народная молва. Бог помогает тем, кто сам делает
Радоница: Умереть – это ненормально
Сегодня Радоница. Радоница — радоваться. С приветствием «Христос воскресе» мы обращаемся ко всем усопшим. Или так образно выразиться, мы как бы сходим в ад, чтоб известить пленников, чтобы со всеми умершими заговорить человеческим языком.
Вечеря Царствия
Великий четверток, великий четверг, воспоминание Тайной вечери. Прими, Господь, нас как причастников.
Подвиг любящего сердца
Женщина возливает миро Тому, Кто пойдёт на распятие - что может быть выше этих святых чувств, когда хотят проявить любовь к идущему на муки?
За страданиями – радость
Не напрасны страдания Христовы, не напрасны и наши страдания. За страданиями ждёт нас радость. Только страдая, надо просвещаться светом Христовым, стараться делать всё, что даёт нам право на вечную жизнь. Се Жених грядет...
Если бы Господь прошел сегодня по нашим улицам. Вербное воскресенье
Приветствовали ли бы мы тогда Господа или оглядывались бы по сторонам, как посмотрит на нас безбожный мир? Не гордись тем, что тебе кажется — приветствовали бы. Вспомни, как иногда стесняешься открыто перекреститься, сказать о Боге, по­стоять за свои убеждения верующего, это значит, что ше­ствие Господа по нашим улицам — проверка наша на го­товность...
Вторая половина Великого Поста
Смирение в нашу душу проводит благодать Божию, прежде всего на терпение, терпеливо проходить свой путь. Всякое раздражение, укорение, гнев, на кого бы то ни было, осуждение, ропот должны быть исключены. И за терпением придёт к нам любовь.
Вход Господень в Иерусалим
О чём говорит нам Вход Господень в Иерусалим? Посмотрите вот на свои ветви в руках, что они для нас значат. Христос идёт. Для современных людей, привыкших разъезжать на всяких удобных машинах, въезд на осле может показаться даже смешным, мы гордимся своим удобством, из-за этого удобства портим братские отношения меж собой.