Деревянная скульптура – особенное явление православного церковного искусства. Когда мы говорим об иконе, традиционно замечаем, что ее язык иной, не такой, как у реалистической картины, что живет она по законам мира Горнего, а не профанного. Как быть со скульптурой, которая сама по себе, как вид изобразительного искусства, все-таки строится по законам реального мира?

Но и перед скульптурами молились верующие, причем не только начиная с XVII века, когда в церковном искусстве стало очевидным влияние искусства западноевропейского – в Третьяковской галерее находится образ святителя Николая – «Никола Можайский», который датируется XIV веком.

Традиция православной иконы, народного творчества, элементы западноевропейского искусства – обо всем этом вспоминаешь, когда смотришь на скульптуры, представленные в коллекции Пермской художественной галереи.

Скульптуры коллекции датируются не ранее чем XVII веком, как говорит Ксения Зубакина, хранитель коллекции деревянной скульптуры, это связано с поздним этапом христианизации и заселения русскими территорий края. Есть косвенные упоминания в источниках о деревянных скульптурах святых в пермских церквях в XVI веке, но эти памятники не сохранились. 

Образ святителя Николая

Один из традиционных образов, который любили создавать мастера деревянной скульптуры – святитель Николай. Причем изображали святого чудотворца в особой иконографии с мечом и храмом в руках. Такой извод называется «Святитель Николай Можайский» или «Никола Можайский».

По преданию, появление этого образа связано с чудесным избавлением Можайска от врагов. В XIII или XIV веке верующие молились в храме святителю Николаю, чтобы тот помог спасти город от осаждавшего его войска, как считают, татаро-монгольского. И, по молитвам, верующим было видение святителя – в одной поднятой руке он держал меч, словно защищая город, в другой – град Можайск, словно сохраняя его. Такой образ потом сделали можайские мастера из дерева, град в руке святителя порой изображается в виде храма или просто некоего строения.

Св. Николай Можайский

– В XVI веке и позднее подобная иконография распространялась в разных регионах в России, в том числе в Пермском крае, – рассказывает Ксения Зубакина. – Если говорить о нашей коллекции, то самые ранние памятники – это как раз образы Николая Можайского, которые датируются рубежом XVII – начала XVIII века. Это могли быть большемерные скульптуры в человеческий рост, камерные скульптуры высотой 40-50 сантиметров. Но особенность и тех, и других – все они были рассчитаны на фронтальный обзор и помещались в киоты. Даже для большемерных изображений создавались киоты со створками, створки большую часть времени были закрыты и открывались лишь на время богослужения. Большинство киотов не сохранилось.

Св. Николай. Фрагмент

Ранние памятники созданы именно в иконописной традиции, они очень цельные, лаконичные, выполненные в нескольких плоскостях. В них нет движения, объема, который присутствует в скульптурах в XVIII-XIX веке, нет мелкой проработки ткани, драпировки, волос, тела. Подробности добавляются с помощью росписи: складки, волосы на голове, морщины на лице.

Святая мученица Параскева Пятница

Святая Параскева Пятница – одна из почитаемых народом святых, и ее скульптуры часто ставились в сельских или в деревенских храмах.

– Но если изображений святого Николая у нас достаточно много, – говорит Ксения Зубакина, – то святая Параскева – одна на всю коллекцию, что, в общем-то, странно: ей посвящались в нашем регионе храмы, часовни, ее именем назывались родники. Памятник, который дошел до нас, происходит из церкви старинного села Ныроб – это практически самый север Пермского края. Там сохранилась церковь святого Николая, до сих пор действующая, с древней каменной резьбой, даже с фрагментами сохранившихся росписей внутри. И именно в пространстве этой церкви существовала резная икона святой Параскевы. Это не круглая скульптура, а резное изображение на доске, киотная вещь. Параскева Пятница изображена с предстоящими Варварой и Екатериной. 

Параскева Пятница. Фрагмент

Параскева Пятница представлена в традиционной иконографии – о ее мученичестве говорят красные элементы одеяния, на ее голове – корона как венец мученичества, в одной руке – крест, в другой – развернутый свиток, на котором читается текст Символа веры: «Верую во единаго Бога Отца Вседержителя…»

Христос в темнице

Иконография «Христос в темнице» явно связана с Ecce Homo (с лат. – «Се Человек»), отсылающей нас к евангельскому рассказу: «И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу, и говорили: радуйся, Царь Иудейский! и били Его по ланитам. Пилат опять вышел и сказал им: вот, я вывожу Его к вам, чтобы вы знали, что я не нахожу в Нем никакой вины. Тогда вышел Иисус в терновом венце и в багрянице. И сказал им Пилат: се, Человек!» (Ин. 19: 2-5).

Образ, созданный Самим Христом. Читаем иконы с академиком Алексеем Лидовым
Подробнее

Пример такой иконографии мы видим в картине Караваджо (ок. 1605 года), в более расширенном варианте – в картине Иеронима Босха (1500). Если в таких вариантах Христос изображается не Один, с гонителями, несколькими или целой толпой, то в близкой иконографии «Муж скорбей» (латинское название Vir dolorum) Спаситель представлен в терновом венце, в багрянице, но в одиночестве (иногда с Ним изображают двух ангелов), оставленный всеми, в ожидании казни…

– В пермской коллекции этот сюжет был значительно видоизменен, – говорит Ксения Зубакина. – Местная скульптура – это свободные вариации на тему. Например, на пермских скульптурах нигде нет багряницы, хотя в других музеях я видела скульптуры Христа из других регионов в багрянице.

Христос в темнице

Также мастера не делают большого акцента на изображении ран и истекающей из них крови. Кроме того, добавляется этнографический момент в изображении Христа: в Его лике передаются черты местного населения, тех людей, которые были в окружении мастера.

В результате появляется образ Господа, но очень близкий для простых верующих. О таком отношении говорят рассказы старожилов деревень и сел, которые записывал собиратель нашей коллекции Николай Серебренников в двадцатых годах XX века.

Местные говорили, что, когда смотришь на скульптуру, Бога жалко, настолько, что плакать хочется.

Когда скульптуры забирались в музей, верующие очень тяжело расставались с ними.

Если посмотреть на лик Христа скульптуры, которая происходит из церкви Спасо-Преображения села Усть-Косьва, и сравнить с фотографиями коми-пермяцких крестьян начала XX века, то сходство почти стопроцентное.

У трех скульптур из нашей коллекции странная одежда – длинная синяя рубаха, подпоясанная широким плетеным поясом. Это одеяние не описывается в священных текстах, и до сих пор до конца непонятно, что это такое. Одна из гипотез говорит, что одеяние очень похоже на повседневную коми-пермяцкую крестьянскую одежду, которая называлась шабур. Шабур – подобие русского летнего кафтана, верхняя одежда с запахом, подпоясанная широким поясом, сделанная из синего домотканого льна.

Христос в темнице

Если говорить про сам сюжет страстей Христовых, не везде он воспроизводится местными резчиками именно как страдание – где-то Христос изображается задумчивым, погруженным в Себя, где-то, наоборот, это очень мощный образ, напоминающий верующим о грядущем Воскресении.

Воскресение Христово

Воскресение Христово в восточной иконографии – традиционно это композиция Сошествия во ад, ведь сокровенный, таинственный, непостижимый для человеческого разума момент в евангельской истории не описан в Евангелии.

Лишь позднее, опять же, под влиянием западноевропейского искусства, в русских иконах появляется изображение момента самого Воскресения. Причем в иконах он изображается обычно рядом с Сошествием во ад, не как отдельно существующая композиция. 

Воскресение Христово

– Если говорить про деревянную скульптуру, причем скульптуру из нашей коллекции, – рассказывает Ксения Зубакина, – сюжет Воскресения Христова трактуется совершенно по европейской иконографии: Христос изображается не в белых одеждах, а в багрянице, на фоне сияния в виде деревянных золотых тоненьких лучиков, с позолоченным знаменем в правой руке и благословляющей левой рукой. Интересный момент, когда в иконописи сюжет трактуется по одной иконографии, а в деревянной скульптуре он дословно копирует западноевропейскую. 

Четыре скульптуры Воскресения Христова в нашей коллекции – это уже более поздние памятники, они отличаются детальной проработкой. 

Распятие

Крест – главный символ христианства, ведь именно через совершение Распятия, через мучительную смерть Христа стало возможно спасение человечества. 

Золотое свечение, пурпурная пряжа и предвидение Жертвы. Читаем иконы с академиком Алексеем Лидовым
Подробнее

Крест присутствовал в храме всегда, более того – Большой Московский Собор 1666-1667 годов постановил завершать иконостас Распятием с предстоящими. Так что, в том числе и поэтому, в музейных коллекциях много изображений Христа на Кресте.

– Наша коллекция – это около 500 единиц хранения деревянной скульптуры, – рассказывает Ксения Зубакина, – из них чуть больше 100 Распятий. Есть монументальные, огромные, под три метра, которые находились на иконостасах, есть небольшие камерные напрестольные, есть выносные двусторонние с ручками.

Есть Распятия с предстоящими святыми. Это либо композиции из трех персонажей – распятый Христос и предстоящие Богоматерь и Иоанн Богослов. Либо расширенный состав предстоящих, когда добавляются Мария Магдалина и сотник Лонгин с копьем. Могут добавляться ангелы с орудиями страстей. У нас есть одна на всю коллекцию композиция – Распятие с 10 предстоящими. Четыре святых и шесть ангелов с орудиями страстей.

Распятие с предстоящими

Есть одно удивительное Распятие, иконографии которого аналогов нет – это поздняя работа рубежа XIX-XX веков, мы знаем имя резчика этого Распятия, что тоже большая редкость. Автор – крестьянин деревни Габово Никон Кирьянов. Его Распятие – образец наивного искусства: Кирьянов был резчик-самоучка, а не профессионал-ремесленник или человек, работающий с артелью резчиков.

Сохранилась красивая легенда, которую записал Серебренников, что Кирьянов с товарищами построил в своей деревне две деревянные часовни и для одной из них создавал резные образы святых и ангелов, якобы, как вспоминают старожилы деревни, в начале XX века, было около 500 изваяний, выполненных Кирьяновым в одной маленькой деревенской часовне. В коллекции сохранились 17 его работ. В основном это изображения ангелов, и два Распятия.

Н. Кирьянов. Страстной ангельский чин

Одно из этих Распятий – это как раз необычный большой крест с изображением Христа. Необычность в том, что весь крест, до фигуры Христа, покрыт изображениями херувимов. Изображено 34 херувима, каждый вырезан отдельно. Почему 34, может быть, так получилось просто композиционно, а может быть, художник вкладывал какое-то собственное символическое значение?

Кроме того, все памятники Кирьянова отличают специфические лики и он изображает волосы на голове и ангелов, и Христа в виде париков, которые носили в петровское время. 

Бог Отец – неканоничные изображения

На Седьмом Вселенском Соборе говорилось, что изображать можно только Сына – как ипостась Святой Троицы, поскольку Он зримо воплотился, став Человеком. Большой Московский Собор (1666-1667) вообще категорично постановил, что Бога Отца изображать не следует. Однако это совсем не мешало появлению изображений Бога Отца и в церковных росписях, и в деревянной скульптуре.

Саваоф

– Чаще всего изображения Бога Отца были частью композиции, например в Распятиях, могли помещаться над Царскими Вратами на иконостасе, – говорит Ксения Зубакина. – Но есть в нашей коллекции изображения Саваофа, предстающие как отдельный сюжет. Например, грандиозная скульптура из города Лысьвы XVIII века.

Обычно Саваоф изображался по пояс, как бы парящим в облаках, в лучах сияния – и облака, и лучи создавались из дерева, с благословляющим жестом и с царскими атрибутами. Так, Саваоф из нашей коллекции держит в руках державу и скипетр. Нимб у Саваофа обычно треугольный, как символ Святой Троицы. Кроме того, Бог Отец чаще всего изображается в виде седовласого старца, но как раз на лысьвенской скульптуре Саваоф представлен как молодой мужчина с вьющимися волосами, со странной бородой, которая идет по самому краю подбородка. Явно у мастера был какой-то иконографический источник, о котором мы до сих пор не знаем.

Д. Домнин. Саваоф

Это второй случай, когда мы знаем имя резчика – Дмитрий Домнин. Домнин был крепостным, который переехал в Лысьву для строительства завода, и параллельно он, видимо, создавал деревянные скульптуры для храма в Лысьве, который строился как раз в 1799 году.

Понятно, что не мог крепостной из деревни Верхние Муллы приехать в город и взять и просто из головы придумать подобный образ. Тем более, стилистически сама скульптура напоминает европейскую гравюру – по тому, как работает рельеф, как делаются складки по трубным лучикам и облакам. Библии Пиксатора, отдельные листы гравюр с XVII века начинают широко распространяться по разным регионам России, в том числе доходят до Прикамья и до Урала. Так что, возможно, но это опять из разряда предположений, что образцом для этого Саваофа послужил сюжет европейской гравюры.

Фото: Анатолий Долматов, Валерий Заровнянных, Гюнай Мусаева

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: