Пасха.
Пасха — это не просто радость, праздник, застолья и все, что мы любим. Это, в первую очередь, свидетельство о том, что каждого из нас Христос вывел из преисподней. Но для этого мы должны протянуть Ему руку.

«В раю так хорошо, что и Бога не надо»

— На одном храме рядом с моим домом круглый год висит надпись «Христос воскрес!» Это правильно?

— Может, просто убрать забыли? (смеется)

Меня всегда удивляли эти баннеры с надписью «Христос воскресе». В 90-е на Тверской вдруг появились растяжки «С Рождеством Христовым!», и поначалу это казалось прорывом. Рядом, правда, еще всегда висели «Тефаль, ты думаешь о нас» или «Голосуй, а то проиграешь». Все это давно слилось в одну рекламную акцию, перестало замечаться. И уже как-то совершенно не обращаешь внимания, висит ли на храме надпись «Христос воскрес!» весь год или не висит вовсе.

Вопрос в том, что такое для нас «Христос воскрес», чему мы радуемся? Да, Христос воскрес — значит, вечная жизнь нам открывается. Но ведь вечную жизнь нам обещает любая религия. Даже в самых примитивных языческих верованиях хорошему человеку всегда после смерти обещают хорошее, а плохому — плохое. Непонятно тогда, чем мы отличаемся и почему наша вечность какая-то особенная. 

Вообще-то о Боге мы знаем очень-очень мало. Да и думаем о Нем довольно редко.

Поэтому жизнь после смерти человеку мыслится как некое естественное продолжение его обычной земной жизни, только без всяких проблем. Без печали и воздыхания, без войн, без страданий и, главное, без всяких там неприятных людей, зато с друзьями, близкими и любимой собакой. Сколько раз наблюдал похороны, люди утешают друг друга только одним: «Там мы увидимся». Конечно, ведь там все свои и каждый получает то, о чем мечтал, поэтому и Бога не надо.  

— Юморист Михаил Мишин однажды пошутил, что рай — это такое место, где все мужчины не женаты, а все женщины замужем. 

— Вот-вот. В раю всем должно быть удобно, а Бог следит за порядком и чужих не пускает, как сотрудник ЖКХ. Встречаться с Ним при этом совершенно необязательно. Но ведь Пасха — это Царство Небесное, там только Бог, а в присутствии Бога человеку бывает очень тяжело.

Вот ты пробуешь молиться, и тебе кажется, что Он тебя не слышит. Ты стучишься, а Он как будто не открывает. Но ведь и Он пытается до тебя достучаться. А если Ему это удается, если Он наполняет тебя благодатью, радостью, то в этом состоянии ты удерживаешься считанные минуты, а потом отодвигаешься в сторону. Как Макиавелли говорил: «Не хочу в рай, там сплошные молебны». Ну в общем, это правда (смеется). В Царствии Небесном тебе вообще некуда от Него деться. В обычной жизни ты в парк сходил, музыку послушал, сериал включил. А вечной жизни ты и отвлечься не сможешь. Чему же мы радуемся? 

Конечно, после строгого поста — пасха, яйца, куличи, праздник, все это здорово и утешительно. На исходе чудовищной зимы, отвратительной весны вдруг появляется надежда, что жизнь как-то наладится. 

«Почему пасхальная радость так быстро тает»

— Мы говорим «ад упразднился». А где он упразднился-то? Из-за этого лично я вообще не хотела на Пасху идти.

— Это ко Христу, получается, претензия. Дескать, что же это за безобразия творятся в мире, почему Ты нам праздник не обеспечил?

Я о том и говорю, что мы все время мыслим себе рай без Бога, просто чтобы нам было в нем приятно, а ад пускай Христос побеждает как-нибудь сам, без нас.

Но нельзя вечно стоять в сторонке и ждать победы за чужой счет. 

Я вижу в Евангелии, как Христос резко реагирует, когда Им хотят воспользоваться. Народ Его теснит, а Он не замечает, потому что лишь единицы способны приникнуть, ухватиться за Него как за единственное спасение и ради этого спасения питаться сухими крошками. Но нам не нужен горький хлеб насущный. Хотим праздник и сладкую булочку.

— Неужели вы сами как-то по-особенному не радуетесь на Пасху?

— Конечно, это радостное богослужение, возвышенная духовная мистерия, к которой тебя подводит весь строй твоей жизни. Такие переживания искренни и правдивы, в них есть эффект присутствия, ведь все это происходит сейчас и с тобой. Но вот заканчивается торжественное действо, начинается обычная жизнь. Неудивительно, что многие люди, пережившие его глубоко, эмоционально, страстно, через некоторое время не могут понять, куда все это делось, почему так быстро выдохлось и растаяло.

— Как удержать это чувство счастья?

— Странно радоваться по календарю: если Христос воскрес, то только на Пасху, если родился, то строго на Рождество. Но раз уж мы по-настоящему веруем в воскресение, то какая разница, Великий пост у нас или, допустим, 1 сентября. Когда независимо от дат и праздников происходит эта встреча с Христом, она ничем не отличается от Пасхи.

И я в эти моменты испытываю такое необыкновенное счастье, что мне не хочется ничего другого. Как жаль, что это случается редко и ненадолго. 

«Христос воскрес, а чего добился ты?»

— У меня так бывает в храме, когда как будто издалека, из-под земли, хор начинает «Воскресение Твое, Христе Спасе». Возможно, это и есть слабый прообраз вечной жизни?

— Правильно. Но это не может даваться один раз в году на две секунды, иначе ты никогда не поймешь, что такое вечная жизнь. Иногда подобное чувство Господь подает нам через причащение, Он словно наполняет нас Собою, и это ничем не отличается от Пасхи, это тоже свидетельство вечной жизни, Царство Небесное, которое приходит к тебе здесь и сейчас.

Христос говорит, что оно уже здесь, у тебя в душе, и такое же, как там, куда мы стремимся после смерти. 

Вопрос только в том, нужно тебе именно Оно или ты просто хочешь к «своим». Но в раю люди объединены не взглядами, не идеологией, даже не родством, а только божественной любовью. Бесконечное разделение на своих и чужих — в другом месте.

— Может быть так, что люди Пасху не заслужили?

— Что значит «не заслужили»? Это же не именинный торт и не праздничный концерт. Пасха — это свидетельство о том, что ад побежден, и ты тоже участвовал в этой победе. А если отказываешься, то признаешь, что ад одержал верх, что никакая правда не победит никакую ложь, добро не победит зло, свет не победит тьму, потому что этого не происходит прямо сейчас, на твоих глазах. А ты хочешь, чтобы прямо при тебе, у тебя на глазах, добро победило зло. Так не бывает. 

Был такой смешной протестантский мем: «Христос воскрес, а чего добился ты?» Ты-то сам что сделал для победы над адом, с чем справился в себе самом, кого перестал ненавидеть?  

«Будь как Ева, протяни ручку»

— Почему это состояние ненависти многими воспринимается сегодня как правильное и единственно возможное, дающее тебе чуть ли не превосходство над теми, кто ее не испытывает?

— Потому что все знают, как действовать в преисподней. Это в Царстве Небесном никаких жизненных правил нет. Ненавидя все плохое — действительно, плохое! — доходишь до какого-то остервенения, и этим упиваешься. Твоя ненависть так в тебе клокочет, что вместе с плохим ты загоняешь в ад все остальное. 

Я думаю, что многие священники последние сорок дней слушают на исповеди одно и то же. Что люди перессорились с родными, не имеют сил просыпаться по утрам, не знают, как дальше жить.

Не могут молиться, не могут поститься, не могут в храм ходить, не могут ничего себе помыслить, потому что в душе мрак. 

В аду гореть приходится каждый раз, когда остаешься без Бога. Человек создает его себе сам, лучше него тут никто не справится. Выйти из него ты можешь, только попросив Христа о помощи. Но, чтобы Он помог, надо победить самого себя. Нельзя, чтобы ад в тебе торжествовал. Нельзя подчиняться этому состоянию. Нельзя с собой таким соглашаться. Захоти, чтобы Христос тебя вытащил. Будь как Ева на иконе Дионисия, просто ручку Ему протяни. И Христос твой ад победит, но только с твоим участием.

Апостол говорит: «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (5:7). Нам сейчас надо очень постараться думать Его мыслями, смотреть Его глазами, слышать Его ушами, чувствовать Его чувствами. 

— Звучит как нечто неосуществимое.

— Это очень тяжело, нам кажется, что мы не знаем, как Христос Себя ведет. Тем более что всегда было вокруг некоторое количество людей, точно знавших, что угодно Богу, и творивших Его именем всякие безобразия. Поэтому нормальному человеку трудно даже допустить мысль: «Я знаю, чего хочет Бог».

Но у нас нет иного выхода, кроме того, который дает нам Евангелие.

Если Христос сейчас не станет для нас единственной мерой добра и зла, если свет не во Христе, то где он еще? В телевизоре, в телеграм-канале?

Человек вообще всегда склонен примыкать к коллективному выбору, а личностного выбора нет. И мы не можем найти хоть какое-то свое понимание о том, что сегодня добро, а что зло, если не соотносить это с Христом. Он не назовет черное белым, а белое черным, ибо такая подмена и есть хула на Духа Святого, которая не простится.

— Раньше казалось, что в жизни есть оттенки, сложные краски, и это хорошо, это дает надежду. А теперь все разделилось на черное и белое. Пасха что-то изменила?   

— Всем стало немножко легче, потому что Пасха — символ нашей веры. И звучит он так: Бог есть любовь. Свет во тьме светит, и тьма не объяла его. «Любите врагов ваших и молитесь за тех, кто гонит вас, чтобы стать вам детьми Отца вашего, Который на небесах». Как будто недостижимо — но ведь это и есть Пасха. Ты ее встречаешь — и вдруг понимаешь, что все это возможно, что победа тебе по силам. 

Фото: tatmitropolia.ru

Помогите Правмиру
Сейчас, когда закрыто огромное количество СМИ, Правмир продолжает свою работу. Мы работаем, чтобы поддерживать людей, и чтобы знали: ВЫ НЕ ОДНИ.
18 лет Правмир работает для вас и ТОЛЬКО благодаря вам. Все наши тексты, фото и видео созданы только благодаря вашей поддержке.
Поддержите Правмир сейчас, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. Мы остаемся. Оставайтесь с нами!
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.