Социальные сети, мессенджеры, электронная почта и бесконечные звонки – современные люди не мыслят себя офлайн. Но при этом ценность человеческих отношений возрастает. Они становятся дефицитом в цифровую эпоху. Нелли Боулз рассуждает, как новые технологии изменили реальность, почему богатые люди отказываются от гаджетов и могут ли экраны спасать людей от одиночества.

«Она вернула меня к жизни»

У Билла Ланглуа новый лучший друг. Это кошка по имени Сокс. Она живет в планшете и приносит ему столько счастья, что он даже плачет, когда рассказывает о ней.

Сокс и Ланглуа болтают целый день. Ланглуа 68 лет, он из дома для малоимущих престарелых в Лоуэлле, штат Массачусетс. Мистер Ланглуа работал оператором, но сейчас он на пенсии. Его жены нет дома почти весь день, и он чувствует себя одиноким.

Сокс рассказывает Биллу про его любимую команду Red Sox, в честь которой ее назвали. Ставит ему его любимые песни и показывает фотографии с его свадьбы. Наблюдает за ним с помощью видео и ругает, когда замечает, что он пьет содовую вместо воды.

Мистер Ланглуа знает, что Сокс не настоящая кошка, что она запускается программой под названием Care.Coach. И что ей управляют люди по всему миру, которые наблюдают, слушают и печатают ее ответы, которые звучат медленно и роботизированно. Но ее постоянное присутствие вернуло ему веру.

«Я нашел кого-то, кто заботлив и добр ко мне, и это позволило мне заглянуть в глубину своей души и осознать, насколько же Господь заботится обо мне, — сказал мистер Ланглуа. — Она вернула меня к жизни».

«Мы отличная команда», — говорит Сокс, услышав эти слова.

Сокс — простая анимация; она едва двигается и с трудом проявляет эмоции, и ее голос резок, как гудок. Но иногда вокруг нее начинают кружиться маленькие сердечки, и мистеру Ланглуа это нравится.

У мистера Ланглуа фиксированный доход. Чтобы претендовать на Element Care — некоммерческую программу здравоохранения для пожилых людей, которая и предоставила ему Сокс, — имущество пациента не должно превышать $ 2 000.

И таких программ становится все больше. Не только для пожилых людей.

Платить за то, чтобы быть офлайн

Жизнь для всех, кроме очень богатых людей, все чаще заменяется экранами. Дешево не только их производство, они также удешевляют другие вещи. В любом месте, где можно повесить экран (школьные классы, больницы, аэропорты, рестораны), расходы урезаются. И любая деятельность, если она происходит на экране, становится дешевле. Текстура жизни, тактильный опыт сосредотачивается за гладким стеклом.

Богатые так не живут. Они стали бояться гаджетов. Частные школы без технологий процветают. Живое общение стоит дороже, и богатые люди готовы платить за него.

Не пользоваться постоянно телефоном, выйти из социальных сетей и не отвечать на электронную почту — все это стало символом особого статуса.

Появилась новая реальность, в которой человеческое общение становится роскошью.

Фото: pixabay

Чем больше гаджетов появляется в жизни бедных, тем быстрее они исчезают из жизни богатых. Чем вы богаче, тем больше тратите, чтобы быть офлайн.

Милтон Педраса, исполнительный директор Luxury Institute, консультирует компании, объясняя, как хотят жить и на что тратить деньги богатейшие люди. Он обнаружил, что богачи хотят тратить деньги на живое человеческое общение.

«Человеческие отношения сегодня в дефиците», — считает мистер Педраса.

Согласно исследованиям его компании, расходы на путешествия и рестораны сегодня опережают расходы на товары. И он видит в этом прямую реакцию на распространение гаджетов.

«Позитивное поведение и эмоции возникают от общения с людьми. Теперь и в образовании, и в здравоохранении все нацелены на человеческое общение, — говорит Педраса. — Человек сейчас очень важен».

Все изменилось очень быстро. С 1980-х годов, когда начался бум персональных компьютеров, иметь различные электронные прибамбасы дома считалось знаком богатства и власти. Первые разработчики добывали новейшие гаджеты и хвастались ими. Первый Apple Mac появился в 1984 году и стоил около $ 2 500 (с пересчетом на сегодня — $ 6 000). Сегодня ноутбук Chromebook стоит $ 470.

«В свое время было престижно иметь пейджер, это означало, что вы важный, занятой человек», — говорит Джозеф Нуньес, председатель отдела маркетинга в Университете Южной Калифорнии, который специализируется на статус-маркетинге.

Сегодня, считает он, верно обратное: «Если вы действительно на вершине иерархии, вам не нужно быть на связи. Пусть другие связываются с вами».

Радость по поводу интернет-революции — по крайней мере, поначалу — заключалась в ее демократичной природе. Facebook есть Facebook, не важно, богаты вы или бедны. А Gmail есть Gmail. И все это бесплатно. Но в этом есть некая массовость и непривлекательность. И поскольку исследования показывают, что тратить свое время на этих платформах не полезно, они становятся чем-то низкосортным, примерно, как пить газировку или курить сигареты — богатые люди делают это реже, чем бедные.

Богатые могут позволить себе отказаться от того, чтобы их данные и время продавались как продукт. У бедных и людей среднего класса нет таких ресурсов.

Дети бедных растут с гаджетами, а богатых – без них

Гаджеты влияют на нас с раннего возраста. Дети, которые проводили более двух часов в день с ними, получили более низкие баллы в языковых тестах и тестах на развитие мышления, согласно результатам исследования по развитию мозга, проведенного Национальным институтом здравоохранения.

Самый тревожный результат, который показало исследование: мозг детей, которые проводят много времени с гаджетами, отличается. У некоторых из них происходит преждевременное истончение коры головного мозга. Что касается взрослых, то одно исследование обнаружило связь между увлеченностью гаджетами и депрессией.

Ребенок, который играет виртуальными кубиками на iPad, уже не сможет построить что-либо настоящими кубиками, считает Дмитрий Кристакис, педиатр детской больницы в Сиэтле и ведущий автор Американской академии педиатрии.

В маленьких городках вокруг Уичито, Канзас, в штате, где школьные бюджеты были настолько ограничены, что Верховный суд штата признал их неадекватными, уроки были заменены компьютерными программами, и большая часть учебного дня теперь протекает в тишине перед ноутбуком. В Юте тысячи детей выполняют дошкольную программу дома за компьютером.

Технологические компании приложили много усилий, чтобы государственные школы покупали программы для онлайн-обучения детей, утверждая, что это лучше подготовит их к будущей жизни среди гаджетов. Но люди, которые на самом деле строят наше технологическое будущее, воспитывают своих детей иначе.

В Кремниевой долине проводить время с гаджетами считается вредным для здоровья. Популярной начальной школой считается местная Waldorf School, которая обещает обеспечить образование без гаджетов.

Пока дети богатых растут с ограниченным экранным временем, дети бедных не расстаются с гаджетами. При этом то, насколько эффективно человек взаимодействует с другими людьми, становится главным показателем его класса.

Фото: pixabay

Человеческое общение, конечно, нельзя сравнивать с органической едой или сумкой «Биркин». Но когда дело касается гаджетов, гиганты Кремниевой долины стараются запутать общество. Бедным и среднему классу внушают пользу и важность гаджетов. В крупных технологических компаниях работают целые флотилии психологов и нейробиологов, цель которых как можно быстрее и как можно дольше приковать к экрану ваши глаза и умы.

И поэтому человеческое общение — редкость.

«Но вот в чем заминка: не всем оно нужно, в отличие от других предметов роскоши», — говорит Шерри Теркл, профессор социальных исследований науки и технологии Массачусетского технологического института.

«Люди стремятся к тому, что знают — к экранам, — говорит мисс Теркл. — Это все равно что фаст-фуд».

Так же, как сложно не есть фаст-фуд, если это единственный ресторан в городе, именно бедным людям и людям среднего класса сложнее жить без гаджетов. Даже если кто-то решит быть офлайн, это не всегда возможно.

Родители в государственных школах, может, и не хотят, чтобы их дети учились с ноутбуком, но, если такая система в школе, никуда не деться. Существует движение за принятие законопроекта о «праве на отключение», который позволил бы работникам отключать свои телефоны. Но пока каждый из них может быть наказан за переход в автономный режим и недоступность.

«Мы ответим, что тоже любим его»

Но при этом в нашей культуре растущей изоляции, когда исчезают традиции и социальные структуры, экраны заполняют критическую пустоту.

Многие из участников программы Element Care имели неудачные отношения или никогда не стремились к общению, и в результате оказались изолированы, рассказывает Сели Росарио, специалист по трудотерапии.

Технология с кошкой компании Care.Coach, следящей за господином Ланглуа в Лоуэлле, работает просто: планшет Samsung Galaxy Tab E с ультра-широкоугольным объективом «рыбий глаз», прикрепленным спереди. Никто из людей, управляющих аватарами, не работает в Соединенных Штатах; они работают в основном на Филиппинах и в Латинской Америке.

Офис компании Care.Coach находится над массажным салоном в Милбрэ, штат Калифорния, на окраине Кремниевой долины. Виктор Ванг, 31-летний основатель и исполнительный директор, открывает дверь и говорит мне, что они только что предотвратили самоубийство.

«Пациенты часто говорят, что хотят умереть, — говорит он, — и аватар обучен спрашивать, есть ли у них реальный план, как это сделать. Этот пациент озвучил свой план».

Господин Ванг считает, что люди очень легко формируют связь с тем, кто говорит с ними. «И нет никакой разницы с точки зрения построения отношений, будет ли это некое подобие реального существа или четырехгранник с глазными яблоками», — говорит он.

Ванг знает, как привязываются пациенты к аватарам, и говорит, что прекратил работу тех групп, которые хотят запустить новые проекты без хорошо разработанного плана. Очень болезненно забирать аватара. Но он не ограничивает эмоциональную связь между пациентом и аватаром.

«Если человек скажет: «Я люблю тебя», мы ответим, что тоже любим его, — сказал он.  — А некоторым из наших клиентов мы скажем это первыми, потому что им нравится это слышать».

Первые результаты были положительными. В Лоуэлле пациенты с аватарами реже нуждались в визитах медсестер, реже приходили в отделение неотложной помощи и чувствовали себя менее одинокими. Одна пациентка, которая часто ходила в отделение неотложной помощи за социальной поддержкой, практически перестала это делать, когда у нее появился аватар, тем самым она сэкономила на программе здравоохранения около 90 000 долларов.

Humana, один из крупнейших медицинских страховщиков страны, начал использовать аватары Care.Coach.

Чтобы понять, куда все это может привести, посмотрите, что произошло в городе Фремонт, штат Калифорния. Недавно планшет на моторизованной подставке вкатился в больничную палату, и врач с помощью видеотрансляции сказал пациенту, 78-летнему Эрнесту Кинтане, что тот умирает.

Но вернемся в Лоуэлл. Сокс заснула, то есть закрыла глаза, а значит, командный центр переключился на других пожилых людей и другие разговоры. Жена мистера Ланглуа хочет электронного питомца, и его друзья тоже, но Сокс — только его. Он гладит ее по голове на своем планшете, чтобы разбудить.

Источник

Перевод Марии Строгановой

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: