Дело Голунова: позиция консерватора, государственника и охранителя

|
«Это не конфликт “государства” и “общества”. Это конфликт, вызванный сильными подозрениями в том, что полномочия государства, в данной конкретной ситуации, перехвачены криминальными элементами, действующими в своих собственных, а отнюдь не государственных интересах. И тут общество и государство находятся по одну сторону – а эти криминальные элементы по другую». О деле Ивана Голунова – публицист Сергей Худиев.

Сергей Худиев

Дело журналиста-расследователя Ивана Голунова, арестованного по обвинению в наркоторговле, привлекло огромное внимание, и в одном отношении отзывы на него оказались не вполне обычными.

Первая и инстинктивная реакция, которую можно наблюдать в подобных случаях – это выстраивание по партийным линиям. Голунов – сотрудник либерального медиа, следовательно, либералы, смутьяны, скубенты, посольство Сверхдержавы и прочие борцы с самодержавием должны быть за него, а патриоты, охранители и государственники – против, и защищать честь мундира задержавших его сотрудников. Стремление держаться своего племени, использовать любую ситуацию для демонстрации непоколебимой верности “своим” – один из глубочайших человеческих инстинктов, и мы постоянно наблюдаем его проявления.

Однако в реальности ситуация развивалась по-другому – в защиту Голунова выступили люди самых разных политических и мировоззренческих убеждений. Людей, которые твердо поддержали обвинение, оказалось очень немного. Показательно не то, что политические сторонники “Медузы” показали эффективную мобилизацию – а то, что люди из противоположного лагеря присоединились к выступлениям в защиту арестованного.

Почему? Я могу сказать за себя. Я консерватор, государственник и охранитель. И у меня есть причины отнестись к обвинениям в адрес Голунова крайне холодно.

Первая из них – крайняя шаткость доводов, представленных обвинением. Фактически, отсутствие внятной и правдоподобной версии. То нам предъявляют фотографии целой лаборатории по производству наркотиков, то признают, что фотографии сделаны в совершенно другой квартире. То по сетям разгоняется версия, что Голунов – тяжелый наркоман, вынужденный торговать наркотиками, чтобы добыть деньги себе на очередную дозу – то приходят результаты экспертизы, которая никаких наркотиков в его анализах не нашла.

Конечно, всегда есть вероятность, что мы чего-то не знаем, что вот-вот явятся железные доказательства вины журналиста – но чем дальше, тем вероятность этого становится меньше. И тем более вероятным представляется, что имеет место другое преступление – намеренная попытка фальсифицировать обвинение в отношении невиновного человека.

В этой ситуации политические предпочтения, или особенности личной жизни обвиняемого, или кто вышел или не вышел в его поддержку, просто не имеют отношения к делу – важно, совершал ли он инкриминируемые ему деяния. По всей видимости, нет.

Правосудие важнее политических симпатий или антипатий. Как говорит Писание, “удаляйся от неправды и не умерщвляй невинного и правого, ибо Я не оправдаю беззаконника” (Исход 23:7).

Но есть и политические причины, по которым охранителю стоит выступить против того, что выглядит как неправосудное преследование. Коррупция в правоохранительных органах, когда полиция используется для сведения личных счетов – это чрезвычайно опасное преступление не только против личности, но и против государства. Подобные преступления делают для возбуждения мятежа и смуты, и создания, как говорил классик, “революционной ситуации” гораздо больше, чем все усилия врагов государства.

Вспомним, что одним из запалов к киевскому Майдану были преступления милиционеров во Врадиевке – которые не были пресечены и наказаны надлежащим образом. Если бы Янукович отреагировал на эти безобразия с должной решимостью и показал бы твердость в пресечении злоупотреблений, он до сих пор был бы уважаемым украинским политиком и, возможно, президентом, а страна избежала бы всех бедствий смуты.

Люди могут относительно спокойно переносить коррупцию в других областях – там, где лично они не чувствуют себя под прямым ударом. Но вот злоупотребления в правоохранительных органах, из-за которых рядовой гражданин может лишиться свободы или даже жизни, воспринимаются как прямая угроза и разрушают доверие и лояльность по отношению к государству.

Подобные преступления (или серьезные подозрения в них) особенно раздражают людей потому, что стать жертвой коррумпированных полицейских – это вполне реально для обычного человека и его близких. Даже если он не делает ничего особенно раздражающего – не пишет разоблачительных материалов или не составляет конкуренции кому-то важному – он может попасть под каток.

Либеральные журналисты могут раздражать и вообще восприниматься как “не наши” – но у них нет возможности отправить вас или ваших родных в тюрьму за преступление, которого вы не совершали.

Поэтому серьезное подозрение в фальсификации обвинения, которое возникает в деле Голунова, должно быть тщательно расследовано, истина установлена и, если подозрения подтвердятся, ответственные выявлены и наказаны. Этого требуют не только интересы самого Голунова или близких к нему людей – этого требуют интересы государства и сохранения общественной стабильности.

Этого также требуют интересы полиции и правоохранительных органов – тех честных и усердных людей, которые добросовестно исполняют свой нелегкий и часто опасный долг, чтобы защитить законопослушных граждан от преступников. На этих достойных людей неизбежно падает тень от подобных служебных преступлений – чего они никак не заслуживают. Должное расследование и наказание виновных поможет честным правоохранителям и дальше служить обществу.

Это не конфликт “государства” и “общества”. Это конфликт, вызванный сильными подозрениями в том, что полномочия государства, в данной конкретной ситуации, перехвачены криминальными элементами, действующими в своих собственных, а отнюдь не государственных интересах. И тут общество и государство находятся по одну сторону – а эти криминальные элементы по другую.

Как-то поддерживать эти элементы – не значит выступать за государство. Это значит выступать против него.

Конечно, не исключено (хотя все менее вероятно), что завтра мы увидим какие-то решительные доказательства вины Ивана Голунова – а наши подозрения в подлоге рассеются. Но обвинению надо очень постараться предъявить эти доказательства, учитывая, как противоречиво и неубедительно все то, что было предъявлено до сих пор. Какое-то из двух преступлений – наркоторговля или подлог – точно имеет место, и дело должно кончиться тщательным расследованием и открытым судом.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают Правмир, но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что честная и объективная информация должна быть доступна для всех.

Но. Правмир – это ежедневные статьи, собственная новостная служба, корреспонденты и корректоры, редакторы и дизайнеры, фото и видео, хостинг и серверы. Так что без вашей помощи нам просто не обойтись.

Пожалуйста, оформите ежемесячное пожертвование – 100, 200, 300 рублей. Любая сумма очень нужна и важна нам.

Ваш вклад поможет укреплять традиционные ценности, ясно и системно рассказывать о проблемах и решениях, изменять общественное мнение, сохранять людские судьбы и жизни.

Дорогой читатель!

Поддержи Правмир

руб

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: