Домашние роды, «духоносные» акушерки и трусливый Гена

|
Где рожать — в роддоме или дома? К чьим советам на эту тему прислушиваться? А как оно «по-православному»? Историями из жизни делится мама троих детей Елена Кучеренко.

Домашние роды«Какие у Вас чудесные детки!» — обратилась ко мне после службы в одном из монастырей незнакомая женщина. Я расплылась в довольной улыбке, но, ради приличия, стала все отрицать. «Ах, ну что Вы! — скромничала я. — Какие же они чудесные! Эта вот не слушается, эта грубит. Кушают плохо. Молиться не хотят. Да, дети?».

Женщина пристально осмотрела моих девчонок. «А вы где рожаете?» — спросила она. «Ну как где, — растерялась я. — В роддоме». «Вот! В этом причина всех проблем! — торжественно заявила моя собеседница. — Все верующие люди давно рожают дома! Все, кто желает здравия и спасения своим детям!» И начала пространный монолог с какими-то очень сложными причинно-следственными связями между роддомами и неподобающим детским поведением.

Половину я не поняла, но там было что-то о сатанинских веяниях в медицине, смысл которых — еще на стадии рождения загубить «чистые души». Она говорила об отрицательной энергетике медучреждений, где «все против нас». О врачах-убийцах, родительской безответственности и маловерии, воровстве плацент и пуповин и необходимости «естественной среды обитания» (имелась в виду квартира) для благополучного родоразрешения при помощи «духоносной акушерки».

Видно было, что незнакомка разошлась не на шутку, поэтому я молчала и глубокомысленно кивала в ответ, параллельно ее рассматривая. Внешний облик моей собеседницы представлял из себя то, что среди противников Церкви считается «православным классическим»: вся в чем-то бесформенном, черном и подобранном так, чтобы одна вещь как можно меньше подходила к другой, с рюкзаком за плечами и увешанная всевозможными четками, иконками и ладанками. И конечно, с потусторонним блеском в глазах и совершенно неопределимым возрастом.

В итоге она «вырвала» у меня обещание «больше не губить невинных младенчиков». И на будущее сунула мне в руку бумажку с именем и номером телефона «верующей акушерки, которая денег берет немного, но молитва которой творит чудеса». И, лукаво подмигнув, добавила: «А детки у тебя еще будут, я такие вещи прозреваю»…

А буквально через несколько дней мне позвонил старый знакомый Гена и с дрожью в голосе спросил: «Лен, а ты тоже рожаешь дома?». Еще находясь под впечатлением от атаки монастырской незнакомки, я зарычала в трубку: «Нет! Я рожаю в роддоме! И что?! Ты тоже скажешь, что это душевредно и не по-православному?! И что я загубила невинные души?!»

«Понял, я позже перезвоню», — пробормотал Гена и повесил трубку. А потом выяснилось, что его жена, которая донашивала первенца, вдруг заявила, что «вся продвинутая и прогрессивная общественность рожает дома», и «этим убийцам» (врачам) она живой в руки не дастся. А Геннадий должен будет морально ее поддерживать и в итоге принять на свои руки ребенка, как это делают «все нормальные, любящие и заботливые отцы». Уговоры мужа, свекрови и собственных родителей женщину только злили, и, назвав их всех в итоге отсталыми ископаемыми, она пообещала, что если ей будут мешать, она родит на улице в кустах.

Перепуганный мужчина обратился ко мне, ища поддержки, но я сама еще переваривала полученную от бесформенной незнакомки в крестах информацию, так что это, видимо, был не Генин день…

…Нет, меня совсем не шокировало, что кто-то, оказывается, рожает сейчас дома. Меня разозлил (хотя я и смолчала) «агрессивный маркетинг», с которым на меня напала эта «духоносная» дама.

Я с ужасом для себя поняла, что если бы все это случилось лет девять назад, когда я донашивала своего первого ребенка и когда на меня еще производили глубокое впечатление черные платки и большое количество четок (что и было в моем представлении показателем высот духа), то я, возможно, и позвонила бы «верующей акушерке, молитва которой творит чудеса». И еще не понятно, чем бы это закончилось.

Я совсем не хочу сказать, что домашние роды — это абсолютно точно что-то дикое и мракобесное. У меня масса знакомых, рожающих именно так: от крайних православных консерваторов до ультра-современных, продвинутых и при этом совсем не церковных людей. Большинство из них — умные, образованные, интересные и очень ответственно подходящие к воспитанию детей родители. Уверена, что к этому они пришли осознанно, взвесив все «за» и «против» и желая своим малышам только добра. А не под влиянием незнакомок с блеском в глазах и пламенной речью. Но никто из них, за редким исключением, не пытался меня агитировать. Даже наоборот.

