Дать место действовать Богу

На Светлой седмице своей радостью и лучшими материалами с нами делится журнал «Отрок».

«Анатомией высокоумия» можно было бы назвать эту беседу, состоявшуюся в редакции «Отрока», пока готовился номер. Но вряд ли возможно так с ходу разобрать и разложить по полочкам настолько сложное явление. Хотя главного, считаем, нам удалось достичь: отследить, как действует невидимый яд высокоумия, и выяснить, чем эта духовная болезнь опаснее всех остальных грехов.

— Владыка, не дает покоя вопрос о происхождении высокоумия. Откуда у человека, существа очень уязвимого и подверженного всевозможным опасностям, появляется уверенность, что он лучше Господа знает, как надо?

Архиепископ Обуховский Иона (Черепанов)

— Вопрос, конечно, сложный и многослойный. Можно начать с того, что такое высокоумие. Преподобный Серафим Саровский говорил, что зачастую Господь людям, любящим Его, попускает впадать в какие-то тяжелые и страшные грехи — для того, чтобы они не впали в еще больший грех высокоумия.

Высокоумие — это чрезвычайно высокое мнение о себе, о своих умственных и иных способностях. Опасно оно тем, что практически незаметно. То есть человек сродняется с мыслью, что он действительно не таков, как прочие человецы (Лк. 18, 11), «не тварь дрожащая, а право имеет», живет, полностью погрузившись в эту мысль, и руководствуется исключительно ею, совершенно не оставляя в своей жизни места Богу. При этом он может быть и верующим, воцерковленным, ходить в храм. И особенно если все у него гладко, спокойно, без шероховатостей — нет взлетов, подвигов, нет и грехопадений, которые бы его смиряли, — он привыкает к такому укладу, живет ровно, будучи при этом уверен, что сам прекрасно знает, что и как делать.

Пребывать в осознании — даже не своей исключительности, а просто «нормальности», среднего уровня («явно не грешу, никого не обижаю, никому не досаждаю, все у меня нормально вроде бы») — очень опасно. Потому что когда нет запроса на подвиг, на преодоление себя, и самое главное — когда нет запроса на благодать Святого Духа, которую надо призывать не только устами, читая регулярно «Царю Небесный» и другие молитвы, но буквально вопиять к Небу, прося Господа дать помощь, исцелить и укрепить, — без всего этого человек неспешно, но очень явно деградирует.

Опасность еще и в том, что подобное состояние трудно проконтролировать. Часто оно заметно только духовнику. Но в наших силах — каждого, кто живет церковной жизнью, — научиться его в себе замечать.

Очень мало таких людей, которые имеют постоянное и непрестанное горение ко Господу. Эти люди именуются святыми, то есть избранными. О них мы с восхищением читаем в патериках. Но, опять же, из духовной литературы знаем, что тех, кто буквально с детства и до старости провел всю жизнь в служении Господу без падений и явных отступлений, — единицы. Они особо избранные, их сердце было настолько чистым, неудобопреклонным ко греху тщеславия и высокоумия, что им совершенно не вредило пребывание в постоянном богообщении.

Но Господь — Сердцеведец. Он каждому дает по его сердцу. И ведет к Себе (если, конечно, мы хотим идти) наиболее спасительным путем.

В том числе попуская впадать в тяжкие грехи — как об этом и предупреждал преподобный Серафим Саровский.

Внимательный к себе человек, впадая в грех, отрезвляется и видит свою немощь. Видит, что отнюдь не столь крепок, как ему казалось. Что отнюдь не является скалой веры, и малейший ветер из ада тут же сносит его влево — в сторону преисподней. И, понимая это, начинает приближаться к трезвому о себе представлению, к осознанию, что без помощи Божией, без благодати Божией преуспеть совершенно невозможно. Тогда и начинает не устами, а сердцем призывать Господа, буквально вопиет: Боже, в помощь мою вонми, Господи, помощи ми потщися. Да постыдятся и посрамятся ищущии душу мою, да возвратятся вспять и постыдятся хотящии ми злая (Пс. 69, 1–2). В этих словах из Псалтири говорится не о людях, которые должны постыдиться и посрамиться, и возвратиться вспять, а о демонах, потому что именно они приносят злая человеку. Вот когда начинаем так молиться, Господь приходит на помощь, и мы имеем возможность возвыситься.

— Если замечаешь в себе высокоумие, как исправлять ситуацию? Не дожидаясь, пока Господь начнет вразумлять…

— Сохранять трезвое о себе понятие очень помогает житийная литература, относящаяся к периоду египетского монашества. Почему именно она? Во-первых, о древних пустынниках сохранилось больше всего повествований. А во-вторых, есть такой парадокс: чем ближе во временнóм отношении к нам жил человек, тем более истории о нем приобретали черты, характерные для сложившегося уже канона житий святых. То есть мы видим только череду побед и практически никогда — поражений. Падения если и упоминаются, то вскользь, схематично или заретушированно.

К слову, отголоски древних жизнеописаний отчетливо прослеживаются в нашем Киево-Печерском патерике. Так, мы читаем, что многие Печерские преподобные прошли через падения, и как раз это состояние еще больше приблизило их к Богу, потому что таким образом они были явно исцелены от высокоумия.

Ярчайшие примеры — Никита-затворник и Исаакий-затворник. Оба были заражены как раз этим грехом, то есть считали себя не такими, как другие. А дьявол не бьет в лоб, он всегда работает «под прикрытием». Понятно, что подвижники вряд ли допускали мысль, что они — избранники Божии, светочи по сравнению с прочей «приземленной греховной массой». Нет. Но все равно в них очень тонко действовал яд тщеславия и высокоумия.

Это мое предположение подтверждается хотя бы тем, что, подвергнувшись искушению, они не отринули его. Благодать Божия их не защитила, и в своем подвиге затворничества они потерпели поражение. И Никита, затворник Печерский, который предсказывал будущее, толковал Писание, наставлял приходящих к нему людей, почувствовал себя на достаточной духовной высоте. И Исаакий, затворник Печерский, так же — хоть и не имел видимых проявлений, как у Никиты, но однако же когда дьявол предстал перед ним в образе Христа со ангелы, посчитал себя достойным явления Господа и поклонился дьяволу, как Христу. Мы знаем, как жестоко с ним обошлись демоны: принудили его к плясанию и пляской заморили до полусмерти — так, что братия Киево-Печерской лавры еле-еле его выходили. Все это подробно описано в Печерском патерике.

В житии, например, преподобного Сергия Радонежского уже меньше встречается подобных вещей, хотя несомненно, что он тоже прошел через испытания. И многие другие жития святых второго тысячелетия повествуют преимущественно о взлетах.

Почему еще полезно читать жизнеописания древних, и особенно египетских монахов? Потому что все эти книги — что «Луг духовный», что «Лавсаик», что многие патерики — написаны современниками, очевидцами. Их составляли очень и очень трезво, упоминая обо всем, что случалось, совершенно не приукрашая, без цели завуалировать какие-то, может быть, неприглядные стороны или грехопадения тогдашних отцов. Это было необходимо, чтобы показать, как подвижники, победив дьявола и преодолев себя, становились святыми. И как другие братия при тех же условиях и в тех же монастырях погибали, поработившись греху.

Ведь духовная жизнь — это не шутки. Враг наш дьявол ходит, яко рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Пет. 5, 8), и даже живя в условиях, максимально благоприятных — ходя в храм, имея духовника, читая душеполезные книги, — все равно можно погибнуть. Потому что не устоит человек, который перестает всем сердцем призывать Господа на помощь, осознавать себя нищим духом. Мы знаем первую заповедь блаженства — блаженны нищие духом (Мф. 5, 3). Как толкуют ее святые отцы? Нищие — это те, кто нуждается. Блаженны нищие духом — это люди, которые осознают свою нищету, ощущают необходимость в помощи Святого Духа. Чувствуют себя настолько немощными, что буквально требуют у Господа благодати, которая бы укрепляла их на пути христианина. Только если человек от всего сердца признаёт себя нищим духом, тогда он действительно, по слову Господа, будет близок к Царствию Небесному.

В этом отношении высокоумие — незаметный краник, постепенно перекрывающий нам источник Святого Духа, Которым, как поется в церковном песнопении, «всяка душа живится и чистотою возвышается».

Потому святые и говорят об этом грехе как об одном из самых опасных. Грехи явные, являющиеся нарушением заповедей Божиих, как это ни парадоксально звучит, зачастую служат человеку как раз к возвышению. Потому что, согрешив и ужаснувшись содеянному, люди в корне меняют свою жизнь, начинают всем сердцем стремиться ко Господу и становятся совсем другими. Так действует Промысл Божий, который, по Катехизису святителя Филарета (Дроздова), «зло пресекает или исправляет и обращает к добрым последствиям».

Вообще видение своих грехов — это не что-то вполне очевидное. Не зря в молитве преподобного Ефрема Сирина, которую все православные христиане читают Великим постом, о вѝдении своих грехов говорится как о даре Божием: «Господи, Царю, даруй ми зрети моя согрешения». Святые отцы говорят, что блажен не тот, кто видит ангелов, а тот, кто видит свои грехи. Поэтому важно всегда иметь о себе трезвое, спокойное понятие, испытывать нужду в благодати Святого Духа. Тогда Господь обязательно приходит на помощь, обязательно Его благодать живит нас, и мы имеем возможность приближаться ко Господу и жить по-Божиему.

— Вы говорите, что без взлетов и падений в духовной жизни можно впасть в высокоумие. А как же совет святых отцов держаться «золотой середины», «царского пути», избегать крайностей? Кто-то прочитает сейчас эти строки и пойдет искать подвиг на свою голову…

— Во времена моей юности бытовала поговорка: «В жизни всегда есть место подвигу». И даже в спокойной, мирной, ровной повседневности, действительно, всегда есть место подвигу.

Я не говорю о сверхъестественных вещах — многодневных бдениях или сотнях земных поклонов. Подвигом является и милостыня — когда человек подавляет в себе привязанность к материальным вещам, жадность, какой бы она ни была большой или маленькой, и помогает нуждающимся.

Подвигом является и домашняя молитва, когда, несмотря на массу дел и забот, мы находим время для того, чтобы пообщаться, поговорить с нашим Господом.

Подвигом является и хождение в храм на богослужение — когда в любую погоду, в любом состоянии и настроении мы собираемся и идем праздновать малую Пасху, славословить Воскресшего Христа.

Подвигом является и терпение наших ближних, с которыми мы поставлены рядом. Ведь апостол Павел как говорил? Друг друга тяготы носите и тако исполните закон Христов (Гал. 6, 2). Не сказал: поститесь и так исполните закон Христов. Или: молитесь и так исполните закон Христов. Но — «друг друга тяготы носите». Почему? Потому что у нас есть две главные заповеди: любовь к Богу и любовь к ближнему. И тяготы друг друга нести нужно не со злостью на судьбу, не с раздражением или чувством безысходности, что все равно мы ничего не изменим, а непременно с любовью, с расположением конкретно к данному человеку — тогда это действительно будет исполнением закона Христова и подвигом.

Таким образом, всегда есть место подвигу. Каждый день у нас есть возможность угодить Господу, исполняя Его заповеди.

— Как этому научиться — давать в своей жизни место действовать Богу?

— Мне сложно сказать, потому что если бы я сам так жил, то, возможно, мог бы дать какой-то совет…

Наверное, всегда необходимо помнить слова молитвы «Отче наш»: да будет воля Твоя (Мф. 6, 10). Не моя воля, но Твоя, Господи! Вот ориентир и вектор, к которому мы должны стремиться, чтобы с готовностью принять волю Божию.

Воля Божия во многом проявляется в каких-то ситуациях, встречах. И если мы говорим: «Господи, да будет воля Твоя!», должны все на своем пути принимать как проявление воли Божией, как экзамены или испытание, которые Господь дает, чтобы мы максимально очистились от страстей, от грехов и приблизились к Нему.

Еще нужно помнить очень важные слова святителя Иоанна Златоуста. Он сказал их не в благоденствии, не на первосвятительской кафедре блистательного Константинополя, но в ссылке, в лишениях, опозоренный и изгнанный. «Слава Богу за всё!» — такими были его слова перед смертью, и они должны стать лейтмотивом и нашей жизни. Чтобы присутствовала в нас готовность с благодарностью принять волю Божию, какой бы она ни была.

Не зря говорят: «Кто в море не ходил, тот Богу не молился». Действительно, кто побывал в критическом состоянии, познал, что не имеет «ни иныя помощи, ни иныя надежды», уже ищет поддержки только у Господа, у Пресвятой Богородицы и у святых, приучается жить по Божией воле, искать ее и следовать ей.

Православный журнал для молодежи «ОТРОК.ua», №1/2019

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Темы дня
Биолог и палеонтолог Александр Храмов - об обезьянах, “митохондриальной Еве” и всемирном потопе
Мы живем в ситуации тотального бытового неверия — к евангельскому повествованию в неделю о расслабленном

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: