Врач и учитель Сакена Якуби родилась в Афганистане, а высшее образование получила в Америке. Но на ее родине сотни девочек и женщин не умели читать и писать, а также не могли сами зарабатывать на жизнь. Сакена решила это исправить, и поехала в лагерь для беженцев — лечить и преподавать. Ей удалось открыть школы в Пакистане, которые едва не уничтожили талибы. Учительнице удалось выжить и преподавать уже тайно. На TED Talks она рассказала, как образование меняет людей и их жизнь.  

Я родилась в семье из среднего класса. Моему отцу было пять лет, когда умер его отец, но к тому времени, когда родилась я, отец был уже бизнесменом. Для него не имело значения, были его дети мальчиками или девочками, они должны были ходить в школу. Так что, я думаю, мне повезло.

У моей мамы было 16 беременностей. Выжило только пятеро детей. Вы можете представить, через что я прошла, будучи ребенком. День за днем я наблюдала, как женщин уносили на кладбище, или видела, как на кладбище уносили детей.

Заканчивая среднюю школу, я очень хотела быть врачом, чтобы помогать женщинам и детям. Я закончила учебу, но хотела поступить в университет. К сожалению, в моей стране не было студенческих общежитий для девочек. Меня приняли в медицинский институт, но я не могла его посещать. В результате отец отправил меня в Америку.

«Кому нужна была эта ваша война?» Воспоминания афганца
Подробнее

Пока я получала образование, в мою страну вторглись войска. Во время учебы я не знала о том, что происходит с моей семьей или моей страной. Я не знала об этом целые месяцы, годы. Моя семья находилась в лагере беженцев. Так что, как только я закончила учебу, я привезла свою семью в Америку. Я хотела, чтобы они были в безопасности.

Но где было мое сердце? Мое сердце было в Афганистане. День за днем, когда я слушала новости, когда отслеживала, что происходило с моей страной, мое сердце разбивалось. Я очень хотела вернуться в свою страну, но в то же время понимала, что не могу поехать туда, потому что мне там было не место.

У меня была хорошая работа. Я была профессором в университете. Я зарабатывала хорошие деньги. У меня была хорошая жизнь. Со мной рядом была семья. Я могла жить с ними. Но я не была счастлива. Я хотела вернуться домой.

Что я узнала о людях в лагере беженцев

Когда я приехала в лагерь беженцев в Пакистане, там было 7,5 миллионов беженцев. 7,5 миллионов человек. Около 90% из них были женщины и дети. Большинство мужчин были убиты или же участвовали в войне.

И вы знаете, в лагере беженцев, когда я проводила ежедневные опросы, я видела такое, что вы даже не можете себе представить. Я увидела вдову с пятью или восемью детьми, которые сидели и плакали, не зная, что делать дальше. Девушку, у которой не было ни возможности уехать куда-либо, ни образования, ни развлечений, ни даже места для жизни. Я видела молодых ребят, которые потеряли своих отцов и свои дома, но при этом обеспечивали семью, будучи 10–12-летними мальчишками; они были главами семей, пытавшимися защитить своих матерей, сестер и их детей.

«Хочу, чтобы дети не потерялись в жизни». Что учитель с дипломом ВШЭ делает для школы в умирающем селе
Подробнее

Ситуация была просто бедственная. Мое сердце болело о моих людях, а я не знала, что делать. В тот момент меня охватил некий порыв. Тогда я задумалась, что могу сделать для этих людей? Как я могу им помочь? Я одна. Что я могу для них сделать?
В тот момент я знала, что образование изменило мою жизнь. Оно изменило меня. Оно дало мне статус, уверенность, карьеру. Оно помогло мне обеспечить семью, привезти их в другую страну, быть в безопасности. Я поняла, что в данный момент то, что я должна дать своим людям, — это образование и медицинскую помощь, и я последовала этому зову.

Но вы думаете, это было легко? Нет, потому что в то время образование было абсолютно запрещено для девочек. Также из-за вторжения войск в Афганистан люди никому не доверяли. Было очень тяжело прийти и сказать: «Я хочу сделать вот это». Кто я? Кто-то, кто приехал из США. Кто-то, кто получил здесь образование. Доверяли ли они мне? Конечно, нет.

Поэтому мне действительно нужно было заслужить доверие в этом обществе. Как я собиралась сделать это? Я ходила, осматривалась и наблюдала. Я расспрашивала. Наконец я нашла одного человека. Ему было 80 лет. Он был муллой. Я пошла в его палатку в лагере и сказала ему: «Я хочу сделать вас учителем». Он посмотрел на меня и ответил: «Сумасшедшая женщина. Ненормальная. Как, по твоему мнению, я могу быть учителем?» И я сказала ему: «Я сделаю вас учителем».

В конце концов он принял мое предложение, и когда я начала занятия на его территории, новость об этом распространилась повсюду. Всего за один год было создано 25 школ, 15 000 детей ходили в школу, и это было потрясающе.

Конечно, мы сами проделывали всю работу, мы обеспечивали подготовку учителей. Мы проводили обучение по правам женщин, правам человека, демократии, нормам права. Мы проводили разные виды обучения.

«Школы запрещены для девочек!»

Я расскажу вам, что произошло однажды, когда я была в офисе в Пешаваре, городе в Пакистане. Я вдруг увидела, как сотрудники бегут в комнаты, запирают двери и говорят мне: «Бегите, прячьтесь!» Как лидер, что вы делаете в такой ситуации? Вы напуганы. Вы понимаете всю опасность ситуации. Вы понимаете, что на кону ваша жизнь. Но как лидер, вы должны держать себя в руках. Вы должны держать себя в руках и проявить силу.

Я спросила: «Что происходит?» Мой офис стал наполняться людьми. Я пригласила их войти. Они вошли, их было девять человек — девять талибов.

Мой отец был бандитом, и в школе считали — у меня ничего не выйдет. Но я выросла и стала учительницей
Подробнее

Они выглядели зловеще, в чёрной одежде, черных чалмах, и все столпились в моем офисе. Я предложила им сесть и выпить чаю. Они отказались. Они не собирались пить чай. И, конечно, учитывая тон, с которым они говорили, было очень страшно, я буквально тряслась. Но одновременно держала себя в руках.

Они спросили меня: «Чем вы здесь занимаетесь? Разве вы не знаете, что школы запрещены для девочек? Что вы здесь устроили?» Знаете, я просто посмотрела на них, и сказала: «Какая школа? Где вы видите школу?»

Они посмотрели мне в лицо и сказали: «Вы обучаете здесь девочек». Я сказала: «Этот дом принадлежит одному человеку. Некоторые ученики приходят сюда и изучают Коран, Священную книгу. Как вы знаете, в Коране говорится о том, что если женщина будет изучать Коран, то она сможет быть хорошей женой и будет слушаться своего мужа».

К этому времени они начали разговаривать на пушту. Они поговорили друг с другом, а потом сказали: «Пойдемте, оставьте ее, с ней все нормально». На этот раз я снова предложила им чай, они сделали пару глотков и ушли. После случившегося сотрудники прибежали ко мне в офис. Они были до смерти напуганы. Они не понимали, почему меня не убили. Они не знали, почему эти люди не забрали меня. Но все были счастливы видеть меня. Конечно, я тоже была счастлива тому, что осталась в живых.

С детства они держали в руках оружие

Мы также продолжили проводить обучение после падения режима «Талибан». Конечно, время правления талибов — это другая история. Мы ушли в подполье и преподавали 80 школьницам, всего у нас было 3 000 учеников, и мы продолжали проводить подготовку.

После падения режима талибов, мы вернулись в страну и стали открывать одну школу за другой. Мы открыли центр обучения женщин. Мы постоянно открывали больницы. Мы работали с матерями и детьми, проводили обучение по репродуктивному здоровью, проводили все виды обучения, которые можно себе представить. Я была очень счастлива. Я была довольна результатом своей работы.

“Задача родителей и учителей — устареть”. Почему Илон Маск ненавидел школу и причем тут самостоятельность
Подробнее

Однажды с четырьмя преподавателями и одним телохранителем я ехала на север Кабула, когда нас вдруг снова остановили посреди дороги 19 молодых людей. На их плечах висели винтовки, они перегородили дорогу. Я спросила у водителя: «Что происходит?» Водитель ответил: «Я не знаю». Он спросил об этом у них. Они сказали: «Нам нет дела до тебя». Опять позвали меня по имени. Сказали: «Нам нужна она». Мой телохранитель вышел из машины, сказал: «Я могу вам ответить. Что вам нужно?» Они ответили: «Ничего», и позвали меня.

К этому моменту женщины пронзительно кричали в машине. Меня всю трясло, я сказала себе, что это конец. На этот раз нас всех убьют. У меня не было сомнений на этот счет. Однако наступает момент, когда вы наберетесь силы от того, во что вы верите, и того, что делаете. Это в вашем сердце. Вы верите в свою значимость и можете идти вперед благодаря ей.

Я просто держалась за край машины. Мои ноги дрожали, я вышла из машины и спросила: «Чем я могу вам помочь?» Знаете, что они мне ответили? Они сказали: «Мы знаем, кто вы. Мы знаем, куда вы едете. Каждый день вы едете на север города, а потом обратно. Вы обучаете женщин, преподаете им, а ещё вы даете им возможность работать. Вы даёте им навыки. Как насчет нас?»

«А как же мы? Что делать нам?» Я посмотрела на них и сказала: «Я не знаю».

Они сказали: «Хорошо. Единственное, что мы можем, что мы умеем с самого рождения — это просто держать в руках оружие. Это все, что мы знаем». Вы понимаете, что это значит. Конечно, это ловушка для меня. Я стала уходить оттуда. Они сказали: «Мы отпускаем вас, идите». Я открыла дверь машины, села и сказала водителю: «Разворачивайтесь, мы возвращаемся в офис». В то время мы оказывали поддержку только девушкам. У нас были деньги только на то, чтобы обучать женщин, отправлять их в школу — и ничего более.

Когда я вернулась в офис, мои преподаватели, конечно же, ушли. Они убежали домой. Никто не остался там. Мой телохранитель был единственным, кто остался. Я практически потеряла голос. Я была потрясена. Я села за свой стол и спросила себя: «Что же мне делать? Как мне решить эту проблему?» У нас уже был запущен процесс обучения на севере города. Сотни женщин приходили туда на обучение.

«Писать письма своим детям – вот о чем я мечтала». В Южной Корее бабушки ходят на уроки вместе с внуками
Подробнее

Я сидела в офисе, и вдруг настал момент… решающий момент. В это мгновение позвонила замечательная женщина, финансирующая нас, чтобы узнать об отчете. Она спросила: «Сэкина?» Я ответила ей. Она сказала: «Это не вы. Что с вами?» Я ответила: «Ничего», пытаясь скрыть случившееся. Но что бы я ни говорила, она мне не верила и снова спросила меня: «Так, скажите мне, что происходит?» Я рассказала ей всю историю. Тогда она сказала: «Хорошо, в следующий раз вы поедете и поможете им. Вы им поможете».

Когда два дня спустя мы поехали той же дорогой, их там уже не было. Они были немного дальше, все те же парни стояли, держа в руках оружие. Они указали на нашу машину, чтобы мы остановились. Мы остановили машину. Я вышла, сказала им: «Пойдемте со мной». Они сказали: «Хорошо». Тогда я предупредила: «С одним условием — вы принимаете все, что я вам скажу». Они согласились.

Я привела их в мечеть. Короче говоря, я сказала, что предоставлю им учителей. Сегодня они лучшие ученики. Они учат английский язык, они учатся тому, как быть учителями, они изучают компьютеры и они — мои советчики. В каждый район, неизвестный нам, в горные районы, они отправляются со мной. Они идут впереди, а мы идем следом. Они защищают нас.

Образование меняет нас

Это говорит о том, что образование меняет людей. Когда вы даете людям образование, они становятся другими. Мы не можем обучать только женщин, забыв о мужчинах, потому что мужчины — тоже реальные люди.

Итак, мы начали обучать мужчин, потому что они должны знать потенциал женщин, знать, насколько эти женщины способны выполнять ту же работу, что и они. Мы постоянно обучаем мужчин.

Я живу в стране, которая когда-то была красивой. Я просто хочу поделиться этим с вами. Это была прекрасная страна, красивая, мирная. Мы ездили повсюду. Женщины получали образование: становились юристами, инженерами, учителями. Мы ходили из дома в дом. Мы никогда не запирали двери.

Но вы знаете, что произошло с моей страной. Сегодня люди не могут спокойно выйти из дома, не опасаясь за свою безопасность. Мы хотим видеть Афганистан таким, каким он был раньше.

Я хочу рассказать вам о другой стороне. Сегодня женщины Афганистана трудятся очень, очень усердно. Они получают ученые степени. Они учатся, чтобы быть юристами. Они учатся, чтобы быть врачами. Они учатся, чтобы быть учителями, они управляют бизнесом. Это так прекрасно — видеть, как люди раскрывают свой потенциал и реализуют свои планы.

Я хочу поделиться этим с вами из любви, из чувства сострадания, из доверия и честности. Если в вас есть это, то вы многого добьетесь. У нас есть поэт Мавлана Руми. Он сказал, что проявляя сочувствие и испытывая любовь, вы можете завоевать мир. Я говорю вам, что мы сделали это. И если мы смогли сделать это в Афганистане, то я уверена на сто процентов, что каждый сможет сделать это в любом уголке мира.

Большое спасибо.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.