Помню, один чудесный папа, верующий, удивительный муж и отец, который сам благополучно принял у себя дома на руки шестерых детей (с помощью акушерки, конечно), рассказывая о том, что для них это самый лучший вариант, и объясняя — почему, добавил: «Но это дело индивидуальное, и нужна готовность и взаимное согласие и мамы, и папы. А если кто-то не готов, например, папа, то это ни в коем случае не означает, что он — слабак. Все люди разные».

Но была одна мамочка (тоже «православная классическая»), которая при каждом удобном случае пыталась убедить меня, что таки да, «больница — это стан врагов и язычников, все истинные христианки рожают дома, а мои страхи — от маловерия. И что я в таком случае вообще делаю в церкви! И ни одна матушка в нашем храме в роддом ни ногой». Я, правда, не стала говорить этой женщине, что ради любопытства пообщалась с несколькими матушками (не со всеми, конечно), и они, странно на меня посмотрев, сказали: «Мы — в роддоме».

Нет, порой я понимаю недоверие людей к нашей медицине, и что врачи разные. И знаю случаи, когда медики, действительно, оказались убийцами. У одной моей знакомой в роддоме акушерка уронила новорожденного сына, и он умер. У других вследствие врачебной ошибки одна девочка из двойни стала глубоким инвалидом. Третьей сделали кесарево и занесли инфекцию. Женщина едва не погибла, ее пришлось повторно оперировать, и больше детей у нее не будет. Когда же она попыталась напомнить, что «заплатила огромные деньги», ей ответили: «Нам все платят». Да, порой отношение настолько скотское, что оно и на роды, предполагаю, негативно влияет. И невольно согласишься с тем, что уж лучше дома, в спокойной дружелюбной обстановке, в окружении любящих людей и с молитвой.

Но, согласитесь, что врачи далеко не все такие. Лично у меня именно с родами проблем не было. Первую я рожала в маленьком провинциальном роддоме, практически в домашней обстановке. Рядом был муж, который потом каждый день навещал меня в любое время. Отношение персонала было прекрасным, и после выписки мы еще долгое время общались, а заведующая роддомом мне позже очень помогла в другом вопросе. Причем, совершенно бескорыстно.

Вторая дочь появилась на свет уже здесь, в Москве. Врач, которая вела ту беременность в женской консультации (и последующую тоже), сама человек верующий и большой профессионал. И относится ко мне с пониманием. Я не делаю скрининг? Ну и ладно, наверное, это правильно. Все равно же аборт делать не буду, если что.

Кстати о скрининге… У меня две знакомые, которым сделали этот самый скрининг и потом убеждали прервать беременность, потому что у них «дауны». От аборта они обе отказались, но что им пришлось пережить — отдельный разговор. В итоге родились здоровые дети. Так что да, понимаю тех, кто с таким столкнулся и потом даже на учет не вставал, и предпочитает рожать «в чистом поле».

Появление второй дочери… Врать не буду, все было не так гладко, как тогда, в провинции. За 15 часов родов ко мне подошли от силы пару раз, в один из которых, уже с сильными схватками, заставили идти на УЗИ, «которое забыли сделать». Когда же я останавливалась от боли, на меня еще и покрикивали: «Если ты так будешь ковылять, мы никогда не дойдем, ишь, неженка какая».

Зато в боксе обстановка была вполне домашняя. Я там была одна, общалась по телефону, читала (когда не орала), ходила-бродила и т. д. Но когда пришло время родов, и я оказалась на самом кресле, то выяснилось, что принимает у меня стажер, а непосредственно акушер только «дирижирует»: «Нет, не так, нужно вот так. Нет, за это не тяни, сломаешь… И т. д.». «А давайте вы потренируетесь на кошках!» — попыталась возмутиться я. «Так! Ты лежи и тужься!» — было сказано мне.

Но в принципе все прошло легко и без осложнений, А потом меня еще и «подкупили» тем, что показывали мою Соню другим мамочкам для того, чтобы они поняли, какой «здорово-бордовый цвет должен быть у орущего ребенка» (а орала Соня от души, громко и без перерыва, что продолжает делать до сих пор, и за что нас тогда возненавидели все роженицы). В общем, все неприятности быстро забылись, и я считаю, что и эти роды были удачными.

Третьи были прекрасными и вообще «чудесно-мистическими».

Началось все несколько волнительно. В конце беременности у меня стало подниматься давление, от больницы я отказывалась, но в итоге, со 160/110 и «мушками» в глазах, сама себе вызвала скорую. А перед ее приездом позвонила нашему батюшке за благословением (тому, который «обругал» меня в истории с дудочкой): «Помираю, в больницу еду».

Батюшка, как положено, благословил, и в итоге в отделении патологии, куда меня привезли с моими «мухами», оказалось свободной только платная палата на одного «клиента». Со всеми удобствами, включая телевизор. Куда меня и положили бесплатно. Там я пролежала три дня и за мной редко когда так ухаживали.

А потом у меня отошли воды, и я за три часа родила нашу Дуняшу. И, соответственно, попала в послеродовое отделение — по сложившейся уже «традиции» в платную палату за бесплатно.

О процессе появления на свет Евдокии стоит рассказать отдельно. Многие знают, как иногда трудно бывает не только «за бесплатно», но и «за платно» докричаться до врача (хотя не всегда, конечно). В течение этих трех часов от меня практически не отходили сразу несколько человек медицинского персонала — от заведующего отделением до анестезиолога и простых акушеров. Все были очень внимательными и всячески старались облегчить мне жизнь.

Не знаю уж, благословение сыграло тут свою роль или там просто такие чудесные врачи, но я всем пожелала бы так рожать, как я в последний раз.

В общем, это я все к тому, что, конечно, врачи бывают разные, бывают и плохие, и очень плохие, но не всегда и не везде. Есть очень хорошие. А вот к «домашним акушеркам» у меня отношение настороженное (это при всем при том, что я вполне понимаю аргументы родителей и их желание добра своим детям).

Нет, я верю, что кто-то из этих акушерок может быть прекрасным человеком и отличным профессионалом. Но меня лично в случае домашних родов больше всего интересует вопрос: «Как эти акушерки не боятся брать на себя такую ответственность? А ВДРУГ ЧТО?» Возможно, это «а вдруг» — показатель моего маловерия, но ведь бывает всякое. И у верующих людей, уповающих на Бога, тоже. Если непредвиденная ситуация? Опасность для жизни ребенка, и счет идет на минуты?

Помню, я общалась с той самой агитирующей меня мамой, которая говорила, что мне в церкви не место, раз я езжу в роддома. «Слушай, а если что-то пошло не так, что делает ваша акушерка?». «Ничего не делает, — ответила она. — Говорит вызывать „скорую“». Я так для себя понимаю, что за последствия она не отвечает.

И эта же женщина с восторгом рассказывала мне, что клиентов у таких акушерок, как правило, много. И начать рожать некоторые из них могут одновременно. «Кто первый — к тому и едет». А иногда даже к тем, к кому едет, может не успеть. «Представляешь, однажды она ехала в Подмосковье и встала в пробке. Звонит муж роженицы — у жены уже „полезло“. Так она по телефону ему объясняла, что и как делать». Мне лично кажется, что это не нормально. Хотя, конечно, и «скорая» может не успеть. И кто знает, кому и где придется рожать.

В общем, я бы лично не рискнула рожать у таких акушерок. Страшно. Я вообще трусиха. Мне и в роддоме-то страшно, и я каждый раз готовлюсь к самому худшему. Но в больницах, по крайней мере, есть все необходимое на случаи из серии «а вдруг», и хотя бы теоретически есть с кого спросить….

…А жена моего знакомого Гены в итоге рожала дома. Муж, «как должны делать все нормальные отцы», ребенка на руки не принимал, потому что не выдержал криков и всего происходящего и постоянно порывался уйти: «В аптеку сбегаю, может что-то надо?». А потом на нервной почве просто заснул в соседней комнате. И «враги и сплетники» даже предполагают, что он там от страха выпил. А у супруги, в конце концов, началось сильное кровотечение, которое паникующая акушерка не знала, как остановить, и пришлось вызвать скорую. Слава Богу, успели.

Но опять же, многие мои знакомые рожают дома благополучно. Но они как-то об этом много не болтают. Наверное, не хотят брать на себя ответственность за принятое кем-то решение. Быть может, у них принимают роды какие-то другие акушеры — действительно, профессионалы, с которыми безопасней, чем в роддомах. Очень бы хотелось услышать их счастливые истории. А еще мне все же интересно: хоть какую-то ответственность за гипотетический неблагополучный исход родов несут такие акушерки?

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
Воркует, ест хлопья и принимает душ – благодаря Кате, которая подобрала маленького голубя на улице
Если мы сделаем любовь главной целью в жизни, то увидим, как Бог благословит нас

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: