Что
Рассказы о чипировании будоражат массовое сознание. Появились даже сообщения, вскоре опровергнутые,– о правительственной программе «Мозг, здоровье, интеллект, инновации на 2021–2029 годы» стоимостью 52 млрд рублей. Тем не менее, планы по вживлению электродов в человеческий мозг существуют, эксперименты ведутся и постепенно идея перестает быть фантастической. Зачем все это нужно, «Правмиру» рассказал директор лаборатории «Сенсор-Тех» Денис Кулешов.

Денис Кулешов. Фото: so-edinenie.org

— С чипированием связано много мифов, они стали особенно популярны сейчас, в период массового отказа от вакцинации. А что это такое на самом деле?

— Действительно странно, почему все, что связано с мозгом и электроникой в голове, воспринимается чаще всего негативно. Сейчас мировая наука и технологии находятся на той стадии, когда и хирурги, и ученые, и инженеры знают, как сделать безопасные импланты и безопасные электроды, которые можно человеку поставить в голову на долгий срок. Есть большое количество заболеваний: болезнь Паркинсона, эпилепсия, болевые синдромы, проблемы со зрением, паралич конечностей, и часто единственный способ помочь таким людям — внедрить в их организм систему, которая будет работать напрямую с головным мозгом. Потому что из-за особенностей их организма иначе взаимодействовать с внешним миром уже невозможно.

— Как это технически устроено?

— Например, мы в лаборатории «Сенсор-Тех» совместно с фондом «Соединение» уже несколько лет ведем разработку нейроимпланта, который позволит вернуть зрение слепым людям. Работать это будет так. Человек потерял зрение, но у него в зоне зрительной коры есть опыт, который он накопил в течение жизни и с которым умеет работать. Нам нужно подключить камеру к этой зоне. Мы имплантируем электроды, которые будут стимулировать зрительную кору током, а под кожу вживляем микропроцессор – он будет этими электродами управлять. На голове у человека находится обруч с камерой, специальным образом соединенной с этим микропроцессором и с электродами. В результате человек сможет видеть контуры и очертания объектов. 

Это будет пиксельное, бионическое зрение, но из мира полной тьмы человек перейдет в мир зрительного опыта, сможет ориентироваться в пространстве.

— Человек видит не глазами, а мозгом?

Конечно. То, что мы с вами видим, формируется в головном мозге за счет нервных связей, окончаний и того опыта, который человек наработал с рождения, – все это мозг получает и анализирует. А глаза и зрительный нерв просто передают информацию от рецепторов, но никак не участвуют в интерпретации. 

— Если человек не видит от рождения, эти системы ему помогут?

— Поскольку мы знаем, что мозг нейропластичен и адаптивен, есть все основания полагать, что в будущем, если поставить абсолютно незрячему человеку с рождения имплант, он все равно научится его использовать. Но это гипотеза.

— Пока что все эксперименты на животных?

— Да. Через 3-4 года, скорее всего, мы перейдем к испытаниям на незрячих добровольцах. Если говорить именно про наш сегмент по зрению, то сейчас дальше всех продвинулась американская компания, которая 6 человекам уже поставила такой зрительный имплант. Они тоже проводят клинические испытания с участием этих добровольцев до 2023 года. 

— Я знаю, что похожая технология уже используется для реабилитации после инсульта. Как это работает?

— В связи со зрением мы обсуждаем, как передать информацию в головной мозг. А тут обратная задача: получить информацию от головного мозга. В результате инсульта часто повреждаются структуры, ответственные за движение конечностей. В таких случаях на помощь приходят специальные реабилитационные тренажеры, которые имеют так называемый интерфейс «мозг-компьютер».

Пациенту надевают специальную шапочку с проводящими электродами, которые считывают активность коры головного мозга в режиме реального времени. Дальше – наша задача сделать так, чтобы неповрежденные структуры мозга быстрее и активнее взяли на себя функцию тех участков, которые перестали работать (мозг умеет перестраиваться и заново формировать нейронные связи). Для того, чтобы восстановить двигательную активность, пациента сажают на тренажер, он вставляет руку в устройство, похожее на экзоскелет, которое помогает ему эту руку сжимать и разжимать. 

Тем самым мозг постепенно тренируется отправлять сигнал, а роботизированная рука помогает на него реагировать.

Маленький ребенок поначалу с трудом координирует свои действия, не может ничего удержать, но постепенно учится владеть своим телом. После обширного поражения мозга человек находится в похожем состоянии. Тренажер позволяет совместить активность мозга, направленную на действие, с самим действием, и реабилитация проходит в разы быстрее. 

— Поможет ли «чипирование» — все же будем называть это так — в управлении самолетом, автомобилем или какой-то другой техникой?

— Оно уже используется для управления электрическим креслом-коляской. Человек думает, что хочет ехать вперед, — и электроколяска едет вперед. Он хочет повернуть — она поворачивает. В чем здесь есть ограничения? Такие нейроинтерфейсы пока позволяют распознавать не более 3-4 команд. Нужно очень долго обучать это электронное устройство, чтобы оно начало распознавать, о чем человек реально думает. Но все развивается стремительно, есть все основания полагать, что в будущем можно будет с помощью таких шапочек с электродами или обручей на голове давать команды «умному дому», и они будут быстро выполняться. Захочешь включить чайник — и он сразу же включится.

Нейрогарнитуры существуют уже сейчас, они представляют собой головные обручи с контактами. Есть приложения, которые позволяют включать и выключать устройства. Но все это пока скорее игрушки. 

Имеется еще одно большое направление исследований, связанное с тем, чтобы эти электроды вживлять непосредственно в мозг, потому что череп блокирует много сигналов. Но если расположить электроды, которые считывают информацию, непосредственно в коре головного мозга, то интерфейс «мозг-компьютер» можно сделать гораздо более чувствительным и получать от мозга больше информации. Возможность точно распознавать мысли человека кратно увеличится. Такие эксперименты уже активно проводятся, но пока ни одной массовой системы не внедрено. 

— Вы хотите сказать, что есть люди, которым в мозг реально вживляются чипы?

Нет, исследования проводятся с участием животных. Есть несколько случаев, когда такие системы ставили добровольцам с различными заболеваниями, но на короткий срок.

Известные предприниматели за рубежом тоже включились в эту гонку. Об этом много пишут, известные люди этим занимаются, все фундаментальные ограничения уже проверены и сняты.

Весь мир настроился на то, чтобы реально создавать медицинские устройства и изделия, которые будут с этим работать. Лет через 10-15 они станут реальностью. 

— Все же когда надевается обруч, это не так страшно, но перспектива чипирования — а вдруг еще и насильственного? — мне как обывателю представляется очень пугающей.

— Насилие абсолютно исключено. Речь идет только о том, чтобы помочь людям с тяжелыми заболеваниями. Потому что они только мечтают, чтобы такое устройство у них появилось, чтобы к ним вернулось зрение, чтобы их избавили от безумных мучающих хронических болей, которые невозможно подавить ничем, кроме как стимулировать головной мозг. Будет открываться черепная коробка, тоненькие электроды вживляться в головной мозг, после этого все герметично закроют. Сам микропроцессор, который всем управляет, будет находиться на черепной коробке под кожей. Подобная операция может проводиться только при наличии очень конкретных и четких показаний. 

Но если неинвазивные интерфейсы (в виде обруча или шапочки с проводами) уже используются, то вживляемые импланты – дело будущего.

— Мне вспоминается песня Псоя Короленко, где есть такие слова: «Если некий стремный тип как-то мимоходом вам предложит чип вживить с электронным кодом…», – и так далее. Мне интересно, в чем действительно специфика массового страха перед этим? 

— Просто не каждый готов погрузиться в тему и ознакомиться информацией, хотя она вся находится в открытом доступе. В любом случае история с тем, чтобы что-то вам поставили в головной мозг, связана с серьезной операцией, которую будет проводить команда нейрохирургов, анестезиологов, реабилитологов, к ней нужно будет долго готовиться. Конечно, никто «случайно мимоходом» такие вещи сделать не может. 

От чипа в руке до бессмертия. Как биохакеры меняют свой мозг, тело и человеческую природу
Подробнее

Лет через 30, возможно, такие импланты станут такой же частью нашей жизни, как смартфоны. В свое время нам продемонстрировали, что в телефоне можно пользоваться интернетом, общаться в мессенджерах, это удобно — и возник массовый спрос. Когда производители имплантов и чипов выйдут на рынок, предложат людям новые возможности, то люди, может быть, захотят потратить деньги на такой имплант и получить какую-то новую функцию, которая нужна им даже не по состоянию здоровья, а для развлечений или работы.  

— Это уже биохакинг, когда человек с помощью технологий искусственно наращивает свои биологические возможности.

Но это возможность. Например, представьте себе имплант, который проецирует тебе изображение поверх того, что у тебя перед глазами. Тебе пришло сообщение — и ты его читаешь не на телефоне, а оно появляется у тебя в голове. Своего рода дополненная реальность.

Или представьте себе имплант, который постоянно измеряет уровень стресса и подсказывает, когда вы уже не эффективны, нужно сделать паузу, отдохнуть. Это же может быть очень полезно. И когда придут компании, которые предложат такие возможности, на них будет спрос.

Никто обманом не поставит вам в голову чип.

Изготовители придут и скажут: «Чип вам нужен для того-то и того-то, и вы сможете делать вот это и вот это». Поначалу на это решатся какие-то «гики», а потом это станет доступно многим.

Но это случится еще не сегодня. А сегодня основная задача – помочь людям с тяжелыми заболеваниями, которым уже ничего не помогает. 

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.