Нерабочие дни и режим самоизоляции негативно отразились на экономике страны. Центробанк прогнозирует снижение ВВП на 4–6% в этом году. В Москве из-за ограничительных мер закрылись более 100 магазинов и кафе. Сколько потребуется экономике для восстановления, каким регионам придется сложнее всего и насколько сильно упадут доходы людей, «Правмиру» рассказала директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

— Насколько сильно пострадала экономика из-за нерабочих дней и весеннего падения цен на нефть?

Наталья Зубаревич

— Сейчас у нас есть данные только за апрель по промышленности, жилью, ритейлу (торговле) и по безработице. А по доходам населения мы получим информацию только в конце августа.

По бюджетам могу сказать, что за апрель их доходы упали больше чем на 350 миллиардов рублей, налог на прибыль сократился на 18% по сравнению с апрелем 2019 года.

В разных регионах все очень по-разному.

— Будет продолжаться спад в экономике или уже пройдена критическая точка?

— Конечно, будет рост, люди вышли на работу. Дна мы достигли в апреле-мае, причем показатели по промышленности в мае были даже хуже, чем в апреле. Потому что у людей нет денег, они потребляют мало, сильно выросла бедность.

— Сколько времени потребуется на восстановление экономики?

— Даже если мы вернемся на уровень до коронакризиса к концу 2021 года, это будет замечательно. Это полтора года.

Мы пока не знаем, будет ли вторая волна коронавируса, поэтому делать какие-то точные прогнозы несерьезно.

«Мы обеднели на четверть». Экономист — о падении рубля и прогнозах на будущее
Подробнее

— Москве будет проще выйти из кризиса?

— В любом случае, у Москвы много денег, и она уже практически обрезала все свое благоустройство, эти деньги пойдут на компенсацию потерь. 

Понятно, что и в мае у Москвы будут потери, потому что карантин не прекращался. Но уже шире работали промышленные предприятия и стройки. Столицу ждет сокращение бюджета. Но она это переживет.

— Регионам придется сложнее?

— Намного. Потери бюджетов регионов по году составят 1 триллион 300 миллиардов рублей, это прогнозируют и Высшая школа экономики, и Счетная палата. Это 10% доходов регионов. И, в отличие от федерального бюджета, у них нет заначки в виде Фонда национального благосостояния.

Поэтому у них два пути. Первый, не от них зависящий, — помощь из федерального бюджета. Пока то, что объявлено, может закрыть 2/3 их потерь.

Второй путь — займы в банках. Не все смогут это сделать, кроме того, с этими долгами надо будет потом разбираться. Поэтому у регионов все хуже, конечно.

— Какие регионы пострадают сильнее всего?

— Более развитые, с крупными городами. И нефтегазовые, и автомобильные. Потому что отчисления в бюджет налога на прибыль упали, а он там очень приличный. Автомобильные регионы в тяжелой ситуации, потому что вдвое сжалось производство. Нефтегаз, металлурги — чуть легче. 

Также сильно будут затронуты и регионы, в которых есть большие города-миллионники, где сконцентрировался сектор рыночных услуг, там восстановление будет очень медленным, банкротств будет много и часть бизнеса уйдет в серую зону, стало быть, налоги платить не будут.

Лучше всего будет высокодотационным регионам, у них как трансферты были, так и будут, как они на них жили, так и живут. Людям там плохо, потому что много неформальной занятости, а куда-то уехать зарабатывать тоже не так просто.

Лучше всего будут себя чувствовать слаборазвитые регионы. Этот кризис бьет по сильным.

— У людей, занятых в бюджетной сфере, будет все стабильно?

— Правительство заявило, что все социальные обязательства будут выполнены. То есть зарплату, скорее всего, будут платить. А то, что связано с инфраструктурой социальной сферы — ну кроме больниц, на которые выделили деньги — будут у регионов подрубать, денег-то у них будет меньше.

Поэтому зарплата останется, может быть, начнутся какие-то сокращения, но я не думаю, что сразу.

— Какие сферы пострадают сильнее всего?

— Этот кризис бьет сильнее всего по рыночным услугам. Им будет труднее всего выживать. А в них очень высокая доля среднего и малого бизнеса, у которого нет ни заначки, ни запаса прочности. И он резко будет сжиматься. Он уже сжался. Сначала от карантина, а потом — от обеднения. Спрос на услуги падает.

А рыночные услуги, за которые население платит, концентрируются в крупных городах, там больше всего занятых в этих секторах. Соответственно, там будут проблемы для очень многих людей, потому что это массовый вид занятости.

Вы не пойдете во многие места, куда бы раньше пошли. Стричься вы вынуждены, если вас дома не стригут. Салоны красоты для некоторых женщин — это как бы услуга первой необходимости. Такие есть, но далеко не все.

Но масса услуг будет востребована меньше, потому что экономить будут на том, что не является жизненно важным.

Сейчас экономят даже на оплате ЖКУ. Потому что сказали, что пени начисляться не будут, и народ просто не платит. Очень сильно сократился объем платных услуг. Все снабжающие организации имеют дефицит, и у них проблемы. Услугу-то не остановишь.

— Для каких-то сфер кризис сыграл оздоравливающую роль?

— Этот кризис не санирующий. Он ударил по экономике как кирпич по голове. 

Кризис сильнее всего затронул самые конкурентные сектора экономики. Рыночные услуги — самая конкурентная отрасль, там нет монополистов, там люди соревновались между собой, кто больше клиентов получит, а сейчас просто клиентов нет, как бы ты хорошо ни работал. 

Крупные предприятия, даже если упадет прибыль, все равно продержатся. У средних предприятий будет по-разному, но не думаю, что кто-то из них закроется.

— Глава Минтруда Антон Котяков заявил, что пик негативного воздействия на рынок труда уже пройден. Это действительно так?

— Скорее всего, да. Потому что безработица и так выросла больше чем в два раза. Люди все равно приходят регистрироваться, но темпы прироста уменьшились. Возможно, он немного поторопился сказать, что выше не будет, но посмотрим. 

«Волна безработицы будет осенью». Рекрутер Алена Владимирская — о том, как выжить в кризис
Подробнее

А по общей безработице цифрам верить нельзя. Многие люди находятся в состоянии неполной занятости. Это отпуска без сохранения содержания, по-честному, это та же безработица. Но их не считают, потому что они работу не потеряли, им просто не платят зарплату.

Понятно, что не будет 20% безработицы. Но то, что она и не 5,6%, как было заявлено, это ясно. По оценкам многих экспертов — 7–8%. По опросам населения, которые проводила Вышка, а также РОМИР, это 10–12%.

— Прогнозируют падение ВВП примерно на 5%. Чем это обернется для населения?

— Скорее всего, доходы населения упадут сильнее ВВП. Обычно в российские кризисы экономика падает не так сильно, как доходы населения. Когда ухудшается состояние экономики, многие люди просто становятся неполно занятыми, у них сокращаются зарплаты. Это основная причина, почему падают доходы населения.

Лучшие материалы
Друзья, Правмир уже много лет вместе с вами. Вся наша команда живет общим делом и призванием - служение людям и возможность сделать мир вокруг добрее и милосерднее!
Такое важное и большое дело можно делать только вместе. Поэтому «Правмир» просит вас о поддержке. Например, 50 рублей в месяц это много или мало? Чашка кофе? Это не так много для семейного бюджета, но это значительная сумма для Правмира.