Люди без устали совершенствуют свое тело. Одни вживляют в руку чип, чтобы обходиться без ключей. Другие — голодают и медитируют, чтобы оставаться эффективными. Третьи уже ищут рецепт бессмертия. Все это биохакинг — наука о «взломе» человеческого тела. Работают ли инновационные методики на самом деле, какие опасности они таят и к чему в итоге приведут человечество, размышляет публицист Самуил Сигал.

Самуил Сигал

Даже если вы еще не слышали термин «биохакинг», вы уже сталкивались с этим явлением. Например, знаете, что генеральный директор Twitter Джек Дорси периодически голодает и начинает каждое утро с «солевого сока» — смеси гималайской соли, воды и лимона. Или читали о сотруднике НАСА Джошуа Зайнере, который сделал себе инъекцию ДНК медузы, чтобы редактировать гены. Может, у вас есть коллега, которому вживили в руку чип.

Все это виды биологического хакерства — образа жизни, который становится популярным. Причем не только в Силиконовой долине, где он и зародился.

Биохакинг охватывает множество видов деятельности: от научных экспериментов на дрожжах до отслеживания собственного сна и диеты. Вплоть до изменения собственной биологии — люди вливают в свои вены молодую кровь, в надежде, что так организм будет бороться со старением.

В наше время наиболее известны биохакеры, которые экспериментируют на своем собственном теле, чтобы повысить физические и интеллектуальные способности. Они разделяют идеи трансгуманизма. Главная из них — люди могут и должны использовать технологии для своего развития.

Одни биохакеры имеют степени докторов наук, другие — любители. И способы «взломать» организм также разнообразны. В отличие от традиционной медицины не все они безопасны и законны.

Что такое биохакинг? 

Биохакинг — это попытка изменить свое тело и сознание, чтобы повысить их производительность, не прибегая к методам традиционной медицины.

Биохакер Дейв Эспри создал компанию по производству пищевых добавок Bulletproof. Для него биохакинг — это «искусство и наука об изменении среды вокруг вас и внутри вас, которая позволяет получить полный контроль над своим организмом». Он экспериментирует на своем теле: вводит стволовые клетки в суставы, ежедневно принимает десятки добавок, купается в инфракрасном свете. Его цель — жить как минимум до 180 лет.

Дейв часто использует слово «контроль». Эта особенность языка типична для многих биохакеров, которые говорят об «оптимизации» и «совершенствовании» своего ума и тела.

Некоторые техники биохакинга люди применяли веками. Например, медитацию и голодание. Обе методики использует Джек Дорси. Он медитирует два часа в день и по будням только ужинает, а в выходные вообще отказывается от пищи (скептики называют его пищевые привычки расстройством пищевого поведения и беспокоятся, что его пример может негативно повлиять на других). Также Дорси начинает каждое утро с ледяной ванны и проходит пешком 8 километров — так он добирается до штаб-квартиры Twitter.

Биодобавки — еще один популярный инструмент биохакеров. Они принимают множество препаратов — от антивозрастных добавок до ноотропов или «умных лекарств», повышающих когнитивные функции.

Биохакеры постоянно отслеживают количественные показатели своего организма. Для этого они могут использовать специальные устройства. Чем больше данных получаешь о механических функциях своего тела, тем легче оптимизировать его — таков их принцип.

Фото: tech.everyeye.it

Есть и более радикальные практики: криотерапия — лечение холодом. Нейробиоуправление — попытка регулировать мозговые волны. Инфракрасные сауны, которые якобы помогают избежать стресса от электромагнитных волн. <…> Некоторые люди тратят сотни тысяч долларов на эти процедуры.

Биохакеры зашли так далеко, что внедряют в свое тело компьютерные чипы. Имплантаты позволяют им делать многое: от открытия дверей без чипа до контроля уровня глюкозы в крови.

Для Золтана Иштвана, который баллотировался на пост президента США в качестве главы трансгуманистической партии, иметь имплантат весело и удобно.

— Я получаю удовольствие от этой технологии и полагаюсь на нее, — недавно написал он в «Нью-Йорк таймс». — У электрического замка на входной двери моего дома есть сканер чипов. Приятно заниматься серфингом или бегать трусцой, и при этом не носить с собой ключи.

Иштван также отметил, что «для людей с инвалидностью, у которых не функционируют руки, чип на ногах — это самый простой способ открыть двери или управлять некоторыми предметами домашнего обихода, модифицированными с помощью чип-ридера». Другим биохакерам интересно размыть грань между человеком и машиной. Они получают острые ощущения, увидев все способы, которыми мы можем модифицировать наши тела из плоти и крови. Для них имплантаты — это эксперимент для начинающих.

Что заставляет людей себя «взламывать»?

На базовом уровне биохакинг сводится к тому, чего мы все желаем — чувствовать себя лучше и видеть, как может развиваться человеческое тело. Это может проявляться по-разному. Одни люди больше не хотят болеть. Другие стремятся стать настолько умными и сильными, насколько это возможно. Еще более амбициозные биохакеры стремятся сохранить это состояние на максимально долгое время. Иными словами, они хотят продлить свою жизнь.

И биохакерам трудно остановиться. Укрепив здоровье, вы стремитесь модифицировать свое тело. А потом думаете: зачем останавливаться? Почему бы не достигнуть максимума? Например, попытаться жить вечно?

То, что начинается с желания избавиться от боли, может превратиться в самосовершенствование на стероидах.

Это было в случае с Дейвом Эспри. Ему за 40, он увлекся биохакингом, потому что ему было плохо. До 30 у него диагностировали высокий риск инсульта и сердечного приступа, он страдал от когнитивной дисфункции и весил 136 килограммов. «Я хотел контролировать свой организм, потому что устал от боли и перепадов настроения», — сказал он мне.

Теперь, когда он чувствует себя здоровым, Дейв хочет замедлить нормальный процесс старения и оптимизировать каждую часть своего тела. <…>

У Зайнера, биохакера, который однажды ввел в себя улучшенный ДНК, также были проблемы со здоровьем в течение многих лет. Но еще его побуждает к экспериментам недовольство существующим порядком вещей. Его раздражает медлительность федеральных чиновников в одобрении новейших видов лечения. В США требуется 10 лет, чтобы новый препарат был разработан и одобрен. У людей с серьезными заболеваниями иногда нет этого времени. Зайнер хочет демократизировать науку, дать людям возможность экспериментировать над собой.

Биохакеры создали собственное сообщество. Они изучают нетрадиционные идеи в кругу единомышленников. То, что они выходят за пределы нормы, становится их новой идентичностью. Интернет-сайты, группы в мессенджерах, специальные лаборатории — у людей есть возможность проводить эксперименты вместе.

Фото: unsplash

Насколько биохакинг отличается от традиционной медицины?

Некоторые виды биохакинга выходят далеко за рамки традиционной медицины.

Множество техник — медитация, голодание — можно считать основным типом биохакерства. При этом они вполне сочетаются с традиционными методами лечения. Например, приемом антидепрессантов.

Биохакерство отличает иной тип мышления. Его основная философия в том, что нам не нужно мириться с недостатками наших тел.

Мы можем трансформировать их, используя ряд высоко- и низкотехнологичных решений. И нам не обязательно ждать двойного слепого рандомизированного плацебо-контролируемого исследования, золотого стандарта традиционной медицины. В наших силах изменить жизнь уже сейчас.

Российский интернет-предприниматель и миллионер Сергей Фаге планирует жить вечно:

— Люди здесь [в Силиконовой долине] обладают техническим образом мыслей, поэтому они все воспринимают как техническую проблему, требующую решения. Пока другие говорят, что люди умирали всегда и это не изменить, мы задумываемся о биохакерстве. И оно будет развиваться. <…>

Насколько биохакинг подкреплен научными исследованиями?

Некоторые методы биохакинга подкреплены убедительными научными данными и, вероятно, принесут пользу большинству. Это те, что проверены и отработаны столетиями. Например, клинические испытания показали, что медитация снижает тревогу и хроническую боль.

Но другие «хаки», основанные на слабых или неполных доказательствах, могут быть либо неэффективными, либо вредными.

Компания Sauna Space утверждает, что ее инфракрасная сауна ускоряет клеточную регенерацию и борется со старением. Этот товар одобрил генеральный директор Twitter. После этого продажи взлетели. Но, по данным New York Times, никаких исследований, подтверждающих эффективность саун, не проводилось. Могут ли они укрепить здоровье? Никто пока этого не знает.

Точно так же и голодание, которое одобряет Дорси, вызывает у ученых вопросы. Существует масса исследований о последствиях голодания для животных, но таких экспериментов на людях почти не было. Поэтому к этой методике стоит относиться с осторожностью. Для тех, кто пережил расстройства пищевого поведения, она может быть опасна.

Моя коллега Джулия Беллоуз ранее рассказывала о «пуленепробиваемой» диете Дейва Эспри. По ее словам, она «очерняет здоровую пищу» и предлагает диету, с помощью которой человек будет терять фунт в день с помощью дорогих продуктов, свойства которых никак не подкреплены наукой. Дейв выборочно сообщал об исследованиях, которые подтверждали его доводы, и умалчивал о тех, которые противоречили им. Например, Эспри хвалит кокосовое масло и призывает отказаться от оливкового. Но есть множество рандомизированных испытаний, доказавших его пользу. <…>

Все это звучит так, словно приводит к крайностям. Какие виды биохакинга наиболее опасны?

К наиболее опасным «хакам» люди прибегают в отчаянии. И это понятно. Если вы постоянно чувствуете боль и можете умереть, а традиционная медицина не может вам помочь, вы ищете решение проблемы в другом месте. Но некоторые методики настолько опасны, что рисковать не стоит.

Если вы смотрели «Силиконовую долину» на HBO, то уже знакомы с переливаниями крови для омоложения. Пожилой человек платит за кровь молодого, а затем переливает ее в свой организм, чтобы она боролась со старением. Это звучит по-вампирски, но люди платили за участие в этом эксперименте 8 000 долларов. Инвестор — миллиардер Питер Тиль — заинтересовался методикой.

Фото: Shutterstock

Как отметил Чави Либер, некоторые ограниченные исследования позволяют предположить, что переливания крови могут избавить пациента от болезни Альцгеймера, Паркинсона и рассеянного склероза. Но это не доказано.

В феврале Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов выпустило заявление, предупреждающее потребителей от переливания крови:

— Мы обеспокоены тем, что на некоторых пациентов охотятся недобросовестные субъекты, рекламирующие использование плазмы молодых доноров в качестве лекарства. Такое лечение не имеет доказанных клинических преимуществ и потенциально опасно.

Еще один биохак, который относится к категории «не пытайтесь делать это дома» — фекальные трансплантаты. Это перенос стула от здорового донора в желудочно-кишечный тракт нездорового реципиента. В 2016 году Зайнер, устав от боли в животе, решил сделать себе пересадку кала прямо в гостиничном номере. Он достал кал друга и планировал поместить его в себя. Он пригласил журналиста задокументировать процедуру. После этого он утверждал, что эксперимент улучшил его самочувствие.

Но фекальные пересадки все еще не одобрены Управлением по санитарному надзору. Ведомство недавно сообщило, что два человека заразились серьезными инфекциями от фекальных пересадок, содержащих лекарственно-устойчивые бактерии. Один из них умер. И это было в контексте клинического испытания — по-видимому, самостоятельная пересадка будет еще более рискованной. Управление по санитарному надзору на данный момент прекращает клинические испытания трансплантатов.

Зайнер также популяризировал идею о том, что человек может редактировать собственную ДНК. В 2017 году он сделал инъекцию ДНК CRISPR на биотехнологической конференции, транслируя эксперимент в прямом эфире. Позже он сказал, что сожалеет об этом, потому что другие могут воспользоваться этой методикой и пострадать. Тем не менее, его компания Odin продолжает массовую продажу комплектов для «домашней» генной инженерии.

Эллен Йоргенсен, молекулярный биолог, соучредитель Genspace и Biotech Without Borders, двух бруклинских биологических лабораторий, считает технологию опасной. По ее мнению, ученые не уверены в ней и не знают о рисках, связанных с редактированием генома. Изменяя свой геном, вы можете непреднамеренно вызвать мутацию, которая увеличивает риск развития рака, сказала она.

«В Genspace и Biotech Without Borders мы получаем электронные письма от родителей детей, страдающих генетическими заболеваниями, — говорит Йоргенсен. — Они смотрели видео Зайнера и хотят вылечить своих детей в нашей лаборатории. Мы должны сказать им: «Это вымысел». И это невероятно больно».

Она думает, что такие поступки порочат биохакеров, поскольку из-за них все сообщество считают безответственным.

Законно ли это?

Пока нет правовых норм, которые бы регулировали биохакинг. В юридической серой зоне находится множество видов деятельности, связанных с биологическим хакерством. Их нельзя назвать незаконными, несмотря на недовольство властей. Биохакеры находятся на неизведанной территории.

После того, как Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов опубликовало заявление, призывающее людей отказаться от переливаний крови в целях омоложения, стартап Ambrosia из Сан-Франциско прекратил свою деятельность. В настоящее время он обсуждает свою методику с ведомством. <…>

Зайнер находится под следствием — в отношении него возбудил дело Департамент по делам потребителей Калифорнии. Биохакера обвиняют в медицинской практике без лицензии.

Биохакеры, с которыми я говорил, сказали, что ограничительное регулирование ни к чему хорошему не приведет. Оно загонит биохакеров в подполье. Представители сообщества говорят, что лучше поощрять культуру прозрачности, чтобы люди могли задавать вопросы о том, как заниматься исследованиями, не опасаясь репрессий. <…>

Кадр из фильма «Элизиум»

Одна из самых амбициозных идей биохакеров — поиск бессмертия и попытка «обмануть» время. Это возможно?

Некоторые биохакеры считают, что с помощью технологий они смогут жить дольше, а также продлят свою молодость. Геронтолог Обри де Грей утверждает, что люди смогут дожить до 1000 лет. Он считает, что первый такой человек уже родился.

Де Грей разрабатывает стратегии восстановления семи типов клеточных и молекулярных повреждений, связанных со старением. Его цель — сделать 90 лет новыми 50 годами к 2030-му. Некоммерческая организация ученого уже привлекла многомиллионные инвестиции.

С вопросом, насколько реалистичны цели де Грея, я обратился к соучредителю Genspace Оливеру Медведику, который получил докторскую степень в Гарвардской медицинской школе и руководит Центром биомедицинской инженерии.

— Жить до 1000 лет? Это определенно возможно, если мы захотим этого, — ответил он.

По его мнению, научное сообщество наконец сошлось во мнении о причинах старения. Только пара из них — повреждение митохондрий и эпигенетические изменения. За последние пять лет Медведик увидел множество статей о возможных способах устранения этих возрастных особенностей.

Исследователи, которые борются со старением, используют два подхода. Первый — это метод «малых молекул», который связан с пищевыми добавками. Растительное соединение физетин убивает стареющие клетки — те, что уже перестали делиться.

Второй подход — генная инженерия. Ученые опробовали эту тактику в исследованиях на мышах. Они изменяют геном эмбриона. Но Медведик не одобряет эту методику — она не позволит лечить тех, кто уже появился на свет.

Оливер Медведик также увлечен потенциальными немедикаментозными методиками лечения заболеваний, связанных со старением. Например, болезнь Альцгеймера пытаются устранить с помощью световой стимуляции, воздействующей на мозговые волны. Но в ближайшее время эта технология не получит массового распространения, потому что «фармакологические компании не смогут ее монетизировать». <…>

Биохакинг может фундаментально изменить природу человека?

Когда мы слышим о людях, которые изменяют свои гены или переливают себе чужую кровь для омоложения, то невольно задумываемся, к чему это приведет человеческий вид.

Но ведь мы изменяли человеческую природу с самого начала. Например, изобретение сельского хозяйства превратило нас из кочевых охотников и собирателей в оседлые цивилизации. Независимо от того, думаем мы об этом или нет, все каждый день «взламывают» свой организм.

Чем больше я изучаю биохакерство, тем больше думаю, что его неприятие сводится к страху нового. Но учтите, что экстремальные «биохаки» действительно опасны. <…>

— Если вы утверждаете, что биохакеры меняют человеческую природу, то нам нужно сначала договориться о том, что значит быть человеком, — сказал Роб Карлсон. — Странно говорить, что люди статичны — это не тот случай, когда в 1500 году мы были бы такими же, как сегодня.

Это правда. В наше время мы живем дольше. Мы выше. Мы более мобильны. И мы вступаем в брак и заводим детей с людьми, которые приезжают с разных континентов, из разных культур — это отход от старых обычаев, который не имеет ничего общего с генной инженерией, но, тем не менее, приводит к генетическим изменениям.

Но у биохакинга есть риски. Что если инновации биохакеров не будут доступны всем? И, например, лекарство от старения смогут купить только богатые? Приведет ли это к еще большему социальному разрыву, когда богатые люди живут долго, а бедные умирают, будучи значительно моложе их?

Медведик считает, что этого не случится. И биологические добавки для продления жизни не будут дорогостоящими.

— Нет никаких причин, почему они не могут быть дешевыми. Но это зависит от того, сумеет ли общество объединиться в борьбе со старением, — сказал он.

Производство инсулина не требует больших затрат, но наше общество позволило фармкомпаниям поднять его цену настолько высоко, что многие люди с диабетом пропускают спасительные дозы. Это ужасно, но дело не в технологии.

Еще одна опасность биохакинга: делая себя умнее, сильнее и добиваясь бессмертия, мы можем создать общество, в котором каждый обязан изменять себя. Даже если не хочет этого. Отказ от «взлома» может привести к проблемам на работе или моральному осуждению за то, что ты не подвергаешь себя оптимизации. В мире сверхчеловечества будет трудно оставаться человеком.

— Обратная сторона всего этого — «идеальная раса» или призрак евгеники, — признает Йоргенсен. — Это мощный набор технологий, которые можно использовать по-разному. Но лучше делать это с умом.

Источник: Vox

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: