Около 10 лет мы являемся обладателями небольшой дачки. Дачка находится в селе. А в селе, как и положено, должен быть храм. Он и есть. И 8 из наших 10 лет представлял из себя типичное зрелище современного селянского храма – обезглавленная колокольня, руины трапезной, провалившийся свод купола. И вокруг руин, а кое-где и на них, растут небольшие березки. Как-то во время прогулки вокруг храма мы подобрали кусочек кирпича с мыслью о том, что может храм до конца и разрушится, а маленький кусочек уцелеет. Но вот в прошлом году началось неторопливое, но целеустремленное восстановление храма Святителя Николая с селе Русиново.

В этом году, в числе прочих дачников стала посещать службы и наша беспокойная семья с тремя малолетними детьми. Очень часто сейчас пишут о том, как плохо встречают, с трудом терпят и поскорей выпроваживают детей из храма. Дескать, шумят, бегают, разговаривают, всячески мешают. И вот воскресенье. Одев посимпатичнее детей, отправляемся в храм. Как-то нас там встретят…

Пошли к службе пораньше, чтобы не опоздать к Причастию. Но оказалось, что еще и «Верую…» не читали. Чем заняться детям?  Любимое развлечение — дуть на свечки. Заранее опустила глаза в пол, стараюсь быстренько заново зажигать потушенные свечи, стараюсь не сердиться и очень стараюсь не смотреть людям в глаза. «Сейчас выгонят или что-нибудь скажут,» — краснея и потея, думаю я после каждой детский громкой реплики. В общем, толком участие в службе не принимаю, а все переживаю о том, куда залез средний, куда ушла старшая и как утишить младшего.

И вот к нам обращается женщина из свечного ящика: «Детки, идите сюда, смотрите, сколько тут игрушек! Это тебе, а это тебе,» — говорит она, раздавая мишек и зайцев моим детям. И все это с хорошей искренней улыбкой. «Вот это дааа-а-а!» — думаю я. Но вот, наигравших предложенными игрушками и перебрав все остальные, дети возвращаются к прежнему занятию – задуванию свечек. Они тушат – я зажигаю. Они с азартом тушат – я нервно зажигаю. Наконец, один из молящихся женщин подходит ко мне: «Да оставьте Вы, мы потом зажжем опять! Не переживайте!» И тоже с улыбкой! Я в культурном шоке! И это говорит пожилая женщина, ровесница тех свирепых бабуль, образ которых часто всплывает в православных и не только СМИ.

Детей в храме вообще не много. Многодетная семья для села теперь редкость. Бабульки умиляются маленьким деткам, с интересом наблюдают за подросшими трехлетками-говорунами. И в бабушкиных глазах радость и теплота. И немного тоски.

Ну, думаю, это они в первый раз к нам так хорошо отнеслись, потом уж построже будут. Приходим второй раз. Но опять улыбки, забота, желание помочь и развлечь. Кто-то поднимает моего сына, чтобы мог поцеловать икону, кто-то дает задуть свечу. «Хочу причащаться!» — громким шепотом сообщает средний, устав от ожидания и проголодавшись. Прихожане оборачиваются и удивленно-одобрительно переглядываются. Дополняет благочестивую картину младший сын. Подходя к Чаше нетерпеливо ерзает на руках, показывает пальчиком на Чашу и требует: «Ням-ням!». Даже батюшка улыбается.

Удивительная все же разница! Приблизительно одинаковые судьбы у советских женщин 60-70 лет, пережиты одни и те же радости и горести советского государства. Но какая разница в восприятии жизни и конкретного ее проявления — детей! Дай им Бог, этим многочисленным бабушкам, «белым платочкам — небесным цветочкам» многая лета!

Читайте также:

Пасха от бабушек

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: