Ежедневное интернет-издание о том, как быть православным сегодня
В Москве прокуратура потребовала лишить родительских прав супругов Хомских, которые 3 августа пришли на несанкционированную акцию вместе со своими дочерями. Никулинский суд рассмотрит иск к многодетной семье уже 2 сентября. Эксперты рассказали “Правмиру”, что не так с преследованием родителей за участие в несанкционированной акции.

Петр и Елена Хомские воспитывают троих детей. Старшей дочери 10 лет, но о ней речи в иске Никулинской межрайонной прокуратуры не идет. Их хотят лишить родительских прав в отношении двух младших дочерей. Одной из них три, второй не исполнилось и года. Основание для иска — скриншоты видеоролика, на котором запечатлена семья Хомских.

Ранее прокуратура потребовала лишить родительских прав супругов Проказовых, которые пришли на митинг 27 июля с годовалым ребенком. В ведомстве считают, что из-за действий родителей здоровье и жизнь ребенка подверглись опасности.

“Лишение родительских прав используют для запугивания”

Елена Альшанская, президент БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам», эксперт Общественной палаты РФ:

Елена Альшанская

— Действия Никулинской прокуратуры я оцениваю как безусловное превышение полномочий. В российском законодательстве — в “Семейном кодексе” и в постановлении Пленума Верховного суда РФ №44 от 14 ноября 2017 года — четко сказано, что лишение родительских прав является крайней мерой. Она применяется в случаях, когда защитить права и интересы детей другим образом не представляется возможным, как и разъясняет Верховный суд. Когда ситуация настолько тяжелая, и другие меры воздействия не сработали, и для защиты прав ребенка иного способа нет.

Когда прокуратура сразу же ставит вопрос о лишении родительских прав, это говорит об одном — Семейный кодекс ее представители изучали плохо, а разъяснение Верховного суда не читали вовсе.

В Семейном кодексе есть закрытый перечень оснований для лишений родительских прав. Лишить прав могут, если родители уклоняются от выполнения своих обязанностей — сами не растят детей и не заботятся о них, отказываются забрать их, например, из больницы, жестоко обращаются с ними, совершили умышленное преступление против детей или же “являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией”, что тоже вызывает вопросы, но все же. Единственный пункт, который может быть здесь притянут за уши — злоупотребление родительскими правами. Но в разъяснениях Верховного суда он тоже прописан четко. Родители злоупотребляют правами, когда создают препятствия в получении образования детей и защите их здоровья, вовлекая их в азартные игры, склоняя к бродяжничеству, проституции, воровству, употреблению алкоголя и участию в запрещенных судом организациях (террористических и экстремистских).

Ничего из этого мы не видим в ситуации, которая привела к иску в отношении Хомских. Прокуратура использовала свое право подавать иск о лишении прав, по моему мнению, безосновательно, не изучая законодательство, которая ей это право дает.

Никулинская прокуратура подает очень плохой сигнал обществу, и самой государственной системе. Получается, что законодательство о лишении родительских прав можно использовать для запугивания родителей.

Мы должны сплотиться и не допустить этого. Неважно, разделяем мы или нет политические взгляды Хомских, считаем их правыми или нет. Пусть человек человек поступил не совсем разумно, не совсем продумал вопрос безопасности ребенка. Оценка поступка лежит в совершенно в другой плоскости.

Если за ситуацией, которая только потенциально подвергла ребенка риску (и это ещё требует отдельного рассмотрения, какому риску), будет следовать лишение родительских прав, то детей можем лишиться мы все.

Цитата: Случаев, в которых ребенок подвергается тому или иному риску, или тех, которые можно так трактовать, невероятное множество. Мы в них живем. Безопасность — это, в какой-то степени, иллюзия.

Если родители идут с ребенком на озеро, где не оборудован пляж, если мать или отец — антипрививочник, если они отпускают ребенка гулять без шапки или идут в лес за грибами, переходят дорогу на красный свет… Может быть много примеров. И они ни к чему не должны приводить, кроме разъяснительных бесед в отдельных случаях.

Выходит, что необязательно делать что-то плохое для ребенка, чтобы лишиться родительских прав. Достаточно, чтобы кто-то усмотрел потенциальную опасность в ваших поступках — “что-то могло случиться”.

Даже в ситуациях, когда родители уклоняются от воспитания или поступает сигнал о жестоком обращении с ребенком, нужно сначала детально изучить ситуацию.

Убедиться, что это не ошибка, не разовый факт, который легко прекратить профилактическими мерами, не условия, с которыми не справилась семья, а сознательные действия, направленные на нанесение вреда.

И чтобы подать иск о лишении прав, нужно детально изучить ситуацию. Ему должна предшествовать социальная и психологическая работа с семьей, чтобы родители изменили свое поведение. Иногда ведь оно связано с тем, что они находятся в тяжелых обстоятельствах. Например, мама находится в депрессии, и не может полноценно ухаживать за своим ребенком. Или у семьи материальные проблемы — люди живут без печки, ребенок замерзает, это угроза его здоровью. Но близкие не хотят ему навредить, они страдают и сами. Нужно им помочь решить бытовые вопросы и ситуация изменится.

Я бы поняла срочный иск о лишении прав в случае сексуального использования ребенка или регулярного жестокого обращения, которое привело к последствиям.
Если семья не издевается над ребенком, не насилует его, не избивает, не морит голодом, если родители заботятся о детях, не обижают их, не бросили без ухода, то у нас нет оснований для лишения родительских прав.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14 ноября 2017 г. N 44:

В соответствии со статьей 69 CK РФ родители (один из них) могут быть лишены судом родительских прав, если они:

а) уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов.

Уклонение родителей от выполнения своих обязанностей по воспитанию детей может выражаться в отсутствии заботы об их здоровье, о физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, обучении. <…>

б) отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иной медицинской организации, образовательной организации, организации социального обслуживания или из аналогичных организаций. <…>

в) злоупотребляют своими родительскими правами.

…создание препятствий к получению ими общего образования, вовлечение в занятие азартными играми, склонение к бродяжничеству, попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению алкогольной и спиртосодержащей продукции, наркотических средств или психотропных веществ, потенциально опасных психоактивных веществ или одурманивающих веществ, вовлечение в деятельность общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности.

г) жестоко обращаются с детьми.

Жестокое обращение с детьми может выражаться, в частности, в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними, в покушении на их половую неприкосновенность;

д) являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией.

е) совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей, другого родителя детей, супруга, в том числе не являющегося родителем детей, либо против жизни или здоровья иного члена семьи.

“В Семейном кодексе нет статей о восстановлении семьи”

Борис Альтшулер, правозащитник, член Московской Хельсинкской группы, руководитель организации РОО “Право ребенка”:

— Прежде таких прецедентов — лишение родительских прав за участие в акции — не было. Их появление — тревожный сигнал. И первый случай (семья Проказовых. — Примеч. ред.), и второй с Хомскими вызывает у меня ужас. Волосы начинают шевелиться на голове от степени цинизма властей, которые из-за политики применяют исключительную меру к семье. Причем без правового основания.

Сразу подчеркну, что пребывание с ребенком где бы то ни было не является нарушением само по себе.

Родители находились на бульваре, где проходил митинг. Но дети были при них, под присмотром. Ничего плохого с ними не случилось.

Была ли потенциальная опасность для детей во время нахождения на этой акции? Должен сказать, что она возникла совершенно неожиданно, для общества и для самих родителей.

Агрессивные действия сотрудников правоохранительных органов невозможно было предвидеть. По моему мнению, именно их поведение создало ситуацию массовых беспорядков в Москве.

Борис Альтшулер

С другой стороны, следуя этой логике, можно и другие случаи представить как опасные для детей. Например, семейный поход, во время которого родители и дети сплавляются по реке на лодке. Вдруг она перевернется? Но есть ведь ответственность родителей за ребенком.

Реальное основание для лишения родительских прав — это явное, доказанное насилие родителей в отношении детей, оставление их в опасной ситуации одних и так далее. Здесь этого нет.

Правомерно ли, что прокуратура сразу ставит вопрос о лишении родительских прав? К сожалению, да. Закон этого не запрещает.

В нашем Семейном кодексе 51 статья о лишении и ограничении в правах, еще 42 статьи — устройство детей, оставшихся без попечения родителей. И нет ни одной статьи, которая бы регламентировала спасение семьи, работу на ее восстановление.

Я очень надеюсь, что Никулинский суд и органы опеки и попечительства Москвы встанут на сторону закона и права детей на родителей, и не будут подчиняться грязному политическому заказу о преследовании этих семей. Я высоко ставлю заявление Анны Кузнецовой, уполномоченной по правам ребенка, которая подчеркнула, что лишение родительских прав — крайняя мера, когда ничего больше не остается, такой же точки зрения придерживается Евгений Бунимович, детский омбудсмен в Москве. Надеюсь, что их позиция будет услышана судом, за которым остается последнее слово.

“Лишение родительских прав — крайняя мера”

Анна Кузнецова, уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ:

— Семья к нам не обращалась, но мы сейчас выясняем обстоятельства случившегося, направили необходимые запросы. Мы уже получили информацию, что семья Хомских ранее не попадала в поле зрения органов профилактики.

По-прежнему считаю, что лишение родительских прав – крайняя мера.

Необходимо, чтобы все принимаемые решения, прежде всего, максимально учитывали интересы детей.

Безусловно, взрослые не должны злоупотреблять своими родительскими правами в ущерб жизни, здоровья, интересов ребенка.

Сейчас по нашему обращению уже проводится проверка в отношении иска о лишении родительских прав Проказовых, ранее мы направили телеграмму в Генеральную прокуратуру с просьбой отозвать иск о лишении родительских прав. Мы очень надеемся на положительный исход этого дела.

“Шантаж детьми недопустим”

Евгений Бунимович, уполномоченный по правам ребенка в Москве:

— Прокуратура требует лишить родительских прав Петра и Елену Хомских за то, что они пришли на протестную акцию с детьми. Три недели назад в такой же ситуации оказалась семья Проказовых, суд по делу которых должен состояться как раз сегодня.

…Независимо от того, как сильно накалены политические страсти, шантаж детьми недопустим. И в любом случае, в любой ситуации — мы прежде всего должны учитывать интересы детей. Насколько это в их интересах, если их изымут из родной семьи, превратив в разменную монету при сведении политических счетов — вопрос риторический.

Направил запрос прокурору Москвы — прошу отозвать иск о лишении родительских прав.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.
Сообщить об опечатке
Текст, который будет отправлен нашим редакторам: