Мы продолжаем обсуждение проекта документа «О церковном браке». На вопросы «Правмира» отвечает протоиерей Димитрий Струев, руководитель молодежного культурного центра «Экклезиаст» (г. Липецк).

Отец Димитрий, показался ли Вам документ о браке достаточным во всех пунктах или чем-то хотелось бы дополнить?

Протоиерей Димитрий Струев

Протоиерей Димитрий Струев

– Поводов для серьезной критики я не увидел. Разве что сделал бы оговорку вот по какому поводу: там сказано, что венчание совершается только после заключения брака в ЗАГСе, а исключения могут быть только в совершенно особых случаях.

Я думаю, что если уже заявление подано и процесс запущен, а будущие супруги считают венчание более важным и хотели бы обвенчаться накануне регистрации, то почему бы не пойти им навстречу? Я бы предложил внести пункт о возможности венчания накануне регистрации. Чтобы вместо свидетельства о браке могла бы быть просто справка о том, что заявление подано.

И священник, особенно в тех случаях, когда речь идет о прихожанах, в намерениях которых он не сомневается и достоверно знает, что заявление у них принято и дата регистрации назначена, мог бы со спокойной совестью совершить венчание.

Считается, что решение о необходимости гражданской регистрации брака до венчания обусловлено в первую очередь уважением к государству, к закону, но думаю, что таинство венчания, совершенное за неделю до государственной регистрации, попранием государственных законов не будет.

Однако есть и другая мотивация требования свидетельства о браке: в перестроечные годы, когда стали массово открываться храмы и у народа проснулся интерес к православию, было много случаев профанации таинства венчания, когда люди шли на венчание без серьёзных намерений, как сейчас принято говорить, «по приколу».

Или еще хуже – я слышал о ситуациях вроде такой: взрослый дядя в состоянии «седина в бороду, бес в ребро» имеет любовницу. Для пущей романтики прелюбодеи идут в храм венчаться, а когда законная жена узнает о неверности, он её ставит перед фактом: а мне с ней не грех, мы в церкви венчаны. Жена приходит в епархиальное управление: «А я теперь вообще кто? И что мне теперь делать?» Может, не дословно так, но подобные эксцессы бывали. И вот во избежание таких ситуаций, которых не должно быть, было принято решение на уровне Синода, что брак должен быть зарегистрирован в ЗАГСе.

Но одно дело, когда к священнику приходят люди, которых он первый раз видит, и просят обвенчать их как можно скорее, а другое дело – постоянные прихожане, чье становление отношений и подготовка к свадьбе происходили на глазах священника – во втором случае не вижу смысла ставить жесткое требование, чтобы венчание было только после регистрации, а не на неделю или две раньше, например.

Пункт о возрастном цензе у многих вызывает недоумения: сначала пишется, что цель христианского брака – это «достижение нерушимого единства со Христом». И тут же пишется о максимальном возрастном цензе. Что, если женщине 61 год, а мужчине – 71, то они уже не могут достигнуть нерушимого единства со Христом?

– Там есть оговорка, что это не касается тех людей, которые уже много лет в браке живут. А что касается тех, кто только вступает в брак в пожилом возрасте… Я думаю, что это наследование тех ограничений, которые были приняты ещё дореволюционным Синодом. В то время это имело практическую необходимость – таким образом боролись с фиктивными браками ради наследства. Но в наше время этот смысл явно утрачен.

Но даже если документ примут в таком варианте, не думаю, что будет необходимо жестко этому следовать: в конце концов, есть дерзновение архиерейской власти, и если люди в пожилом возрасте приняли решение создать семью, и есть возможность спросить благословение архиерея, то не думаю, что из-за того, что кому-то 61 год, реально будет отказано в совершении таинства. Но лучше, конечно, упростить эту систему, чтобы не надо было в подобных случаях теребить епископов.

Фото: doski.ru

Фото с сайта: doski.ru

Вызывает сомнение пункт, в котором не разрешается Церковью венчание людям, ранее состоявшим в трех браках. Учитываются браки как венчанные, так и невенчанные, но получившие государственную регистрацию. Но в нынешнее время люди могут несколько раз состоять в так называемом гражданском браке, даже иметь в этих «браках» детей. Не получится ли, что, например, мужчина сможет на «законных» основаниях венчаться, при этом у него за спиной, в бэкграунде, может оказаться несколько брошенных женщин с детьми, о которых он может забыть и жить «святой» жизнью в венчанном браке? Почему в этом пункте не идет речь о гражданских браках, хотя бы тогда, когда есть дети?

– Пожалуй, да, следует сделать эту оговорку, когда речь идет не только о венчании, но и о зарегистрированных браках – логично такие «гражданские браки», в которых растут дети, приравнять к браку.

Что Вы думаете по поводу бесед перед венчанием: нужны ли они? Сколько их нужно (если нужно), в какой форме? Кто их должен проводить: священник или катехизатор? Не будет ли и тут формального подхода, как бывает с беседами перед крещением: отсидели две-три и в купель? Дает ли беседа некую «гарантию»?

– Если венчаться собрались люди не вполне воцерковленные, не следует отказывать им в венчании, но хорошо бы не упустить возможность помочь им в воцерковлении, в подготовке к осмысленной исповеди и причастию, параллельно давая рекомендации по особенностям духовной жизни семьи. Здесь важен индивидуальный подход, беседы по расписанию, действительно, могут мало что дать.

Если речь идет о людях, которые совсем не в теме, и катехизировать их нужно с азов, то начать работу с ними может и мирянин, который занимается катехизацией. Если азы знакомы, то без катехизатора можно обойтись, но именно пастырская беседа о браке необходима.

Какие книги можно предложить почитать готовящимся к венчанию?

– Я бы предложил сборник бесед о браке митрополита Антония Сурожского.

Какие основные проблемы Вы видите в подготовке к венчанию у «внешних» и прихожан? Стоит ли венчать незнакомцев или только «своих»?

– Просто разворачивать людей с порога не следует, конечно. Но у незнакомцев надо выяснять, откуда они взялись. Если это первая попытка посещения храма — значит, возвращаемся к предыдущему пункту, о катехизации. Если они прихожане другого храма, то следует выяснить, почему они у себя не хотят венчаться.

Мотивацию «у вас интерьер красивее» хорошо бы преодолевать, воспитывая отношение к собственному приходу не как к бюро услуг, а как к духовно-отчему дому. А если в своём храме им не дают венчаться какие-то проблемы, то хорошо бы узнать об этих проблемах не только в версии самих беглецов, но и напрямую связаться с их духовником (если таковой имеется) или настоятелем их храма.

В документе сказано, что нельзя отказывать в причастии тем, кто не венчан, но в законном браке, а христиан невенчанных надо вразумлять, говоря, что жить без венчания недопустимо. Нет ли тут противоречия? Вроде госбрак – это брак и можно причащаться, а вроде – недопустимо жить без венцов.

– Я обычно в ответ на вопросы о соотношениях разных вариантов брака рисую следующую картинку. Есть две крайние точки. Первая: христианский брак, освященный таинством венчания и единой духовной жизнью верующих супругов. И вторая: секс ради секса, или ради каких-то меркантильных целей, с кем попало — то есть грех в чистом виде. Вот между этими двумя крайними точками есть множество промежуточных. Если люди «встречаются» парой, в течение своих отношений храня верность друг другу, — это не совсем то же самое, что «с кем попало». Если они при этом еще и живут вместе, ведя совместное хозяйство и ощущая ответственность друг за друга, — это следующая точка на шкале; еще следующая — если они детей рожают.

Следующий знак приближения к идеалу — штамп в паспорте. Вот с этой точки, согласно Основам социальной концепции РПЦ, и начинается возможность допускать кого-то из этой пары к причастию. «Кого-то из пары» — если второй супруг не православный. А в тех случаях, когда оба члена семьи считают себя православными, но венчаться не хотят (в том числе с формулировкой «как-нибудь потом»), надо предложить им выбрать одно из объяснений причины этого: либо они не совсем православные, либо они не сильно друг друга любят, сохраняя в глубине души перспективу развода. Какую-либо третью причину не-венчания православных трудно себе представить.

Только к этой моей «шкале» следует оговорку сделать: это не модель постепенного возрастания для кого-то от промискуитета к христианскому браку. Святитель Василий Великий был прав, говоря, что «блуд — не только не брак, но и не начало брака», и допуская сочетание браком тех, кто допустил блуд, только как нежелательную крайнюю меру — лишь во избежание еще большего разврата.

