Главная Общество СМИ Мониторинг СМИ

Церковные СМИ все еще в упадке

Периодических изданий, сопоставимых по уровню со светскими можно перечесть на пальцах одной руки. Это историко-богословские журналы «Альфа и Омега», «Церковь и время», «Богословские труды», журнал «Фома», «Нескучный сад», посвященный церковной социальной работе. Выходящие с первой половины 90-х гг. газеты «Православная Москва», «Радонеж», а даже заметно улучшенный в последние годы «Церковный вестник» – это скорее «листки», которые залеживаются в церковных лавках. В других сетях распространения их нет, да и вряд ли они раскупались бы.

Сегодня второй день работы фестиваля православных СМИ «Вера и слово». Собрались епархиальные издатели, региональные телевизионщики, делающие фильмы и сюжеты на православные темы, приехали делегации из Украины, Беларуси, Польши. Патроны фестиваля – Управляющий делами МП архиепископ Климент, министр культуры Александр Соколов. Фестиваль удался – на открытии присутствовало около 800 человек, делегации из Сербии, Греции, Польши, Украины, Белоруссии.

Непосредственно фестиваль организовывал Сергей Чапнин, которого я знаю много лет – с 1988 года. Шестнадцать лет назад он был студентом фотоотделения факультета журналистики МГУ, потом обратился, восстанавливал храм святителя Тихона в Клину в начале 90-х, затем занялся книгоизданием. Выпустил справочник по храмам Москвы – это справочник выдержал уже четыре издания. С 1995 года Чапнин занялся информационной журналистикой. Он был главным действующим лицом агентства «Метафразис», затем участвовал в первом крупном православном интернет-проекте «Православие в России», который делала бригада в составе А. Пентковского, Д. Шушарина, С. Чапнина и А. Морозова. Позже он открыл интернет-журнал «Соборность», пользовавшийся большой популярностью в России и за рубежом. И, наконец, в 2001 году его пригласили в Издательский Совет МП возглавить газету «Московский церковный вестник» (теперь переименована в «Церковный вестник»).

Несмотря на то, что православие в России, несомненно, продолжает переживать подъем, государство благоволит Церкви, а средств от спонсоров поступает достаточно для того, чтобы строить колоссальные кафедральные соборы в Воронеже и Калининграде, не говоря уже о нефтеносных епархиях, – православная пресса остается довольно странным и в целом архаичным явлением. Периодических изданий, сопоставимых по уровню со светскими можно перечесть на пальцах одной руки. Это историко-богословские журналы «Альфа и Омега», «Церковь и время», «Богословские труды», журнал «Фома», «Нескучный сад», посвященный церковной социальной работе. Выходящие с первой половины 90-х гг. газеты «Православная Москва», «Радонеж», а даже заметно улучшенный в последние годы «Церковный вестник» – это скорее «листки», которые залеживаются в церковных лавках. В других сетях распространения их нет, да и вряд ли они раскупались бы.

Отчасти этому упадочному состоянию церковных СМИ есть объективное основание – социологические исследования показывают, что православные не слишком интересуются периодикой, в том числе и церковной (это показали исследования М. Лукиной и В. Чесноковой). Для сравнения заметим, что и в Европе католические газеты, некогда влиятельные, теперь переживают не лучшие времена. Так что и глобальная тенденция действует не пользу православных газет и журналов.

Еще одна причина заключена в том, что в Церкви не платят так как «в миру», поэтому у церковных изданий нет шансов привлечь профессиональных журналистов. В основном сюда идут журналисты-пенсионеры, отчасти – историки-краеведы, а еще чаще – просто активные миряне, не имеющие профессиональной подготовки, но готовые работать «во славу Божию», т.е. бесплатно. Церковный журналист в России зарабатывает в два-три раза меньше, чем его собрат по цеху в светском издании. Отсутствие профессионалов сказывается на языке, дизайне, на подаче материала. Активные прихожане, взявшись делать газету, начинают с самых добрых намерений – сделать ее интересной. Но быстро впадают в специфический языковой стандарт. Сказывается нехватка церковной культуры – ведь все это люди недавно обращенные. Одни из них – слишком не уверены в себе, другие – наоборот быстро становятся крайне самоуверенными. Православных редакторов способных говорить в церковных изданиях на языке современной журналистики на всю Москву человек десять. Есть и несколько ярких примеров в провинции, например, «Сибирская православная газета», в которой можно прочесть интересные размышления и о Казимире Малевиче и о современных фильмах и книгах.

Авторы вроде С. Белковского или М. Юрьева, которые с пафосом пишут о том, что «Россия – православная страна», а государство должно всеми четырьмя ногами опереться на Церковь, очень плохо представляют себе, насколько мал интеллектуальный ресурс православных. Церковь отстроилась – это факт. Она чуть-чуть обросла постоянными прихожанами, которые не просто приходят поставить свечку, но участвуют в литургии, подходят к кресту, а потом еще и остаются в храме, в обжитом месте общения с близкими себе людьми. Но не более. За прошедшие пятнадцать постсоветских лет не удалось наладить богословское образование высокого уровня, ничтожно мало деятельных православных культурных обществ, центров. Дореволюционный уровень взаимодействия светской и церковной науки остается пока недостижимым идеалом.

Епископы, профессионально занимавшиеся археологией, священники – знатоки десятков языков, церковные историки – преподаватели духовных школ – абсолютные авторитеты и для светской исторической науки. Все это пока в далеком прошлом. В целом уровень церковного сознания чрезвычайно низок. И вполне закономерно, что на слабо подготовленное церковное сознание так действует всякая мистика и псевдоправославная мифология, которой заполнены православные – или как их иногда называют «околорцерковные» – газеты.

В своей знаменитой истории русской мысли («Пути русского богословия») о. Георгий Флоровский очень точно заметил, что расцвет церковной периодики в 70-х гг. XIX века был прямо связан с реформой духовных школ. Вероятно, и сегодня можно рассчитывать, что православные СМИ станут явлением национального уровня только после нового расцвета высшего богословского образования в России. Пока до этого далеко: хотя в России и создано уже 12 теологических кафедр на базе губернских пединститутов, но это очень слабо приближает нас к желаемому. В России пока лишь один церковно-научный центр – редакция «Православной энциклопедии».

Река нефтяных доходов пока течет мимо богословского образования и мимо православных СМИ. На это тоже есть объективная причина. Богатые православные предпочитают пожертвовать на строительство колокольни или новый иконостас. Это понятно – до скончания века здесь будут молиться за «благоустроителей храма сего». Вложение денег в газету или журнал, в создание патрологического института или церковно-исторического научного центра – это дело будущего. Возможно, когда Белковский и Юрьев по-настоящему разбогатеют и перестанут так тревожиться о том, как сделать «православную идеологию» основой нашей «культурной идентичности», они и вложат деньги в такие долгосрочные проекты. Сегодня это еще не созрело. Пока что московский фонд Андрея Первозванного возит лучших наших богатых парней чартерными рейсами на Афон. В расчете, что лет через десять кто-то из них дозреет вложить деньги и в создание русского богословского журнала современного европейского уровня.

2004 г. Новая политика

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.