Главная От автора
“Дело государства”. Почему сенаторы не понимают, как устроен механизм закупки незарегистрированных лекарств
Пока Минздрав объявляет закупку незарегистрированных препаратов, сенатор Валерий Рязанский считает, что  нельзя передавать права на закупку и ввоз родственникам либо благотворительным организациям. И эта новость показывает, насколько государственные органы не готовы решать проблему доступности в России незарегистрированных лекарств системно. Координатор благотворительных программ фонда “Адвита” Елена Грачева написала у себя в фейсбуке, что сенаторы, которые хотят “заставить” государство решить проблему с закупками незарегистрированных лекарств, сами не понимают, как устроен механизм закупок. “Правмир” поговорил с Грачевой.

“Дело государства”. Почему сенаторы не понимают, как устроен механизм закупки незарегистрированных лекарств

А над каким законом они сейчас работают, никто не знает
Пока Минздрав объявляет закупку незарегистрированных препаратов, сенатор Валерий Рязанский считает, что  нельзя передавать права на закупку и ввоз родственникам либо благотворительным организациям. И эта новость показывает, насколько государственные органы не готовы решать проблему доступности в России незарегистрированных лекарств системно. Координатор благотворительных программ фонда “Адвита” Елена Грачева написала у себя в фейсбуке, что сенаторы, которые хотят “заставить” государство решить проблему с закупками незарегистрированных лекарств, сами не понимают, как устроен механизм закупок. “Правмир” поговорил с Грачевой.

В Совете Федерации вместе с Минздравом начали работу над законопроектом о ввозе в Россию незарегистрированных иностранных лекарств для тяжелобольных. Комментируя инициативу, председатель комитета Совфеда по социальной политике Валерий Рязанский отметил, что закупка и ввоз таких препаратов — “дело государства”. “Главная идея предполагаемого нами закона должна сводиться именно к этому — не передавать эти полномочия на уровень родных и близких либо благотворителей”, — сказал сенатор. Елена Грачева удивилась словам Рязанского. Родственники и благотворители и так не имеют возможности закупать и ввозить препараты, а у государственных больниц нет соответствующий инфраструктуры, чтобы делать это.

Елена Грачева. Фото: takiedela.ru

— Сейчас происходит так: предположим, терапия исчерпана, — объясняет Грачева. — Собирается консилиум, который имеет право назначить в принципе любой препарат по жизненным показаниям. Это право есть у любого федерального учреждения, а если учреждение не федеральное, решение принимается с участием специалиста оттуда или утверждается в комитете по здравоохранению. Дальше они обращаются в специальный отдел Минздрава, который в течение нескольких дней визирует решение консилиума, то есть дает право больнице применять препарат для лечения конкретного пациента. Это разрешение на применение.

Дальше механизм не прописан. Существует несколько ситуаций: если у клиники или региона есть деньги, она может обратиться к любой фармкомпании, у которой есть право в том числе и ввоза препарата из-за границы. Либо к фармкомпании обращается благотворительный фонд. Компания сама оформляет документы на ввоз и сама отвечает за весь цикл: закупка, ввоз, растаможка, доставка в больницу. Мы так возили.

Можно по-другому. Консилиум получает решение, благотворительный фонд на основе этого заключает договор с импортной аптекой, той, где уже есть этот препарат, или с поставщиком, платит деньги, а потом какая-нибудь курьерская компания, например DHL, доставляет.

Эксперт: Родители детей, которым нужны незарегистрированные лекарства, боятся сотрудничать с Минздравом
Подробнее

Как это государственная больница может сделать, я не понимаю. С DHL у них есть договор, а вот с импортной аптекой нет. И я не очень понимаю, разрешено ли это. У самой больницы нет возможности заключить договор с поставщиком на Западе напрямую: нет специалистов, счетов и права распоряжаться внутренними деньгами.

Пока понятно только то, что им дали задачу как-то эту проблему решить. Что они там сейчас принимают, никто не знает. Если они принимают процедуру облегченной регистрации для орфанных препаратов — это одна история. Если они принимают законопроект по поводу того, что у клиник должна быть создана инфраструктура для ввоза, которой сейчас нет — это другая история.

Но то, что сенатор Валерий Рязанский вчера заявил, говорит о том, что он вообще не в курсе, как устроена эта система сейчас.

Записала Наталья Костарнова

Материалы по теме
Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.