Да, если люди неверующие, пребывая в вольном плотском сожительстве (которое сейчас по недоразумению именуется гражданским браком), вдруг придут к Богу, покаются и станут готовиться к венчанию — я верю, что Господь может благословить их брак, и их семья будет гармоничной. Но если воцерковленный человек ради блудных отношений отходит от Чаши Христовой — можно быть уверенным, что ни к чему хорошему такие отношения не приведут. Даже если у подобной истории и будет благоприятный финал, то только ценой многих проблем и скорбей. Но чаще подобные отношения недолговечны и драматичны. И это не придуманная кем-то ханжеская мораль, это опыт.

Согласны ли Вы с расширенным списком допустимых поводов для расторжения брака? Например, некоторые указывают, что сейчас сифилис или проказа излечимы. И не будет ли это лазейкой для тех, кто хочет бросить больного?

– Если люди твёрдо решили не жить вместе, церковный запрет развода их не остановит, обойдутся и без лазейки. Тут лучшим комментарием будет известный эпизод из фильма «Тот самый Мюнхгаузен»: «На волю, всех на волю!»

По поводу выдачи свидетельства невиновной стороне: так до конца и не понятно – это свидетельство о расторжении брака или свидетельство о возможности для получившего повторного брака? Ведь говорят, что у нас нет церковного развода, а только благословение на повторный брак – или это не так? Брак расторгается самими супругами или указом архиерея?

– Так ведь «развенчания» как такового не существует. Архиерей даёт благословение на повторный брак. В этом случае первый брак утрачивает силу при совершении нового таинства венчания, не раньше. Если это не оговорено в документе, то надо оговорить максимально чётко и набрать капслоком! Потому что добрая половина «развенчальщиков» приходит в епархиальные канцелярии со следующей установкой: «Я венчаться больше не собираюсь, мне одного раза хватило. А сейчас мне надо снять венцы, чтобы было не грех жить с кем захочется». Вот с этой верой в безгрешность блуда после «развенчания» надо бороться радикально.

В документе говорится, что «виновной стороне можно предоставить право венчаться после покаяния и епитимьи», и даже тоже могут справку выдавать. Вы согласны с таким подходом? Нужна икономия или акривия? Бытует мнение, что виновную сторону никак нельзя больше допускать до брака.

– Нельзя-то нельзя (по канонам), но много ли кто готов по канонам жить? Если бы виновная сторона готова была в покаянии остаток жизни прожить в монашеском воздержании — так Бог в помощь. Но ведь всё равно будут жить с кем-то. И для Церкви варианты — либо считать их отлучёнными до конца жизни, либо всё-таки совершить «Чин о второбрачных», благословить на несение определенной покаянной дисциплины, и пусть уж лучше они творят плоды покаяния в новом браке, чем подпадают под пожизненное отлучение.

Тем более что в очень многих случаях трудно определить, кто виноватей. А если бывшие возлюбленные перепихивают вину друг на друга, то их следует предупредить, что за ложь кому-то из них перед Богом отвечать придется, а дальше они пусть как хотят. «Я прокукарекал, а там хоть не рассветай».

В документе предлагается откладывать венчание с тем, кто не признает догматов или венчается из суеверия. Но реально так ведь почти никто не поступает из священников? Человек может отсидеть беседы и молча пойти венчаться, с него же не требуют даже произнесения Символа веры, не то чтобы сдачи экзамена по Закону Божьему. Как тут поступать?

– Я думаю, что если один из супругов — православный, стоит совершать венчание ради его веры. Венчаем же мы православных с католиками, лютеранами, нехалкидонитами… Вот и верующих в «Бога-в-душе», но крещеных в православии, можно допускать к участию в таинстве по тому же принципу и с теми же оговорками — чтобы давали обещание не препятствовать воспитанию детей в вере. А если оба непонятно во что верят, то надо серьезно расспросить влюбленных, точно ли они уверены, что по тому адресу пришли.

Мы у себя на приходе решаем эту проблему просто: напоминаем всем желающим венчаться о традиции причащаться обоим супругам накануне венчания. Если причащаться решается только один из них – опираемся на вышеизложенный принцип. Случаев, чтобы причащаться отказались оба, я не припомню, но если бы я с таким столкнулся, я бы спросил, какой смысл в совершении церковного таинства над семьей, в которой никто не является членом Церкви.


Читайте также:

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: